dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Евразия и Азиопа, часть 5

Алексей Битов (poziloy)

Ещё один поворот, и выхожу на финишную прямую.
Остались в основном тексты не слишком внятные, а также те два, о которых стоит сказать особо.
Сначала – не слишком внятные.
А.Бьёрклунд (А.Сергеев), «Рубашка в крупную клетку». Сколько ни читаю этого автора, регулярно попадающего в лауреаты различных конкурсов, всегда одно и то же – умозрительность и тяжеловесность. Если уж придумывать (или компилировать), так хотя бы легко, а не вымученно. Здесь приходится говорить именно о компиляции: за основу, как обычно, берётся Беккет, а затем в кастрюлю добавляется всё, что в данный момент под руку попалось (в частности, «Сотворившая чудо», «Другой человек» Гладилина, а в конце – что-то, похожее на «Лайф-Лайф» Г.Нагорного). Нудно, скучно, действие как таковое почти отсутствует. Короче, плохая радиопьеса из жизни в глубоком нигде. Хотя любовь Бьёрклунда к Гладилину нужно отметить особо – вспомним «Зелёную скамейку».
А.Бьёрклунд (А.Сергеев), «Петля Нестерова». Самое начало: Паша сидит в комнате, потом уходит в кухню, возвращается и переходит в соседнюю комнату, где лежит парализованная бабушка (доселе невидимая). «Бабушка медленно открывает глаза».
Итак: комната, другая комната, заводская раздевалка, двор («Паша отходит от ребят и провожает взглядом похоронную процессию, которая стала рассаживаться по автобусам»), улица, заводская раздевалка, улица. Вторая половина: «Мужик и Паша идут по подвалу», «входят в просторное помещение». В помещении темно (только «небольшой фонарь» в руках Мужика), свет включат через три реплики, но мы уже в полутьме знаем не только о размерах помещения, но и о деталях его обстановки (вплоть до кресла, «из которой торчат куски ваты»). Ваты не вижу, но сам торчу. Особенно когда бомж достаёт из груды коробок магнитофон, «Из динамиков начинает звучать орган. Мужик закрывает глаза и начинает дирижировать, размахивая в воздухе руками». Мравинский, мля. Фон Караян. Потом Паша «подходит к своей квартире и открывает дверь», проходит в комнату, разглядывает лицо умершей бабушки и «стремительно выбегает из квартиры». И опять подвал, и вот уже концовка – какой там Бах! – Клавдиев ре-мажор. Не слышали? Ну, и не надо. Короче, это больше похоже на сценарий телесериала, отвергнутый Гай-Германикой как недостаточно крутой и прикольный
Л.Духанина, «День рождения мамы или В ожидании Леры». А тут и сказать-то нечего. Обычная радиопьеса от Духаниной, ничего нового. Правда, ахов-охов чуть до нормы не добралось, зато забавны монологи героинь, «ненавязчиво» рассказывающих подробности собственных биографий – типа, друг другу, если кто вдруг не в курсе. Тоска зелёная.
Ж.Кусаинова, «Постой рядом…». Надо отметить, что Кусаинова прогрессирует: она уже пишет заметно лучше Духаниной. Впрочем, утешение слабое. Человек по-прежнему не понимает простых вещей: не надо придумывать персонажей, водить их на поводке тоже не надо, а уж тем паче – следует всячески избегать истерического тона. И ещё: не надо бы вкладывать в уста своей героини таких фраз, как «Мы женщины так устроены, ко всему живому сочувствие имеем». Это уже перебор, слишком много первоисточников. О речи персонажей мужеского пола умолчу.
С.Пухов (И.Васьковская), «Шуба». Без комментариев. Нечто из серии все дураки, а я [автор] – д‘Артаньян. Так ненавидеть своих недоперсонажей умеет только Печейкин, но у него фантазия побогаче и слог поярче.
Удивляет, что все эти авторы кочуют из шорта в шорт. Уверяю вас, господа, на любом конкурсе можно найти тексты поинтереснее.
А то совсем уж смешно читать такое: «прошу обратить внимание всех завлитов театров, режиссеров не на список победителей, а прежде всего на ШОРТ-ЛИСТ конкурса. Именно в него вошли самые интересные тексты. Я уверен, что добрую половину из этих пьес уже завтра можно начать репетировать в любом театре страны и – будет публика, будет интерес. Поверьте уж мне, старой театральной крысе». Это, понятно, пишет Н.Коляда (http://community.livejournal.com/newdrama/2129684.html).
Сам не верю и другим не советую. Лучше поверьте пожилому читающему слонопотаму: подобные тексты не имеют никакой ценности. Что-то всем этим авторам мешает, и это что-то, похоже, сидит в них слишком глубоко.
Впрочем, даже в шорт-листах иногда можно найти что-то любопытное. Хотя вовсе не обязательно это будет драматургия. Например:
В.Долматова, «Леди – inside». Цитата: «В её сумочке всегда есть презервативы, газовый баллончик и электрошокер. При необходимости применит все одновременно и не задумается». Меня впечатлило. Вопрос лишь в том, каким ветром эту прозу занесло на драматургический конкурс. Уверен, тут именно проза, а не эстрадный монолог. Конечно, текст можно инсценировать, только зачем? – всё и так сказано. А если говорить о прозе – по-моему, вполне даже неплохо, разве что концовка подвела. Вообще, для не слишком опытных авторов это характерно: начало бодрое, а потом текст закисать начинает. Ничего страшного, опыт – великая вещь.
Ещё два текста остались. Финишная прямая. Но – по нескольким причинам – финиш откладывается на один день. Доживём до понедельника.
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments