dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Category:

Ещё шумней чернил и слёз...

Алексей Битов (poziloy)

Напоминаю: сегодня у нас – День Руднева. В продолжение темы.
Краткая предыстория: 19 апреля на сайте газеты «Труд» появилась статья В.Пешковой, посвящённая премьере «Братьев» в т.н. «Гоголь-центре» (http://www.trud.ru/article/19-04-2013/1292607_v_moskovskom_gogol-tsentre_byvshem_teatre_imeni_gogolja_proshla_pervaja_premjera.html). Автор статьи совершил ряд особо тяжких преступлений: не пришёл от «Братьев» в восторг, записал свои впечатления да к тому же опубликовал статью в СМИ. А в России, как на грех, всё ещё действует мораторий на смертную казнь. Обидно, да?
И поклонники Голого пионера объявили страшную мстю, почти Крестовый поход тинейджеров (на Фэйсбуке, естественно). Сначала в поход собралась М.Давыдова (https://www.facebook.com/ignatson/posts/4716602527304), а через час следом за ней ринулся и вчерашний не-юбиляр (http://www.facebook.com/pavel.rudnev.9/posts/4732620315230).
У Давыдовой вчера, вроде бы, дня рождения не было (во всяком случае, на сей счёт мы никаких шифровок не получали), поэтому крестоносице «нового театра» я посвятил вчера отдельный пост (всё там же, на Фэйсбуке, http://www.facebook.com/poziloy/posts/491225637597163). А теперь – Руднев.
Для начала – несколько слов об участниках образцово-показательной порки (правда, выпороли они, как обычно, сами себя, но им и не привыкать). Порка исполнялась в лучших традициях той самой газеты «Правда», в сходстве с которой наши «прогрессоры» так любят обвинять своих оппонентов; очередная кампания строится по образу и подобию давешних кампаний против всяких там отщепенцев; разница только в том, что нынешние академики и доярки не подписывают спущенные им тексты, а готовят их собственноручно (прогресс налицо). Академики и герои, мореплаватели и плотники... знакомые имена: К.Богомолов, А.Степанова, М.Шимадина, А.Пронин, О.Шакина... Особенно забавным комментарием отметилась В.Широкова: фразу «первая из трех премьерных калек «Гоголь-центра»» она прочитала как «первая из трех премьерных калек «Гоголь-центра»», за что отдельное спасибо дедушке Фрейду.
Но есть и другие комментарии, не менее прелестные. Вот, например, такой: «Анна А. Степанова … когда множатся подобные тексты, даже приличные авторы расслабляются и позволяют себе писать левой ногой. А редакторы гонят перфекционистов, потому что дилетанты дешевле, сговорчивей, по их мнению пипл хавает и это». Хотелось бы уточнить список перфекционистов, которых гонят редакторы. Вот, например, тот же Руднев – он у нас опальный перфекционист или как?
Что ж, поскольку этого автора я знаю и ценю, примеры «перфекционизма» вспоминаются сразу.
В 2006 году Руднев написал о пьесе Ю.Клавдиева «Я – пулемётчик»; пьеса это или нет, не знаю, не читал, но речь не о Клавдиеве, а о Рудневе. Итак: «в сущности, неважно, где тебе приходится сражаться – в окопах Сталинграда или у пробитой дверцы твоего джипа, – закон мужской все равно один: нельзя сдаваться» (http://www.vz.ru/columns/2006/9/26/49647.print.html). А вот что пишет тот же Руднев через 4 года в рецензии на спектакль В.Панкова «Я – пулемётчик»: «надо признаться, что изначально в «Пулемётчике» вовсе нет пацифистского компонента – это добавление от Панкова. По сути, монолог Клавдиева Панков расчленяет, растворяет в своём хоре, в своей разноголосице... И, в сущности, неважно, где тебе приходится сражаться – в окопах Сталинграда или у пробитой дверцы твоего джипа, закон мужской всё равно один: нельзя сдаваться» (http://www.chaskor.ru/article/u_kazhdogo_pokoleniya_svoya_vojna_20443). То есть разницы между «расчленённым» и «нерасчленённым», получается, нет никакой, кроме, видимо, какой-то особенно тонкой, не-перфекционисту не заметной».
Впрочем, об этом образце «приличной критики», я, не буду врать, писал уже (http://dik-dikij.livejournal.com/148692.html), так что примеры чудного слога нашего перфекциониста возьму из другого текста.
В первом же комментарии к собственному посту на Фэйсбуке Руднев выдаёт такую сентенцию: «Особенно хорош этот пассаж [из статьи Пешковой]: "Адекватному зрителю довольно сложно сопереживать веселой гопоте, не обладающей ни знаниями, ни ремеслом, ни иными талантами, кроме как кулаками махать, и приехавшей в столицу за хорошей жизнью"». В отличие от Руднева, я тут у Пешковой никакого особого криминала не усёк – особенно на фоне цитат, которые осмелюсь предложить адекватному читателю.
«Как водится для театрального странника...» Классный пассаж!
«Театр, возродивший формализм, убивший в свое время Всеволода Мейерхольда. Благодаря Давиду Боровскому мы имеем прецедент целого театра художника, который развивала на сцене вторая после Любимова личность Театра на Таганке». Кто убил-то? формализм? Театр на Таганке? И потом, театра «второй личности», извините, не бывает, это опять получается осетрина второй свежести.
«Обшарпанный борт грузовика ИХ 16-06 в «А зори здесь тихие» выполнял функцию слуги просцениума. Он скрывал девичью наготу в сцене в бане, он служил гробовой доской для шестерых мучениц войны, он взлетал в небо как души погибающих девочек или неожиданно обнажал их для очереди нацистских пуль. Борт грузовика – живая плоть военной эпохи – превращался в поэтическую метафору, его перемещения по сцене означали нервную пульсацию эпохи, не хранящей покой женщины». М-да... Особенно впечатляет сочетание: «Он скрывал девичью наготу в сцене в бане... или неожиданно обнажал их для очереди нацистских пуль».
«Занавес Боровского выполнял очистительную функцию, был орудием катарсиса и орудием истории, которая не разбирает, кто прав, кто виноват, которая чистит мир подчистую, освобождая место для других форм жизни». Кроме всего прочего, ещё и «чистит подчистую», оказывается.
«Давид Боровский – еще и театральный документалист. Натуральность фактуры на сцене была для него фетишем, фальши плексигласа или папье-маше Боровский не признавал. Делая один из самых жестоких и кровавых спектаклей Таганки «Преступление и наказание», Любимов и Боровский выставляли мерзость жизни, мерзость убийства на показ. Расслабленный зритель, «готовый к восприятию искусства», входил в зал и тут же натыкался на безобразную картину: без занавеса, прямо на авансцене, в тридцати сантиметрах от тебя валялись окровавленные тряпки, которые при ближайшем рассмотрении оказывались «хорошо изготовленными» трупами старухи-процентщицы и ее сестры Лизаветы. Боровский бил зрителя по голове, не скрывая от него даже то, что скрыл Достоевский». И опять-таки, не пропустите вторую фразу: чего не признавал замечательный театральный художник Давид Боровский? Плексигласа и папье-маше или того, что они фальшивы?
«Ввести лифт в историю мировой сценографии мог только такой «натуралист», как Боровский. Боровский «тупо» работает и играет с предметом, который превращает в аллегорию, богатую смыслами. Чего никогда не было в искусстве Боровского, так это избытка предметов на сцене. Он меткий стрелок. Стреляет один раз, наотмашь». Да, ввести в обиход словосочетание «стреляет наотмашь» мог только такой «перфекционист» как Павел Руднев.
Да, первоисточник, вот – http://www.vzgliad.ru/columns/2006/4/7/29118.html.
Самое время привести ещё один фэйсбучный диалог.
«Константин Богомолов Паш, зачем Вы постите это?;(» – «Павел Руднев Чтобы дискретировать автора». Вот вам и ответ на опрос, зачем Руднев публикует свои многочисленные опыты – «Чтобы дискретировать автора». А заодно и дискредитировать движуху, в которой автор участвует. Вот только пипл подслеповатый попадается, всё хавает и хавает.
Ну, а этот свежачок я позволил себе приберечь для финала – гонимый наш, так сказать, перфекционист снова стрельнул и снова наотмашь. О стилистике не буду, хватит и одного примера: «Как будто он первый раз познакомился с корпусом наших проблем искусства в целом!».
Но дальше следует ключевой пассаж: «попытка ограничить фантазию художника моралью, она, возможно, наивному сознанию покажется законной, но если глубоко вчитываться в поставленную задачу, мы понимаем, что это оказывается формой цензуры, под которую может попасть многое из того, что можно назвать классикой или подлинной культурой.
Как только мы навязываем искусству какую-либо мораль, подобная цензура оказывается исключительно репрессивной, потому что мораль – это временное явление. Мораль у каждого своя, и каждый человек, каждый народ, каждая нация, каждое племя определяет её самостоятельно. Поэтому навязывая искусству мораль, мы навязываем ему какие-то церковные или государственные ценности. А у искусства – свой ценностный мир, и он может быть и внеморальный, внегосударственный и внецерковный
» (http://sovsekretno.tv/%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83-%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D1%86%D0%B5/).
Как бы это помягче и помедленнее? Навязать можно что-то чужое, внешнее, а в искусстве (Руднев просто не в курсе) мораль присутствует органически, без неё искусства не бывает, как не бывает, скажем, человека без лёгких (если с жабрами – это не человек уже, простите за такую нетолерантность). И речь, понятно, не о церковной и не о государственной морали. «Временное явление»? Ага, «не убий», например, – всего лишь религиозный догмат (типа, Шестая заповедь). Сегодня – так, а завтра – эдак (смело мыслит Руднев!) Нет, понятно, были времена, когда допускалось и убийство соперника, и человеческие жертвоприношения, и даже каннибализм. Со временем от этого, вроде бы, отказались; не сразу, конечно, но и хвост, надо полагать, отвалился тоже не сразу. И вернуть эту сомнительную «потерю» означает вернуться далеко назад, что странно слышать от «прогрессора». Вот навязывать какие-то дополнительные «морали», не подкреплённые историческим опытом homo sapiens, и впрямь незачем. Кстати, отсутствие морали («аморализьм») – тоже в своём роде мораль, причём именно навязываемая извне, обратите внимание.
Можно и проще: мораль не обязательно декларировать, но в искусстве она изначально присутствует как система определённых ограничений. Не автор их на себя налагает, и уж тем более не цензор, не духовник, не политрук; просто существуют некий уровень морали, как, скажем, существует уровень содержания кислорода, при котором человек может существовать; уровень этот поддерживается естественно или искусственно, но без него – сами понимаете. Попытка, условно говоря, не дышать, предпринятая в XX веке, привела к глубокому кризису, и не только в искусстве.
Впрочем, Руднева трудно упрекнуть в последовательности: если во первых строках он выступает против морали (ну, да, «временное явление»), то в финале вдруг выдаёт противоположный пассаж: «Мы видим в искусстве не только порок, оторопь от порока, но и разоблачение порока. И порой искусство в самом деле прибегает в изображению злого, порочного, несправедливого и других плохих свойств человеческой жизни для того, чтобы избавиться от них в реальности». Возможно (по Галичу) «Этот сукин сын, пижон-порученец Перепутал в суматохе бумажки», и отрывок речи для Руднева случайно совместился с отрывком речи для другого персонажа, участвующего в битве нанайских мальчиков как бы на другой стороне?
Тем более, потом пошёл отрывок из речи, похоже, спортивного функционера (Руднев, отдадим ему должное, тут сообразил и заменил «регби» или что-то в этом роде на «искусство»): «Да, искусство это игра, и поэтому у искусства есть такая функция – оно демонстрирует низменные инстинкты, и зритель их проживает, чтобы не повторить их в жизни... И у искусства есть вот эта терапевтическая функция – проживать наши деструктивные инстинкты, которые у каждого человека есть, чтобы эти деструктивные инстинкты во время игры истребились и в реальность уже не перешли».
Ну, зато концовка удалась: «По логике Железняка, мы должны выкинуть из истории мировой культуры «Ревизора» Гоголя, «Гаргантюа и Пантагрюэля» Рабле, французский эпос песенный, ну и многое, многое другое!». С логикой Железняка (того или другого, неважно) я, честно говоря, не знаком, зато у Руднева с логикой явно не очень: наоборот, если в искусстве не должно быть морали, надо выкинуть и Гоголя, и Рабле, и «многое-многое другое». Аморалисту Рудневу, видимо, неизвестно, что ничего линейного, включая мораль, в искусстве, как правило, нет, а морали «Ревизора» он, увы, так и не приметил, хотя она там и в начале прописана, и в конце...
И напоследок – ещё один образец гонимого перфекционизма: «Например, все считают, что искусство для детей в советские годы – это идеал. Но если мы возьмем, скажем, какие-нибудь комсомольские песни про Гражданскую войну, которые нам кажутся идеальным произведением детского искусства, и переместим эти песни в наше время, то это будет пропагандой экстремизма. Например, песня «А пуля знает точно, кого она не любит…». Если сегодня эту песню спеть, она окажется пропагандой экстремизма, хотя в те годы она была пропагандой совершенно других вещей». Специально для Руднева: не всякое искусство, которым грузили пионеров, было искусством, а тем более – идеалом, Это, как выразился вчерашний именинник, «первый аспект». Ну, а второй... как и в случае с Рабле и Гоголем, уж больно пример он нашёл, что называется, не из той оперы: «Песню красноармейца» из фильма «Кортик» (1973 год, слова Б.Окуджавы, музыка С.Пожлакова) весьма сложно назвать «комсомольской», а экстремистской... даже для штатного сотрудника Центра «Э» это было бы перебором, как ни крути (кто сомневается, найдите текст в Сети и убедитесь сами). Мало того, Руднев ещё раз лажанулся, смешав понятия «детское искусство» и «комсомольская песня».
Хотя, если посмотреть на нынешних тинейджеров разного возраста... в том числе в рядах любителей «нового искусства»... да, перепутать не мудрено.
Но ничего, Павел Андреевич, это всё – «временное явление». И это пройдёт...
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments