dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Category:

Мутно и немного абсурдно

Алексей Битов (poziloy)

Конечно, когда цитируешь, лучше приводить ссылки. Но иногда не хочется. Или лениво. А уж на самого себя первоисточники точно можно не указывать: он не обидится, я его знаю. Поэтому – без ссылки, зато с маленькой правкой: «термин "абсурд" у нас (и не только) понимают как-то не так (ну, да, вся рота, понятно, шагает не в ногу, один я марширую, как надо). Абсурд для меня – не тогда, когда говорят заведомую бессмыслицу (a-la Хармс, если угодно), а когда к естественным вещам приводят с помощью более или менее абсурдного антуража (для примера – Беккет, "Счастливые дни"). А вот "В ожидании Годо" – по-моему, просто стёб. Если же взять Ионеско – "Лысую певицу" не понимаю, это для меня просто скучно, а в "Носорогах" никакого абсурда не вижу в упор – это притча (на мой взгляд, точная: отрастающий рог – метафора, а "отрастания" такого рода мы видим, увы, чуть ли не ежедневно)».
Нет, речь не о рогах, а об абсурде. Знаменитый парафраз Тертуллиана: Credo quia absurdum.
Помнится, были такие известные строчки у советского поэта С.Щипачёва: «Любовь не вздохи на скамейке / и не прогулки при луне». Ну, да, возможно, но, поскольку о рогах я обещал помолчать, о любви, наверное, тоже не стоит. А вот абсурд – это вам не бессвязные утверждения, сцепленные воедино («В огороде бузина, а в Киеве дядько»), не парадокс («Верю, ибо абсурдно»), не метафора (восходящая или нисходящая) и не иносказание в любой форме; абсурд – это абсурд, иной взгляд на вещи, более удалённый, что ли; впрочем, как ни гляди, сама вещь остаётся неизменной. То есть не обязательно бессмыслица, но метаморфоза взгляда, позволяющая взглянуть на вполне обыденное под другим углом зрения (чего совсем нет в тех же «Носорогах», где определённое явление лишь усиливается с помощью метафоры).
Крупнейшим абсурдистом в русской литературе XX века (во всяком случае, из тех, кого я знаю) был Платонов, а вовсе не Хармс. Вот два примера первых фраз у Платонова, задающих, если угодно, параметры абсурда: «Фома Пухов не одарен чувствительностью: он на гробе жены вареную колбасу резал, проголодавшись вследствие отсутствия хозяйки» («Сокровенный человек») и «В день тридцатилетия личной жизни Вощеву дали расчет с небольшого механического завода, где он добывал средства для своего существования. В увольнительном документе ему написали, что он устраняется с производства вследствие роста слабосильности в нем и задумчивости среди общего темпа труда» («Котлован»). А вот «Он поёт по утрам в клозете» – это своего рода метафора, а абсурда в ней не более, чем в первой фразе из совсем другого романа: «Санька соскочила с печи, задом ударила в забухшую дверь» (здесь, впрочем, и метафоры нет, но есть, как и у Олеши, некоторое провоцирование читателя).
Впрочем, конечно, лета к суровой прозе клонят, но я не Пушкин, я другой, а посему от прозы перехожу к драматургии.
Можно прочитать, будто театр абсурда – театр, «основанный на концепции тотального отчуждения человека от физической и социальной среды». Что пьесы абсурда – это пьесы, передающие «ощущение надвигающегося ужаса», что «В абсурдистских пьесах мир представлен как бессмысленное, лишённое логики нагромождение фактов, поступков, слов и судеб». Но стилистика абсурда, как и любая другая стилистика, определяется не столько тем, что сказано, сколько тем, как это сделано. В конце концов, «тотальное отчуждение» есть, например, в «Гамлете», а по части «ощущения надвигающегося ужаса» можно обратиться к древним грекам. Бессмысленность мира, если уж на то пошло, показана и у Гоголя, и у Чехова, хотя отнести этих авторов к одному и тому же направлению я бы как-то поостерёгся. Но что-то всё-таки должно отделять абсурд от не-абсурда, не так ли?
Замена взгляда, да; если угодно, изменение «фокусной точки». Кстати, тут абсурд коренным образом отличается от постмодернизма, предполагающего замену самой вещи на её копию.
От перемены взгляда предмет рассмотрения иногда начинает выглядеть по-иному, но сам предмет от этого, повторюсь, не меняется. Посему абсурдная пьеса вполне может быть поставлена: персонаж остаётся трёхмерным, как на него ни погляди, а значит, может быть сыгран актёром из плоти и крови.
Здесь уже не кстати, а, напротив, некстати: в постмодернистской «пьесе» персонажи двухмерны (как и положено копиям), а двухмерных актёров пока не придумали, и несоответствие актёра персонажу буквально бросается в глаза. Поэтому в постмодернистском псевдо-театре ставка делается на якобы актёра, который не может сыграть вообще никого, будь он одномерным, трёхмерным или восьмимерным. Ну, а для того, чтобы скрыть эту досадную деталь, выдающую постмодернистов с потрохами, их, так сказать, идеологи придумали детскую байку, будто актёрская профессия в её традиционном понимании приказала долго жить (мертвяк предпочитает, чтобы мертвяками считали других).
Короче, всё просто, проще не бывает.
А абсурд... Это вы сами решайте, и лучше не списком, а отдельно по каждому конкретному случаю. Раз на раз не приходится – впрочем, так и должно быть.
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments