dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Category:

По традиции

Алексей Битов (poziloy)

Наши словесные баталии на Фэйсбуке с Кириллом Кроком в последнее время превратились чуть ли не в традицию. К театру как к институту Крок привязан больше, чем я, и многое воспринимает, на мой взгляд, очень эмоционально, из-за чего, полагаю, не может (или не находит в себе сил) взглянуть на какие-то моменты со стороны. Он упорно называет себя менеджером, но от наших «эффективных» менеджеров отличается, считаю, кардинально – им по фигу, чем заниматься, банями, химчистками или какими-нибудь аттракционами (а театр они считают разновидностью аттракциона), а ему – нет, не всё равно. И что интересно: пару раз мы касались театрального прошлого, и тут особых расхождений между нами не просматривается; неудивительно, на прошлое мы оба, понятно, смотрим извне.
Впрочем, под одной фразой Крока о прошлом я подписаться решительно не готов, но мой оппонент её и не произносил. Тут перестарались журналисты – интервью в «Страстном бульваре, 10» снабдили заголовком: «Кирилл Крок: "Я должен отвечать даже за то, что было до меня"» (№1-161/2013, рубрика «Гость редакции», см. http://www.strast10.ru/node/2882). А на самом деле это переиначенная последняя фраза, которая в оригинале звучит так: «Неважно, что 10 лет назад так было сделано, а ты все равно сейчас должен за это отвечать». Впрочем, я бы уточнил: неважно, кто что сделал 10 лет назад, расхлёбывать всё равно нам. Вот с такой формулировкой – согласен.
А вот, с чем соглашусь безоговорочно: «Директор может определять некую политику, когда он находится рядом с художественным руководителем. Только художник может определить, что он должен делать, а моя функция – помочь художнику реализовать его художественную концепцию... Вот в чем я вижу функцию директора при художественном руководителе, который решает, что мы будем ставить, когда и кто будет играть...». Хм, и после этого Крок уверяет, что он – «эффективный менеджер»? да «эффективный менеджер» скорее исхитрится перегрызть себе горло, чем уступит своё право первородства.
Или это: «Конечно, прыщ на лице можно замазать гримом и прилично выглядеть. А надо лечить желудок и эндокринную систему, чтобы прыщи не появлялись вовсе». Кстати, есть и альтернатива, по анекдоту: этих забить и наделать новых; менеджеры-тинейджеры обычно рассуждают именно так.
С чем не соглашусь? Думаете, речь сейчас пойдёт о пресловутых поправках к Трудовому Кодексу, польза от которых, мягко говоря, иллюзорна, а вред очевиден? А вот и нет, тут я с Кроком как раз согласен. Но не тогда, когда он говорит: «я и контрактную систему в театре поддерживаю. Должен быть конкурс на замещение должности актера. Если ты не играешь, почему все остальные должны тебя содержать?» (тут вторая фраза явно не связана ни с первой, ни с третьей), а в самом начале интервью, где по существу проблемы сказано практически всё: «Мы были с гастролями в одном российском городе и на пресс-конференции один из корреспондентов спросил, дескать, как вы относитесь к введению новых законов. А тогда как раз только приняли 83-й закон. Я сказал фразу, которую считаю нужным и вам повторить: вроде бы все должно быть не хуже, чем сейчас, но я всегда этого боюсь, потому что когда вводится новый закон, у него появляется масса подзаконных актов, и что из этого получится в результате – никто не знает. Так что не надо нам ничего улучшать, оставьте как есть». Похоже, спор с самим собой Крок в данном случае выиграл за явным преимуществом.
А вот с этим не соглашусь точно. «я считаю, да простят меня коллеги, что государство в сегодняшней ситуации должно поддерживать только сильных. Тех, кто наиболее эффективен и успешен. А если вы не эффективны, так и умирайте естественным путем. Зачем продлевать агонию?!». Два возражения, и оба, что называется, на поверхности. Во-первых, давайте не путать Божий дар с яичницей: «успешность» – вопрос не столько качества, сколько пиара, и скверный театр может быть вполне успешным. А во-вторых, мы не знаем, что будет завтра: интересно, куда бы пришёл Товстоногов, если бы году так в 1954-м закрыли прогорающий БДТ. Впрочем, Крок против закрытия театров, в этом я убедился, хотя и не сразу – дальше он говорит: «Это не значит, что такой театр нужно закрывать, ни в коем случае. Учредитель театра просто обязан менять там ситуацию...» Надеюсь, не так менять, чтобы от театра оставались рожки да ножки, а представители учредителя вдохновенно врали, что театр остался театром? Но что-то не похоже, чтобы они намеревались менять ситуацию по другому курсу... только это уже не к Кроку вопрос, понятно.
Ну, а тут, честно говоря, у меня челюсть слегка отвисла. Вопрос: «Скажите, ШТЛ все очень боятся. Говорят, что спустится оттуда десант из выпускников, которые все разрушат, что эти молодые все уничтожат... И уже ходят слухи о том, что то в один театр, то в другой внедрили человека».
Ответ Крока: «Какое счастье, что внедрили! Может быть, в каком-то театре «болота» станет поменьше. Боятся те, кто не уверен в себе, люди, которые давно перестали творчески работать. Многие люди, которые сегодня возглавляют театр, знают, что их театр неуспешен и неудачен. В силу обстоятельств. У кого-то когда-то был взлет, а сейчас падение, а у кого-то даже взлета не было. И они, естественно, боятся, вдруг придут новые, молодые, начнут что-то делать. Уважаемые руководители – это не ваш театр, это государственный театр». Начну, разумеется, с болота. Заклинания «О, если вы не придёте, – / Он утонет, утонет в болоте» воспринимают всерьёз только самые маленькие читатели, остальные в таких случаях улыбаются. И ещё одна цитата, специально для Кирилла Игоревича: «Через несколько лет после осушения, вся, присущая болоту, растительность погибает, и на месте бывшего болота образуется негодная пустошь...
Зачем же нужны болота? Во первых – это кладовые воды... Во вторых – это геохимический фильтр, который задерживает различные вредные вещества и тяжелые металлы.
Осушение болот нарушает питание мелких рек, вытекающих из болота, являющихся в свою очередь источниками более крупных. В результате сплошного осушения болот многие из них просто исчезли.
После осушения болот высыхают леса, значительно уменьшается разнообразие их флоры и фауны
» (http://www.ecoproblems.org/2009/01/blog-post_22.html). Короче, бригада отмороженных мелиораторов наносит живой природе куда больший ущерб, чем все болота, вместе взятые.
«начнут что-то делать» – тоже ничего. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы покакало... впрочем, и это неважно. «Конечная цель, какова бы она ни была, для меня – ничто, движение же – все», как выразился Э.Бернштейн, а потом повторил Л.Троцкий...
Конечно, театру, как и всему на свете, нужна, что называется, свежая кровь, но ведь, говорят, на дворе – XXI век... какие кровопускания? какие пиявки? С тем же успехом можно отобрать десять человек (как отбирают присяжных) и направить их в какой-нибудь театр без всяких комсомольских школ; амбиций и апломба у случайно отобранных будет, конечно, поменьше, но, возможно, это и к лучшему.
А насчёт того, чей театр... ни один «болотистый» руководитель театра ни в какие времена не получал от чиновных временщиков, скромно именующих себя государством, подобной Carte blanche; всегда было «Туда нельзя, сюда нельзя», зато теперь новым назначенцам можно, что угодно, театры передаются им в пользование без ограничений. Вот, собственно, и всё.
Так, что у нас ещё осталось? «Ни один чиновник не будет что-то менять в успешном театре. Если там с успехом идут спектакли, появляются интересные премьеры, всегда полные залы, театр только успевает ездить по гастролям и фестивалям, профессиональное сообщество все время пишет об этом театре, вызывает интерес к нему. Кто же будет такой коллектив трогать? У нас что, огромная скамейка запасных? А если мы видим другую сторону медали – театр, о котором никто не пишет, что бы там ни поставили, театр, в который никто не ходит, где сборы нулевые, а денег просят постоянно. На что? Зачем такой театр нужен? Кому? Кого мы вообще поддерживаем?» А то у экс-Театра Гоголя не было успешных гастролей? Да и насчёт фестивалей, знаете ли... фестивальный театр – понятие, скажем так, особое, о нём уже сказано-пересказано. И критики-отборщики – тоже вполне определённая каста. Они же, кстати, монополизировали основные СМИ и в узком кругу решают, «Кому быть живым и хвалимым, / Кто должен быть мертв и хулим» (далее – по тексту). А на скамейке запасных – куча голодных, жаждущих подкормиться; хвост большой, глаза горят... Зачем же отрицать очевидности? они от этого никуда не денутся.
«Мне хочется сказать некоторым руководителям театров – что вы на зеркало-то пеняете, когда в нем – вы сами! У вас нет успешного спектакля – поэтому вас никуда не приглашают, к вам не идет зритель. И не надо говорить ни о какой театральной мафии, не надо говорить о каком-то заговоре вокруг русского репертуарного театра – не надо! Если вас никто не зовет на гастроли и фестивали, значит у вас нет продукта, который можно предъявить зрителю, вы не входите в шорт-лист ни одного театрального форума. И значит проблема в вас!» Опять двадцать пять! Впрочем, странная оговорка: спектакль может быть, каким угодно, но он обязан быть «успешным». Всё снова упирается в пиар. Понятно, без пиара нынче никак, Театру Вахтангова тут, можно сказать, повезло (в том числе и с директором), но везёт, увы, не всем. И наоборот, разве у нас нет театров-пузырей, раздутых тусовкой из ничего, вопреки всем Ломоносовым и Лавуазье? Увы...
Знаю, Крок убеждён, что плохому театру никакой пиар не поможет; однако практика доказывает, что это отнюдь не так: мощная струя пиара сбивает с панталыку дезориентированного зрителя, а главное, позволяет скрыть своё убожество от «начальства» (сиречь, от того самого учредителя): вот рецензии (положительные), вот свидетельства о выездах на фестивали (обеспеченных своими людьми), какой ещё «сертификат» нужен, чтобы спокойно встретить старость? А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо и объективно, и никакой мафии у нас в помине нет.
Сюда же: «показатель качества работы – проданные билеты. В 15-миллионном городе зритель есть для любого театра. Поэтому пустой зал репертуарного театра – это тревожный звонок – значит, неладно что-то». Опять же не имею в виду Театр Вахтангова, куда попасть и в самом деле нелегко, но хватает и театров, заполняемых «приглашёнными» (по Кроку: прыщ, замазанный гримом). Что там у этих театров с продажей билетов (два по цене одного)? Тайна сия велика есть...
Ещё раз повторю: Кирилл Юрьевич Крок в нашем сегодняшнем театре – фигура весьма уважаемая. Но это, простите, не повод прятать голову в песок.
Тем более, в той же песочнице, в которой играют недоросли...
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments