dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

По мотивам (часть 2)

Алексей Битов (poziloy)

В первой части поста, напомню, я предложил вам повосхищаться рецензиями М.Шимадиной и Н.Бермана на перформанс Д.Волкострелова по мотивам текста П.Пряжко с многообещающим названием «Три дня в аду». Поехали дальше.
Теперь – Г.Ситковский (http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/16313231/ad-na-rajone): «главной адской мукой, предуготованной зрителю этого спектакля, станет нивелировка личности, полное и абсолютное слияние с безликой человеческой массой. Слово «безликий» следует понимать буквально: зритель не увидит ни одного из тех бесчисленных «других», что будут на протяжении часа машинально наговаривать текст, сочиненный драматургом.
При входе в зал всех зрителей разделят на три группы и разведут по разным палаткам, внутри которых взгляду буквально не на что наткнуться... Вся надежда лишь на то, что возникнет хоть что-нибудь интересное в сквозном проеме незадернутых палаток. Но – оставь надежду, всяк сюда входящий! – ничего не происходит. Раз, два, три – и опять ничего не произошло. Только два скучных мужика прогуливаются перед палатками, бросая ничего не говорящие взгляды то на нас, то друг на друга, то в убегающее вдаль пространство. Пространство в палаточном проеме временами загадочным образом меняет цвет, маня нас то небесной лазурью, то алым заревом.
Между тем взгляд коллективного героя, на растерзание которого мы отданы в ближайший час, устремлен на гораздо более прозаичные предметы
...» Тут, правда, наши свидетели («нивелированные личности») слегка противоречат друг другу: мысли «главного героя, алкаша Димы» (по Шимадиной) у Ситковского вдруг превратились во «взгляд коллективного героя». Но в главном свидетели совпадают: никакого театра нет и в помине, есть некая инсталляция или перформанс. На всякий случай приведу одно из определений перформанса: «публичное создание артефакта по принципу синтеза искусства и не-искусства, не требующее специальных проф. навыков и не претендующее на долговечность» (http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_culture/583/%D0%9F%D0%95%D0%A0%D0%A4%D0%9E%D0%A0%D0%9C%D0%90%D0%9D%D0%A1). Именно такой «синтез» мы, похоже, и получили: от искусства – помещение и афиша, от «не-искусства» – всё прочее.
Но посмотрим, чем нас ещё порадует г.Ситковский. «Мужские и женские голоса жужжат, бормочут, перебивают друг друга, эффективно замусоривая зрительское сознание кучей бессмысленных деталей... Не питая к типовым судьбам Димы и его родственников ровно никакого интереса, мы поневоле проведем у них на районе целых три дня: пятницу, субботу и воскресенье.
Ад, сочиненный режиссером Дмитрием Волкостреловым и художницей Ксенией Перетрухиной, – это не дьявольское пекло и даже не банька с пауками, а прежде всего общая монотонность бытия. Днем по нашим барабанным перепонкам тарабанят пустыми словами, а когда наступает ночь – по крышам палаток начинают тарабанить капли изматывающего моросящего дождя. Скука
». Два небольших нюанса: во-первых, условный «ад» – не описанный, а «сочинённый», то есть, получается, выдуманный на потеху некоторой части публики. И о скуке бытия. Да, это сильно, а главное, оригинально. На всякий случай напомню г.Ситковскому один древний текст, о котором он, видимо, позабыл: «Я вздохнул еще глубже и поскорее поспешил проститься, потому что я ехал по весьма важному делу, и сел в кибитку. Тощие лошади, известные в Миргороде под именем курьерских, потянулись, производя копытами своими, погружавшимися в серую массу грязи, неприятный для слуха звук. Дождь лил ливмя на жида, сидевшего на козлах и накрывшегося рогожкою. Сырость меня проняла насквозь. Печальная застава с будкою, в которой инвалид чинил серые доспехи свои, медленно пронеслась мимо. Опять то же поле, местами изрытое, черное, местами зеленеющее, мокрые галки и вороны, однообразный дождь, слезливое без просвету небо. – Скучно на этом свете, господа!» И ведь что интересно: написано намного раньше, намного лучше (даже сравнивать не комильфо), никаких «типовых судеб»... насчёт «ровно никакого интереса», понятно, не скажу, может быть, г.Ситковскому миргородские обыватели тоже не интересны, а интересны кривенькие симулякры... на вкус, на цвет... жителю нашего Миргорода, наверное, хочется отвлечься и развлечься...
А может, Ситковский просто постебаться решил? Косвенное подтверждение, кстати, – «мы поневоле проведем у них на районе целых три дня». Откуда это «на районе»? Уж не из названия ли сериала «Любовь на районе»? Если кто не в курсе, режиссёр сериала – М.Угаров, а среди сценаристов – Е.Грёмина, Е.Ковальская, И.Угаров, М.Курочкин, В.Дурненков, не последние персоны королевства «новая драма», на просторах которого и вырос г.Пряжко. То ли Ситковский тут лукаво подмигнул посвящённому читателю, то ли ничего такого он не хотел, но дедушка Фрейд за язык дёрнул...
И концовка у г.Ситковского любопытная: «Постепенно начинаешь понимать, что палатка, в которую загнали нас, больше похожа на знаменитую платоновскую пещеру. Мы, как и бесчисленные герои пьесы Павла Пряжко, видим в палаточном проеме лишь небольшую, самую невыносимую часть бытия, не смея и мечтать о дивных мирах, которые, возможно, открылись взору зрителей, попавших в соседнюю палатку. «Как же им видеть что-то иное, раз всю свою жизнь они вынуждены держать голову неподвижно?» – риторически вопрошал наивный собеседник Сократа в платоновском трактате «Государство». Похоже, тот же самый вопрос, по мысли драматурга Пряжко и режиссера Волкострелова, можно отнести и к жителям сегодняшней Белоруссии, которые могут лишь догадываться о существовании иных миров». Но мы не будем догадываться о существовании Белоруссии, лучше обратимся к иному миру – к Греции, в которой всё есть, даже пещеры. И всяк, кто не Сократ, непременно Платон, и вот, что он пишет: «Представь себе, сказал я, людей, живущих в подземной пещере. Предположи, что эти люди с детства прикованы цепями к стене так, что они не могут повернуть головы и видят только перед собой. Представь себе на стене, над головами прикованных людей, в глубине пещеры огонь и между огнем и узниками дорогу, отделенную невысоким парапетом, подобным ширмам, за которыми проделывают свои удивительные штуки бродячие фокусники. Представь себе, что по этой дороге идут люди и несут, подняв над своими головами, различные орудия, человеческие статуи, изображения животных и утварь всякого рода. И некоторые из идущих говорят, а другие молчат. Любопытное сравнение и любопытных узников приводишь ты, сказал он.
Да, сказал я, но они похожи на нас.
Потому что, как ты думаешь, могут ли они видеть от самих себя и друг от друга что-нибудь кроме теней противоположной стене пещеры? Как могут они видеть что-нибудь другое, сказал я, если всю жизнь они не могут повернуть головы.
Но что они видят от предметов, которые люди проносят сзади них? Не такие же ли тени? И почему так? И если они могут разговаривать друг с другом, то, как ты думаешь, не дадут ли они имена тем вещам, которые видят пред собою?
Конечно, они должны дать им имена. И, если в противоположной части пещеры есть эхо, то, когда говорит кто-нибудь из проходящих сзади, не
подумают ли узники, что это говорят тени?
Конечно, сказал он.
И они будут думать, что нет ничего истинного, кроме теней, проносимых сзади вещей.
Непременно так должно быть, ответил он
».
А ведь несчастные любители «нового искусства» и есть те самые, которые «прикованы цепями к стене»; это они «не могут повернуть головы и видят только перед собой», не видят ничего «от предметов, которые люди проносят сзади них» и думают, «что нет ничего истинного, кроме теней, проносимых сзади вещей». И далее: «если их освободить от цепей и попытаться избавить от их заблуждений, то как произойдет это? Когда одного из них освободят, внезапно заставят встать, повертывать шею, ходить и смотреть на свет, то это причинит ему боль и страдание, и от непривычного сияния он не будет в состоянии видеть предметы, тени которых видел раньше. И что ответит он в таком состоянии, если сказать ему, что прежде он видел только призраки и что теперь, находясь ближе к реальности, лицом к лицу с действительностью, он видит более правильно? Не начнет ли он сомневаться в том, что видит, и не подумает ли, что то, что он прежде видел, более истинно, чем то, что ему показывают теперь?»
Прав, прав Платон, ещё как прав, и спасибо г.Ситковскому за эту подсказку, вольную или невольную.
И всё-таки хотелось бы не столь грустного финала. Давайте что-нибудь повеселее, что ли. Ах, какую рецензию на то же произведение, так сказать, искусства, написала А.Банасюкевич, тоже выпускница «школы театрального лидера», коллега Волкострелова и Перетрухиной по таганской хунте! Сразу же даю ссылку – http://weekend.ria.ru/theatre/20130913/842606573.html. И, разумеется, несколько цитат: «Спектакль режиссера Дмитрия Волкострелова и художника Ксении Перетрухиной существует в зоне современного искусства: все его компоненты – предметы интерьера, аудиозаписи, движения актеров – лишь части единой инсталляции. Когда спектакль заканчивается, зрители обживают это пространство как территорию художественной галереи – переходя из шатра в шатер, становятся частью этого сложносочиненного объекта». Как видите, произошли немаловажные изменения: палатки превратились в шатры, «гетто» – в «зону».
«В мировидении Пряжко молекула человеческого бытования рассыпается на многочисленные, до бесконечности, атомы, каждый из которых хранит микродраму. В пьесу "Три дня в аду" эти атомы, собранные в мозаику, привносят экзистенциальную атмосферу». Понятно, что текст писал крупный учёный-естествоиспытатель, но вот ведь беда какая: атомы, собранные в мозаику – материя мёртвая, а чтобы она оказалась живой, атомам приходится некоторым образом структурироваться. То есть, если без красивостей, автор так и написала: тексты Пряжко – мёртвые, зато прикольные. Опять отстойный дедушка Фрейд подсуетился, видать.
«Текст Павла Пряжко втягивает в себя плотностью равнодушного описания: человек едет в троллейбусе, а в голове его проносятся неинтересные мысли». «Втягивает плотностью» – это, видимо, ещё одно научное открытие. Круто! А вот с троллейбусом получилось непонятно: другие рецензенты почему-то называли его автобусом. То есть, получается, то ли автобусу наставили рога, то ли, наоборот, троллейбусу их пообломали. Но в театре наши рецензенты разбираются явно не хуже, чем в пассажирском транспорте.
«Три дня банального провинциала в Минске в пьесе Пряжко разрастаются до эпического полотна: автоматическое существование бьющегося в похмельном ознобе Димы втягивает в себя реальность». Вы не видели, как три дня «разрастаются до эпического полотна»? Наверное, очень просто: от забора и до обеда. А «автоматическое существование» тем временем «втягивает в себя реальность»; засасывает, можно сказать.
«место действия спектакля существует в некотором зазоре по отношению к самому действию, подвергая сомнению понятие о линейности времени». Ё-моё, Эйнштейн отдыхает.
И, наконец, апофеоз: «Незаметно автор вводит себя неким ненавязчивым героем в эту историю, властно останавливая привычное течение жизни нерефлексирующих персонажей странным вопросом: что такое квантовые нелокальные корреляции?.. Теория о квантовых нелокальных корреляциях - как раз о том, как влияют друг на друга части одной системы, не находящиеся в непосредственном взаимодействии, независимо от разделяющего их расстояния. О том, как меняет свои свойства предмет, становясь объектом наблюдения. Здесь современное искусство, скрещиваясь с наукой, требует активного зрительского смотрения, делая наблюдателя ответственным за картину мира». Тут я даже комментировать боюсь, отмечу лишь потрясающий эксперимент по скрещиванию совриска с наукой. Даже Мичурин, насколько известно, до такого не додумался...
Зато теперь я понял, кого готовят в «школе театрального лидера». Открываю страшную тайну: там готовят бойцов Квантунской армии. Нелокальной. И они для конспирации посылают друг другу шифровки. Ну, типа ««Незаметно автор вводит себя неким ненавязчивым героем в эту историю». Впрочем, и это уже было, только звучало немного иначе: «И он пожал в тени завода / Её мозолистую грудь». Но ничего, так и должно быть, новые времена – новые песни. На старый мотив.
Музыка, туш!
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments