dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

В порядке опровержения

Алексей Битов (poziloy)

Наверное, было бы логично разместить этот материал в рубрике «Читальный зал» – если бы не одно «но». Интриговать не собираюсь – речь об интервью Л.Додина, опубликованном на http://ria.ru/interview/20131113/976520857.html под броским заголовком: «Лев Додин: машина репертуарного театра устарела, ее надо реформировать». Что касается пресловутого «но» – оно в том, что Штирлиц страшно ошибся и был близок к провалу, как никогда: он имел неосторожность утверждать, будто лучше всего запоминается последняя фраза. Нет, это не так.
Потяну ещё немного и напомню другое любопытное суждение: «Итак, все три заявления Гэхегена точно совпадают по смыслу. В них сообщаются одни и те же факты, намечаются одни и те же действия, приводятся одни и те же доводы. Но они звучат совершенно по-разному в зависимости от того, какая фраза сказана первой. Особенно – для современных скачущих девиц; они наскакивают только на первую фразу, потому что нередко за ней действительно ничего не следует» (Г.К.Честертон, «Преступление капитана Гехэгена»). Честертон тоже ошибся: «скачущие девицы» редко остаются в одиночестве, к ним так и норовят пристроиться представители другого пола.
А вот и результат: у большинства прочитавших интервью Додина сложилось превратное впечатление, будто худрук питерского МДТ поддерживает наших «ниспровергателей». Но это, мягко говоря, не вполне так, что подтверждается текстом интервью.
Ещё пара замечаний – перед тем, как приступить к основному блюду. Додин – фигура авторитетная, из чего вовсе не следует, что соглашаться с ним надо во всём. Мало того, Додин, судя по всему, конформист и не хочет никаких конфликтов с теми, кто в силе – по крайней мере, без особой на то необходимости. И, наконец, в мои планы совсем не входит обсуждать Додина-режиссёра – во всяком случае, здесь и сейчас.
Всё, к делу.

Первый вопрос: «В последнее время много говорят о репертуарном театре. Одни его защищают, другие считают, что его время ушло. Каково, по-вашему мнению, его будущее?»
Ответ: «В истории не бывало так, что какое-то великое открытие переставало бы использоваться или не способствовало дальнейшему развитию. Я во всяком случае не знаю таковых. Художественный репертуарный театр – открытие Станиславского и Немировича-Данченко именно такого уровня. Ведь до этого мы не знали, что театр может быть не только набором артистов, набором спектаклей, а общехудожественным организмом, коллективным художником, у которого есть своя душа, у которого есть пора зачатия, взросления, старения, отцветания и возрождения. Поэтому я убежден, что это никуда и никогда исчезнуть не может...» Собственно, уже понятно, что при выборе заголовка журналисты, мягко говоря, передёрнули (возможно, не по злому умыслу, а всего лишь в соответствии с традициями жёлтой прессы).
Но продолжим. Вопрос № 2: «У нас есть такие примеры?»
Ответ (полностью): «В России был, казалось бы, совершенно умирающий Александринский театр – а в него пришел Валерий Фокин. И оказалось, что внутри этой старой машины есть соки, накопленные годами, которые не набрать со стороны, и театр вдруг стал оживать и превращаться в художественное целое.
Другое дело, что машина репертуарного театра устарела, она громоздкая, в ней сохранилось много бюрократических предрассудков от советской системы. Это надо хорошо прочистить и кое-что не пугливо реформировать. Но у нас есть свойство – мы или хороним, или говорим – пусть будет, как есть. Мы очень боимся перемен, мы согласны на любые изменения, но только не касающиеся нас. Поэтому перенастройка старой системы происходит непросто. И любые попытки глобального реформирования будут натыкаться обязательно на сильное сопротивление корпорации. Должно и, конечно, будет что-то меняться, но сам закон, открытый Станиславским и Немировичем-Данченко, не может перестать действовать. Поэтому люди, пытающиеся "танцевать на могиле" художественного репертуарного театра, должны понимать, что они танцуют не на похоронах, а на свадьбе
». Полагаю, всё ясно – и с Додиным, и с недобросовестными журналистами. А я, со своей стороны, даже попытаюсь примазаться к фразе о крайностях: мы почему-то исходим из того, что существуют только крайности, а между ними пусто. Чушь собачья. И добавлю: в какие-то времена большую угрозу представляет стагнация, а в какие-то – революция. Сейчас, в эпоху потребителей, второе явно опаснее.
Но вернусь к Додину. К этой же тематике примыкают два последних вопроса и ответы на них.
Вопрос: «А что российский театр?»
Ответ: «Обидно, что русский театр позволяет себе быть догоняющим, хотя имеет полное право быть впереди идущим. Пока мы к этому движению не подошли. Сегодня зачастую новым считается давно испытанное и, в общем, забытое старое. Но, наверное, надо пройти этот этап. "Я не умею, как надо и потому делаю, как могу" – это вдруг стало мерилом художественности. Вот когда "как могу" соединится с "как надо", когда поиски будут возникать из фантастического умения, мастерства и культуры, а не наоборот – от их отсутствия, тогда в театре снова восстановится некоторое равновесие. Но, думаю, что это будет непросто». Похоже, все точки над «i» расставлены.
А в концовке интервью Додин говорит: «Людей долго заставляли говорить правдиво неправду. Это даром не проходит. Поэтому какое-то время многие захотели вообще ничего не говорить, а предпочли просто двигаться. Сегодня мы можем и должны излечиваться от этого. Но это большой и серьезный процесс самоанализа и работы над ошибками». Увы, последних фраз почти никто не запомнил. Эх, Штирлиц, Штирлиц...
Есть ещё два весьма интересных фрагмента в средней части интервью, но второй из них отложу до лучших времён, а вот первый, наоборот, приведу.
Вопрос: «Как вы относитесь к популярному нынче направлению – создание театров-центров?»
Начало ответа: «Ничего страшного я не вижу в том, чтобы театр называть "центром". Как не назови, лишь бы спектакли в нем ставились талантливые. Что касается, например, конкретно "Гоголь-центра", который создал Кирилл Серебренников, то я знаю, что он талантливый, энергетически сильный человек. И само желание привлечь в театр новые зрительские круги за счет того, что там помимо спектаклей исполняют еще и музыку, читают стихи или показывают кино, мне кажется позитивным». Это – первые фразы, и именно они запоминаются лучше всего. Но дальше Додин говорит вот что: «Сегодня многие просто не знают, что они готовы смотреть театральные спектакли. И заставить посмотреть их любым способом – такая игра стоит свеч. Конечно, все индивидуально. Главное, чтобы у театра была энергетика в зрительном зале. Но если ее хватает и на то, чтобы почитать перед спектаклем, пусть будет и библиотека. Если есть желание не убегать сразу по окончания представления, а зайти в ресторанчик и поговорить о спектакле, пусть и это будет. Но если ресторан станет главным, и туда будут приходить люди, не имеющие отношение к театру – вот это ужасно. А все, на что распространено влияние и "запах" театра, пусть будет. Главное, чтобы в середине всего оставался театр, и зрители приходили в него любыми дорогами».
Итак, по Додину «в середине всего» должен оставаться театр. Более того, вся энергетика должна исходить из зрительного зала. Делайте выводы, господа. И дамы, разумеется, тоже. Включая «современных скачущих девиц», а равно и бегущих ровным аллюром.
Лишь бы не затоптали.
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments