dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Курсив мой

Алексей Битов (poziloy)

Вот всё-таки вернусь к спектаклю М.Левитина «Моя тень».
Много ругательных рецензий. И, не буду врать, с немалой частью замечаний согласен. Но некоторые выводы удивляют, извините.
Для примера возьму статью в «Вечерней Москве» от 23 августа: А.Иванова, «Балаган на темы Шварца», http://www.vmdaily.ru/news/2013/08/22/balagan-na-temi-shvartsa-210503.html.
У театральных критиков, насколько я понимаю, не принято «рецензировать» статьи друг друга. Правильно не принято, между прочим. Но, во-первых, я не театральный критик, а во-вторых, это никаким боком не «рецензия» – просто моё личное недоумение. И выбрал я эту статью именно из-за её достоинств: всё вполне внятно и логично. Более того, критик обратил внимание на связку, которую я тупо прозевал: «Визуальная разница между Ученым и Тенью – очки. Есть очки – Ученый. Нет очков – Тень. С этой точки зрения, любопытен первый монолог Христиана-Теодора о том, как странно выглядит комната, когда теряешь очки». И действительно, различие между Учёным и Тенью «рифмуется» с первым монологом; спасибо А.Ивановой, заметившей эту «рифму», хотя вывод она делает, пожалуй, странноватый: «И тогда можно продолжить – Тень и Ученый просто существуют в параллельных мирах: том, что видишь сквозь розовые очки, и другом – суровом и очищенном от иллюзий». Всё-таки параллели и есть параллели, они не пересекаются, а если и пересекаются, то где-то в бесконечности, не у нас на глазах. Но там, где нет «пересечений», понятно, нет и драматургии. Ладно, это так, к слову, сейчас речь о другом.
Вот несколько претензий Ивановой.
«Театральный балаган – тот жанр, в котором театр «Эрмитаж» решает большинство своих спектаклей. Вне зависимости от автора и эпохи, когда инсценируемое произведение было написано».
«Все жители странной сказочной страны, воссозданной Левитиным на подмостках Мастерской Петра Фоменко, наделены гипертрофированными «изъянами». Они напоминают отражения в кривом зеркале – нервно дрыгающиеся, наделенные всеми возможными «тиками» и общающиеся исключительно исковерканными голосами. Понятно, что дело не в непрофессионализме артистов, а в избранном режиссером приеме. Но прием должен служить хоть какой-нибудь цели, не оставаясь одной лишь яркой краской, призванной позабавить публику».
«характеристики, которыми наделил героев режиссер слишком однообразны и исчерпываются уже в первые пять минут, ничего не добавляя к образам персонажей. Кроме того, актеры так сосредоточены на том, чтобы не выйти за пределы пластического рисунка, что просто не успевают делать на сцене что-то еще».
«Большинство моментов «попадания» в зрителя случались не от точности совпадений и пересечений, а были грубо сработаны на уровне низового юмора».
«пошлость – словно на потребу части публики и брошенные в начале спектакля аллюзии на известные тексты для публики чуть более просвещенной, – всего этого для сказочника Шварца слишком много».
«Михаил Левитин, создавая свой спектакль, увлекся и собрал его из слишком большого количества, не сочетающихся друг с другом деталек. Все вместе они превратили постановку в разношерстный балаган. Но, увы, балаган не в высоком театральном смысле».
А теперь попробую немного, так сказать, пофилософствовать. На мой взгляд, претензии к премьерному спектаклю имеет смысл разделить на четыре группы.
1. Шероховатости и несостыковки, неизбежные поначалу. Репертуарный театр тем и хорош, что многие из них и устранять не надо, они сами собой исчезнут после нескольких спектаклей. Это я уже писал, повторяться лениво; отмечу лишь, что к одноразовым («фестивальным») спектаклям сие, понятно, не относится.
2. Актёрские неудачи. Они есть и в спектакле Левитина, но в статье эта часть опущена.
3. Режиссёрские промахи, касаются ли они общей трактовки, рисунка ролей или построения мизансцен. На первый взгляд, Иванова пишет именно об этом, но есть ещё и четвёртая группа.
4. Системные недостатки моды, господствующей в театре на данный момент. Вспомним ещё раз: «Театральный балаган», «прием должен служить хоть какой-нибудь цели», «Большинство моментов «попадания» в зрителя... грубо сработаны на уровне низового юмора», «пошлость», «спектакль... из слишком большого количества не сочетающихся друг с другом деталек». Редкому нынешнему режиссёру нельзя предъявить те же самые обвинения; о модных «режиках» не говорю даже, но эти же самые симптомы нет-нет, да и проскальзывают у настоящих профессионалов и даже у, можно сказать, классиков. Где-то это больше бросается в глаза, где-то – меньше, но совсем без подобных изъянов обходятся нынче достаточно редко. Беда в том, что в некоторых случаях театральные критики обобщают соринку, а в других не замечают и бревна.
Если вернуться к спектаклю Левитина, то говорить о «соринке», право, не стоит. Скажем, сценически проиллюстрированные рассказы Аннунциаты – идея явно не из лучших, но если дефиле Спящей красавицы в спальном наряде вполне можно пережить, то явление в уголке женщины-Гренадёра (типа, не одной, а с супругом, Мальчиком с пальчик) вообще, считаю, не лезет ни в какие ворота. И тем не менее... нет, не соринка, конечно, не щепка даже... ветка, допустим, но, если на то пошло, бревна-то я и не приметил. А критики пишут именно о бревне, хотя в других случаях, когда этих самых брёвен больше, чем на большевистском субботнике, рецензенты не видят их в упор (на всякий случай: не имею в виду критика Иванову лично).
Откуда такие «двойные стандарты»? Простите, но возникает впечатление, что некоторые критики не рискуют обижать тусовочных любимчиков и оттягиваются на Левитине. А я нагло повторю ещё раз: в этом спектакле, при всех его бесспорных и очевидных недостатках, есть (или, во всяком случае, угадывается) предмет для серьёзного разговора. И когда спектакль дозреет (а он, надеюсь, дозреет), предмет этот, полагаю, проявится ещё более отчётливо.
Но даже если и не проявится... надо ли подсказывать, к каким, так сказать, спектаклям более применимы слова «балаган», «низовой юмор», «пошлость» или «не сочетающиеся друг с другом детальки»?
Не будем поминать старое, побережём глаза. И подождём, что напишут о грядущих «шедеврах» некоторых, так сказать, неприкасаемых. Ждать долго не придётся, не правда ли?
А ключевые слова для будущих рецензий – см. выше. Курсив мой.
Subscribe

  • Год назад: 2020, 20 – 25 сентября

    dik_dikij и poziloy В прошлом году по техническим причинам пришлось разбить наш последний сентябрьский мемориал на две недлинные части. Может быть,…

  • 2021: 1 – 15 сентября

    dik_dikij и poziloy Осень... 1 сентября 2021 года умер Александр Храбунов, « Бессменный гитарист группы «Зоопарк» и соратник Майка Науменко в…

  • Памяти Бельмондо

    dik_dikij и poziloy 6 сентября 2021 года умер Жан-Поль Шарль Бельмондо. Тот редкий случай, когда можно без малейшего преувеличения сказать:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments