dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Читальный зал-6

Алексей Битов (poziloy)

К журналу «Вопросы театра/Proscaenium», 2012, 1-2 (выпуск XI) обращаюсь уже в четвёртый раз – и, надо полагать, не в последний. На сей раз высмотрел там «Диалог о цензуре» – беседу покойной Натальи Казьминой с режиссёром Алексеем Никольским; полный текст есть на http://sias.ru/publications/magazines/voprosyteatra/files/vop1_2012.pdf, см. стр.61-80.
Начну с Никольского. «Цензура всегда отражала примитивность власти, которая боится даже своей тени и презирает свой народ». Далее Никольский цитирует Н.В.Остен-Дризена, историка русского театра и одно время (по совместительству) театрального цензора; кстати, книга Дризена «Драматическая цензура двух эпох», выпущенная в 1915 году, напечатана, что любопытно, в типографии Министерства внутренних дел. Эта цитата вполне объясняет повышенный интерес властей к театру: «Книгу читает всякий про себя, здесь не страшны даже прямые нарушения цензурного устава, но на зрелищах народ собирается "так сказать кличью", все, следовательно, схватывается на лету, ни один намек не может быть пропущен». Вот вам и объяснение, откуда ноги растут и отчего в таком фаворе у властей оказались псевдо-режиссёры, выпускающие под видом спектаклей некие зрелища «для умственно отсталых слоев населения», как выразился однажды украинский театральный критик О.Вергелис (см. http://zn.ua/CULTURE/chuchelo_chayki-93485.html).
А вот, что говорит Никольский – естественно, уже о наших временах: «После распада СССР, когда формально свобода слова была провозглашена, а институт цензуры уничтожен, мы столкнулись с новой ее формой, о которой раньше читали только в западных книжках. В нашу жизнь вошел рынок, а с ним и рыночная цензура, которая – в абсурдном применении к искусству оказалась губительнее, чем во все предыдущие периоды своего существования. Мы оказались мало подготовлены к тому, что на нас обрушилось. Беда в том, что мотивами рынка стали руководствоваться люди тех профессий, для которых они губительны». Ну, тут комментировать нечего.
Далее Никольский говорит: «У художников, боровшихся с советской цензурой, – я имею в виду настоящих художников, – были убеждения, некие высокие соображения. В интересах дела. Они всерьез относились к профессии. Они считали своего зрителя народом, а сегодняшние многие деятели искусства уверены, что зрители – это быдло». Разумеется, с точки зрения нашей «элиты наизнанку», все, кто в неё не входит, – быдло. Но это не мешает кумирам этой «элиты» держать за быдло и свою собственную немногочисленную паству – пипл схавает всё, если ему объяснить, что это и есть последний писк, классика – отстой, и только эти зрители, «лучшие в мире», способны оценить по достоинству платье голого короля.
Снова Никольский: «Я думаю, что появившиеся новые ценности (успех, деньги) скоро будут поставлены под вопрос, и тогда молодому поколению будет очень трудно... Финансировать такое количество театров достойно невозможно. Кто будет отбирать, кого финансировать, а кого нет?» Впрочем, если вы хотите, чтобы решение вышло как можно более несуразным, рекомендую пригласить «успешного менеджера», он явится в ореоле собственного апломба и в окружении консультантов от «нового искусства» и решит так, что мало не покажется.
И, наконец: «В советские времена режиссёры, которые сталкивались с цензурой, – а настоящие режиссёры были идейными людьми, – крепко стояли на ногах и чувствовали или догадывались, что чиновники их сами боятся, поскольку чиновники знали, что являются временщиками.
Сегодняшнее эстетическое своеволие уже привело театр к сценической безвкусице, а свобода обернулась окончательным бескультурьем, и, если в ближайшее время возникнет цензура, то это не будет инициативой чиновников или власти, а цензуру потребует само общество
».
Кстати, вполне вероятно, но нельзя не отметить, что подобные стремления части общества старательно подогреваются властью; надо ли тут говорить о провокации, о недомыслии либо о любопытном сочетании одного с другим... вот тут возможны варианты.
Как ревнитель жанровой чистоты отмечу, что большая часть диалога скорее напоминает интервью – говорит, в основном, Никольский, специально изучавший историю отечественной цензуры. Но итог подводит всё-таки Казьмина:«Парадокс. Чиновники в стабильном советском государстве, где ничего не менялось кардинально столько лет, ощущали себя временщиками, а сегодня, когда абсолютно все временно, и чиновничьи, и художественные посты, и успех, и слава, и деньги, никто не думает о будущем. Остается надеяться».
Вот именно.
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments