dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Было бы, чего бояться...

Алексей Битов (poziloy)

Вчера в «Новых известиях» опубликована любопытная статья О.Егошиной – «Между Тарелкиным и Крутицким куда художнику податься?» (http://www.newizv.ru/culture/2013-10-17/190845-mezhdu-tarelkinym-i-krutickim-kuda-hudozhniku-podatsja.html). Вопрос понятен: с одной стороны – «охранители», включая радикальных (Крутицкие), с другой – «новаторы», и опять же не без радикалов (Тарелкины, которые «впереди прогресса»). Из этой коллизии Егошина делает горестный вывод: «И оказалась наша культура зажатой между крутицкими и тарелкиными. От одних отшатнется – в объятья других попадает. И непонятно, что хуже – скрепы ладить или прогресс насаждать. И некуда художнику податься...»
Теоретически – всё так. А вот практически...
Представим, что с одной стороны у нас – засуха, а с другой – потоп. Ни туда, ни сюда решительно не хочется, так что лучше всего держаться некоей середины, быть, так сказать, на равноудалении. А если засуха (или, наоборот, потоп) начинает стремительно расползаться по нашему глобусу, что делать? Можно, конечно, остаться на том же месте, вот только равноудалённым его уже не назовёшь: одно (то, что расползается) приблизилось, другое – ровно там же, где и было. Чтобы остаться равноудалённым, приходится смещаться в сторону, противоположную наступающему бедствию, что при серьёзном расползании приводит к тому, что «маневрирующий» оказываются вплотную к Крутицким или Тарелкиным. Егошину это пугает, а вот меня, к примеру, – нет. Вполне возможно, что плотину против потопа бок о бок с вами будет строить какая-нибудь Бастинда – прикажете отбирать у неё лопату? Глупо, да и пользы никому не принесёт, кроме потопа, ведь противостоящая ему сила не досчитается, как минимум, одного штыка. Точно так же при наступлении засухи рыть вместе с вами ирригационный канал вполне может какая-нибудь кикимора болотная, для которой засуха так же губительна, как для Бастинды – вода. Сказка, как говорится, ложь... дальше и продолжать не обязательно.
А если вернуться к терминологии Егошиной... В спокойные времена (если такие бывают), когда равновесие между крайностями не нарушено, и впрямь разумнее всего придерживаться середины – или, если угодно, оставаться на равном удалении и от «их превосходительства», и от прохиндея Кандида Касторовича. Но так уж в природе устроено, что потоп и засуха рядом, как Шерочка с Машерочкой, не ходят, и нам угрожает либо одно, либо другое. И уж тут, извините, союзников выбирать особо не приходится, а то либо спалит к чёрту, либо затопит на фиг.
Что мы имеем сейчас, объяснять не надо; не заметить этого могут разве что слепцы. На сегодняшний момент, как это ни смешно или не печально, прав выходит Крутицкий: «Наш век, век, по преимуществу, легкомысленный. Все молодо, неопытно, дай то попробую, другое попробую, то переделаю, другое переменю. Переменять легко. Вот возьму да поставлю всю мебель вверх ногами, вот и перемена». Что, не так?
А завтра, глядишь, и Тарелкин окажется в чём-то прав; не стоит колебаться вместе с линией партии, но вместе с линией жизни – почему нет? Лавируем, а то это... кирдык.
Собственно, всё это сказано задолго до нас с вами и даже опубликовано – в «Московском наблюдателе», в 1835 году; статью С.Шевырёва «О критике вообще и у нас в России» приходилось цитировать уже не раз и, наверное, ещё придётся, но никакого криминала я тут, извините, не вижу. Итак, вот что писал Шевырёв много-много лет назад:
«Вместе с этим неудержным стремлением вперед человеку свойственно бывает считать то, чего уже достиг он, что сделал в известную минуту бытия своего совершенным и не уступающим ничему новому и лучшему. На этом высоком противоречии премудро замышлена вся жизнь человеческая.
Если бы в этой борьбе которая-нибудь из сил восторжествовала, что весьма возможно, то равновесие и гармония литературного мира были бы совершенно нарушены...
Теперь в литературном мире мы видим состояние совершенно противоположное тому, какое было в прошлом столетии. Теперь уже не наука и предание господствуют самовластно над силою производящею, напротив, теперь фантазия творческая объявляет совершенное уничтожение всех законов прекрасного, всех правил, и общих и частных, всех условий, и вечных и временных, умерщвляет науку, презирает ее указаниями и хочет водворить совершенное безначалие. Первое освобождение искусства было плодом усилий критики, но теперь оно уже употребило во зло эту свободу – и бросилось в крайность. Какое же должно быть назначение критики теперь, в эту минуту всеобщего беспорядка и рушения? Если прежде она помогла искусству и словесности освободиться от стеснительных оков науки, то не должна ли она теперь действовать обратно, вступиться за права оскорбленной и потоптанной в прах науки, вызвать голос предания, всегда священный и поучительный, напомнить о том, что ее намерением было при освобождении искусства не дать ему безрассудной воли, словом, противодействовать его буйным и невоздержным порывам? Неужели она еще более будет утверждать словесность в ее вредных начинаниях? Неужели критика будет давать словесности еще более свободы, когда и так уже она всю ее завоевала и эту свободу превратила в необузданную вольность? Если критика начнет действовать таким образом, то решительно нельзя предвидеть, откуда же, какою силою может быть водворен порядок, может быть возобновлена и приведена в устройство жизнь литературного мира? Кажется, должно быть ясно теперь, какую роль следует занять критике в положении дел литературы?..
Мы видели сначала, как важно назначение критики в нашей литературе: мы видим теперь, в каком состоянии она у нас находится. Если бы это состояние не угрожало нам водворением безначалия, безвкусия и совершенного произвола в мире словесности, мы не обратили бы на него внимания; но при таком вредном направлении одной из главных сил литературного мира, силы посредствующей между творчеством и наукою, мне кажется, что всякий литератор обязан подать свой голос и содействовать, по возможности, восстановлению той истинной критики, которую хотят превратить в одно личное мнение и подчинить личному произволу
...» (статью целиком, если кто сподобится, можно прочитать на http://az.lib.ru/s/shewyrew_s_p/text_0220.shtml).
Кстати, В.Белинский с этой статьёй спорил, так что и тут наши «новаторы» не придумали ничего нового – те же, типа, революционные демократы, только пожиже.
А больше и не изменилось ничего. Разве что несколько возросло количество изобретателей велосипедов с квадратными колёсами. И, главное, больше желающих пересадить всех на велосипеды «нового типа» – чтобы никто никуда не уехал. Ну, а видимость движухи нынче создать легко...
Хоть смейся, хоть плачь.
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments