dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

«Эсхил, Шекспир и Паниковский» (часть 3)

Алексей Битов (poziloy)

Здесь – только конкретика: о некоторых конкурсах и их лауреатах. С цитатами. В сущности, ничего нового.
Предыдущая часть заканчивалась так: «Интересно, сколько потребовалось бы времени, чтобы прочитать несколько сотен конкурсных текстов? Просмотреть, наверное, реально, но смысла не имеет: и глаз быстро «замыливается», и с одного ритма на другой (а пьес без ритма не бывает) на бегу не перескочишь. Как же в таком случае отбирают будущих лауреатов? Не знаю, мне это неведомо».
Ну, а далее...

О качестве «лауреатов». Переберёмся поближе к нашим дням – допустим, в 2011 год. Вот, скажем, М.Машинская, «Это правда» (лонг-лист «Евразии» и шорт-лист премии «Дебют» в номинации «Драматургия»). Чтобы не тратить ничьё время, ограничусь пересказом сюжета. У Лены («девушка 22, потом 27 лет») муж-алкаш и двое детей, а третий должен вот-вот родиться. Увы, трёх детей у нашей сладкой парочки не будет: старший мальчик утонет в ванной (сцена 2). Потом, уже после того, как Лена разродилась, в той же ванне тонет и пьяный муж (сцена 5). Но к тому времени Лена встретила шофёра Колю, и у них завязалась любовь, сами понимаете, с первого взгляда: Лену после роддома никто не встретил (муж в запое, свекровь сидит с ещё одним ребёнком, других родственников нет, а куда делась пара подруг, спросите у автора). И вот стоит Лена со своим свёртком на остановке, а в автобус зайти боится – давка там, помять могут. Но незнакомый шофёр Коля ситуацию просёк, велел Лене подождать его у ближайшего светофора, всех пассажиров высадил (сказал, что поломка), а мамочку с младенцем довёз с комфортом. Так вот, к этому Коле Лена уходит, и у них там ещё рождается сколько-то детишек (пятеро, кажется). В финале Лену разводят на 380 тысяч рубликов, но Коля её всё равно любит и очень рад, что мужик, которого он встретил в дверях, – всего-навсего мошенник, а не любовник. Чтобы развеять остатки подозрений, он просит Лену ответить на один вопрос на детекторе лжи, который кто-то удивительно кстати забыл в салоне автобуса. Вопрос такой: «Лена, если тебе сейчас встретиться красивый мужчина – миллионер, который сможет обеспечивать тебя и всю твою семью, всех твоих детей, этот мужчина влюбится в тебя. Скажи, Лена, ты уйдёшь от меня к нему» (похоже на вопрос на референдуме в марте 1991 года, правда?). А далее: «Лена (без промедления). Нет.
Коля подбегает к детектору, смотрит в листы, изучает графики.
Лена (обнимает его сзади). Ну что там?
Коля. Это правда.
(Целуются)
Занавес
».
Что это? Комедия (с ребёнком, утонувшим в ванне, смеха ради)? Пародия? «Дамский роман»? Без комментариев, пожалуй.
В том же 2011 году победителем «Дебюта» стала Е.Васильева. Откроем один из «зачётных» текстов – «Люби меня сильно» (в активе, кроме «Дебюта», ещё и 3-е место на конкурсе «Свободный театр»). Жанр – видимо, сценарий: действие перепрыгивает с места на место, а завершается всё проходом героев по дворам (ещё один эпизод «на ходу» есть в Картине 4, но там его можно и опустить). Ремарки: «Оля уходит в комнату, ложится на кровать в позе звездочки, долго и неподвижно смотрит в потолок. Даже не моргает. На кухне раздаются крики родителей. Оля закрывает глаза и одна слеза медленно скатывается по щеке, капает на подушку. Оля садится, и слеза уже стекает прямо ей в рот». Или так: «Оля попыталась выдернуть свою руку из руки отца, но он держал ее крепко, так что рука начала уже синеть». Попробуйте, что ли, представить на сцене эту синеющую руку. В общем, очередная псевдонатуралистическая страшилочка типа «умереть, не встать». Девочка Оля живёт с матерью и отчимом; отчим пьёт и явно имеет виды на падчерицу, это понятно с самого начала (он очень терпелив: ждал, пока 5-летняя девочка дорастёт до 14 лет). Семейство, надо сказать, очень интересное: официанта в ресторане отчим называет шафером (возможно, он так прикалывается), зато читал Мопассана («Пышка») и, надо полагать, имел дело с видиком (говорит, что покупал «кассетки», на которых «девочки любят друг друга»). Дура-мамаша играет с супругом в сексуальные игры (пароль: «Как звать тебя, лошадь потная?» – отзыв: «Непотеюшка»), но по наивности не догадывается о видах муженька на подрастающую дочь. И сама девочка не лыком шита: упорно называет компьютер компостером и вообще. С «компостером», кстати, она знакомится в гостях у богатенькой ровесницы Марианны, которая, правда, не знает, кто её родители («Оля: А почему ты со своей мамой на Вы разговариваешь?
Марианна: У-у, какая ты назойливая! От тебя устать не долго. Потому что так меня научили, с рождения. Потому что они там, типа, интеллигенция, учителя, или фиг их там разберешь, кто они
»).
Ещё одна ремарка: «Отец берет Олю, садит ее к себе на колени». Вот такой драматург-лауреат.
Жизнь, как известно, не стоит на месте, и кое-какие перемены (по сравнению с 2009 годом) всё же произошли: одни конкурсы захирели, но им на смену сразу же появились новые. В том числе – т.н. «Конкурс конкурсов», претендующий на звание самого главного по итогам драматургического года.
Что ж, есть смысл взять для примера тот, который позиционирует себя как главный драматургический конкурс по итогам года, «Конкурс конкурсов». «Партнерский проект «Золотой Маски» и Театра.doc»; если кто не знает, Театр.doc – столп той самой «новой драмы». Из анонса на сайте «Золотой маски»: «Конкурс в рамках «Новой пьесы» опирается на шорт-листы важнейших конкурсов и премий русскоязычной драматургии – от «Евразии» до «Любимовки»». В основном, разумеется, он опирается на «Любимовку» – оттуда в дюжину номинантов 2013 года попали сразу 5 конкурсных текстов (Д.Богославский, «Тихий шорох уходящих шагов»; М.Зелинская, «Как живые»; М.Крапивина, «Болото»; Л.Стрижак, «Кеды»; В.Шергин, «Концлагеристы»), а ещё один – из внеконкурсной программы (Пряжко, «Три дня в аду»). Остальным повезло меньше: так, в шорт-листе «Евразии» отборщикам глянулись лишь 3 текста, причём два из них представлены и в списках «Любимовки» («Как живые» и «Концлагеристы»); к ним добавился «Молдаванин» А.Бикетова. Ещё интереснее ситуация с «Текстурой» (этот конкурс появился в 2010 году): из 7 финалистов последней «Текстуры» на «Любимовке» отметились 4 («Болото», «Кеды», «Концлагеристы», «Три дня в аду»), и все 4 попали в финал «Конкурса конкурсов», зато из 3 остальных финалистов подобной чести не удостоился ни один. Для полноты картины назову ещё двух участников «партнёрского проекта»: М.Дурненков («Закон») и М.Курочкин («Травоядные»), как известно, накрепко связаны именно с «Любимовкой» (тексты, возможно, были в каких-то других шорт-листах, но установить, в каких, я не смог).
Справедливости ради, «узким кругом» дело не ограничилось, добавили ещё трёх номинантов с других конкурсов: П.Бородина («Здесь живёт Нина») и М.Хейфец («Спасти камер-юнкера Пушкина») представляли «Действующие лица», а Т.Юргелов («На солнечной стороне норы») – омскую «Лабораторию современной драматургии», и в итоге среди 12 соискателей оказалось всего 8 «любимовцев».
Может быть, на «Любимовке» действительно собраны лучшие силы? Вряд ли. Один пример: на конкурсе «Баденвайлер» первый приз получила пьеса А.Берёзы «Зелёное озеро. Красная вода»; этот текст, несмотря на некоторую вторичность, действительно заслуживает внимания – но у «отборщиков», увы, своя логика.
В итоге Гран-при «Конкурса конкурсов» получил всё же «чужой» кандидат, М.Хейфец, но решение жюри вызвало нескрываемое недовольство лидеров «новой драмы» и «сопутствующих» критиков. Промолчать они не пожелали и предали жюри анафеме: как посмели? почто нашего Пряжко обидели? почему, условно говоря, Дурненкову-младшему ничего не дали? А старший куратор лично объявил «Камер-юнкера» «старой» пьесой и, как обычно, не угадал ни одной буквы: фокус в том, что текст Хейфеца, как к нему ни относись, по сути своей экспериментален (в отличие от некоторых других номинантов, старавшихся соответствовать некоему «стандарту»).
Несколько слов о победителе: М.Хейфец, «Спасти камер-юнкера Пушкина». Однозначно, это не киносценарий. Если очень грубо, Хейфец попытался рассказать в манере Гришковца некую историю, только не бытовую, а скорее литературную (уже по названию понятно). Хейфец попробовал приспособить такую манеру к сцене (он вообще человек театральный), но сбился и ушёл в прозу. Постановщику, наверное, захочется отойти от моножанра и вывести на сцену других персонажей, которые, по авторскому замыслу, должны лишь упоминаться рассказчиком. Не возьмусь осуждать такого постановщика, сам текст на это очень напрашивается. В общем, эксперимент особо удачным мне не показался – читал я у Хейфеца и получше вещи, а здесь он в задуманный жанр «монорассказа», на мой взгляд, не уложился. Но приглядеться к этому автору, считаю, стоит.
Понятно, авторы «новой драмы» тоже не одинаковы, но нельзя не отметить: в 5 из 8 «окололюбимовских» текстов, отобранных на «Конкурс конкурсов», в роли героев выступают те самые «инопланетяне», восьминогие полутораухи, а единственный персонаж, воспринимаемый автором всерьёз – он сам. Увы, для пьесы этого явно недостаточно... А остальных так или иначе подводит форма, которая остаётся для них чужой – даже для Богославского, автора, несомненно, очень способного, но всё же скорее прозаика (его тексты, как ни крути, нуждаются в сценической адаптации).
Хотелось бы подробнее остановиться на некоторых текстах, приглянувшихся нашим отборщикам. К примеру, В.Шергин, «Концлагеристы». Напомню, этот текст попал в шорт-листы трёх конкурсов («Любимовка», «Текстура», «Евразия»). Возможно, дело в ремарке, перед которой не смогло устоять ни одно жюри: «Вот он саспенс.
Федот смотрит на Степана. Степан на Федота. Их взгляды встречаются...
». Жюристы посмотрели друг на друга и воскликнули: «Какой ужас!». А автор-то просто постебался. Вот ещё несколько образчиков стёба: «Он не успевает доматериться. Автоматная очередь заглушила его слова, а прошедшие навылет пули тридцать девятого калибра вообще снесли его голову...» И ещё: «Каратель замахивается, и цепь его пилы врезается в голову Акчаруд!
Кровавые куски черепа тут же раскидало по периметру, забрызгав дорогу кровью. Один жирный кусок черепа попал в открытый от шока и ужаса рот Татьяны...
Но, так как, она давно ничего не ела, то её и не стошнило
». Да, и вот ещё: «Каратель не успевает даже удивиться боевому крику Федота, как лопата того вонзается ему в спину...
Шкала ненависти Федота превысила сейчас все возможные нормы, поэтому удар был такой силы, что лопата прошла насквозь, как копьё
». А что мы имеем, кроме стёба? Винегретный сюжет с поворотами, лакомыми всем любителям телесериалов. Весьма интересных персонажей, которые ведут себя так или эдак, сообразуясь исключительно с пожеланиями автора. Но автор особо не заморачивается, он надеется, что читатель сам придумает какое-то объяснение. Спрашивается, зачем Федот после удачного побега вернулся в родную Удмуртию? Неужели лишь для того, чтобы автор вставил ремарку со словом «саспенс»? А почему Федот был уверен, что в его наивное алиби поверят? Бог его знает. И почему никто не вспомнил, что Сталкер уже рассказал представителям удмуртских властей о побеге Федота («Когда я сказал, что Федот орденоносец, они обрадовались, дали мне денег гораздо больше...»)? Какая разница, читатель сам найдёт какое-нибудь объяснение.
Что ещё? Сценичность? «Два стула, кровать, диван, стол, чайник, телевизор похожий на микроволновку...
Именно это увидел очнувшийся после удара в челюсть Сталкер
». А зритель, надо полагать, такой умный, что всё понял по лицу Сталкера.
«Возле ворот появляется Сталкер. На нём чистая одежда и свежая перевязка на груди...» Перевязка у него поверх одежды или как? Ладно, стёб опускаю, но вот этого пропустить не могу никак: «Больше он не смог ничего сказать. Мышцы лица перестали его слушаться. Руки и ноги налились тяжестью и он не мог ими пошевелить, хотя каждая клеточка его тела хотела кричать! А он не мог.
Он смотрел на тело Акчаруд сквозь слёзы, пытаясь вспомнить хоть что-то хорошее, что могло бы унять сейчас его боль. Но мысль тупая врезалась в голову: "Почему кровь соленая, а пахнет так сладко?"
Это убивало ещё сильнее
». На всякий случай: это не герой рассказывает, это тоже ремарка такая.
Очень понравилось: «Убитое лопатой тело карателя падает на землю». Правильно, убили ведь не карателя, а только его тело, ибо душа карателя бессмертна, и она не упала, но воспарила ввысь.
А вот и сам список действующих лиц: «Акчаруд. Их дочь. На самом деле, молодой парень. Но по бумагам, он – дочь...
Томышев. Говно-человек, и этим всё сказано.
Татьяна. Подлинно известно, что она женщина. Всё остальное, загадка… В женщине должна быть она
». Не волнуйтесь, «она» – это загадка, просто написано немного не по-русски (типа, «Шаги останавливаются»).
Об Акчаруд. Он/она немая, поэтому изъясняется жестами, которых никто не понимает. Например: «К Сталкеру подбегает Акчаруд, лезет к нему в карман и достаёт из него пластиковую не понятную вещь...
Акчаруд (показывает Федоту). Телефон. Это – телефон...
Федот. Я не понял. Микрофон или... Что это?
» Надо полагать, слово «фон» по-немому Федот знает, а слово «Теле» – нет.
Велик и могуч язык жестов, конечно. Точно по тексту комикса: «Федот. Ни хера не понимаю… Педрос, он действительно что-то рассказывает, или просто руками машет?
Педрос. Вот бы знать
».

От публикатора (то ли ремарка, то ли реплика в сторону): окончание следует.
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments