dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Возвращение в «Азиопу» (часть 4)

Алексей Битов (poziloy)

Да уж, с лёгкой-нелёгкой руки Коляды затянул я этот обзор до неприличия. В качестве слабого утешения – два сообщения.
Во-первых, финиш уже не за горами – ещё один или два поста, и всё, точка. Во-вторых, в этом году условия конкурса, как известно, изменены, теперь он стал юниорским, и я попытаюсь на него не реагировать – тем более, в первый раз. Разве что совсем вопиющее что-нибудь случится, но до этого, надеюсь, не дойдёт.
А на «Евразии-2011» интересно было сравнить две номинации: «Пьеса для большой сцены» и «Пьеса на свободную тему». Тексты вольного жанра читались как-то более эмоционально, хотя основные эмоции трудно назвать позитивными. Зато на «большой сцене» в лонг-листе царила скука. К моему удивлению, многие авторы честно пытались сочинить пьесу, но именно, что сочинить. Конечно, грех сочинительства – один из самых страшных грехов, да и уровень сочинений, мягко говоря...
Сегодня – о некоторых таких «сочинениях». Три текста, они ничем не лучше и не хуже большинства своих «соседей» по лонг-листу, а в шорт ни один из них не попал. Посему позволю себе опустить фамилии авторов и названия текстов; считайте, оцениваются не столько сами тексты, сколько уровень отбора.
Назову их просто: Текст № 1, Текст № 2 и Текст № 3.
Итак, № 1. Представьте себе, это – производственная пьеса; в ней нетрудно увидеть явные следы социалистического реализма (жив, курилка). Например, начальник управления (хороший) в решающий момент принимает личное участие в решении сложной производственной проблемы. Впрочем, приметы времени тоже присутствуют: во-первых, финал (он не мажорный, а как бы открытый), а во-вторых, без траха дело тоже не обходится. Правда, не на глазах у изумлённой публики: герои с этой целью удаляются за ширму, похоже, установленную на сцене именно для этого. Кроме того, есть ещё целый ряд сценических находок. Например, в начальной сцене присутствует въяве всего один персонаж, и он спит. А зрители в этот момент слушают голоса участников совещания в соседнем помещении; таким необычным образом автор вводит нас в курс дела.
Далее. Автор понимает, что некоторые вещи показать на сцене технически невозможно (скажем, переправу крана через реку или битву на тракторах). В этих случаях он даёт нам возможность понаблюдать за наблюдающими: они комментируют происходящее, и мы, зрители/читатели, таким образом тоже, вроде бы, оказываемся в курсе событий.
Некоторые персонажи массовки обозначены так: «начальники отдельных подразделений и служб, мастера, бригадиры, специалисты, механики». Надо думать, у каждого есть бейджик, на котором написано, кто он, механик или нет, и надписи на бейджиках отлично просматриваются из зрительного зала.
Из ремарок: «В офисе весёлое оживление, связанное с резкой активизацией работ». Или: «Механики в сигнальных жилетах стоят на грузовом прицепе. Спасатели в трусах и телогрейках на голое тело сидят внизу на скамейке». Или так: «Скопление празднично настроенных людей и техники».
Речь персонажей не менее чудесна; очевидно, среди них много посетителей каких-то специальных курсов при богемном столичном ВУЗе. Вот речевые образцы: «И тридцать, и пятьдесят лет назад в знаменитых на всю страну и мир экстремальных проектах решались примерно такие же вопросы, с той же энтропией, то есть степенью неизвестности, и методы, я думаю, по существу своему не сильно отличались. Какими-то особо передовыми, всезнающими и всемогущими с тех пор люди не стали; во всех концах света перед природой и большой историей как были, так и остались олухами царя небесного».
«Вряд ли ярый язычник Константин предполагал стать основателем официального христианства, а заштатная принцесса Софья Фредерика Анхальт-Цербстская – Екатериной Великой... Возможно, это самое существенное чудо цивилизационного генезиса: приходит проходимец и приносит ахинею, а она и есть самое то – искомая суть; и прогресс, быть может, не самым скорым и лучшим образом, но потихонечку трогается с места и делает шажок вперед...».
«А человеку-то и надо всего чуть-чуть: дело, доставляющее удовольствие и средства для проживания, и чтобы кто-нибудь авторитетный объяснил ему, что по нынешним меркам хорошо, что плохо, спросил с него и с других про закон и аккуратность – чтоб не воровал, не дрался, не сорил... Сам же спасибо скажет. А что еще больше-то? Довольно. Остальное как бы само собой пристегивается...».
«На перстне царя Соломона было написано "все пройдет". Если Соломон не расстраивался в допотопные времена, то нам-то чего расстраиваться. Цивилизация!»
«Уйди, Таисия, иначе я скажу жестокие слова...».
Но это ещё цветочки. Персонажи Текста № 2 обсуждают мировые проблемы: жизни и смерти, войны и мира, человеческой сущности и т.д. Иногда всё это сопровождается некоторым сценическим действием, но сложность и глубина рассуждений, так сказать... Впрочем, Бог с ними, философскими глубинами; потенциальный зритель их вряд ли оценит – не исключено, что этот зритель просто уснёт по ходу диспута. Но тогда он не услышит самого главного...
«сколь свободны мы ни были бы внутренне, мы зависимы от множества пустяков. Любовь, словно жемчужина, начинает дряхлеть и рассыпаться, обращаясь в ничто…» (на что собеседник чуть позже ответит «Не успев насладиться красотой жемчужины, ты стал оплакивать ее будущую гибель. И выбрал одиночество»).
«Любовь сама есть высшее благо и потому – не требует для себя никаких привилегий».
«Какая может быть цель у муравейника, со всех сторон окруженного пустыней?..»
«Тут прогресс и нашей науки и нашей морали…» (ответ собеседника: «Верно. Перед нами пролог чего-то большего»).
«А может, нам нужно сделать иной выбор. В кои-то веки сделать по-другому. И тогда мы приобретем новое значение в глазах друг друга. Станем племенем, которому жить и умирать не больно».
«Каждый сам выбирает точку отсчета своей нравственности».
«Потеряна птичья легкость рук и первозданность помыслов... Нелепые комедианты, чужой улыбки державшиеся как последней надежды на свое спасение... Боль моя все ширится и уже достигла пределов души. Голос совести вознесся во мне до гула набата» (где вы, где вы, орлы и куропатки с лёгкими птичьими руками?)
«Нет высшей истины, с которой мы могли бы сверять каждый наш поступок, кроме собственной совести... Человечество противоречиво. Один человек противоречив еще больше».
Добавить тут нечего.
Остался Текст № 3, и тут я буду совсем краток. Достаточно вводной ремарки:
«Кусты режутся и бьют по щекам. Райка морщится, закрывает лицо рукой, другой – придерживает платье и пакет. Он порвался, из него выпали продукты, она бежит, бежит – тихо. Выбегает на открытую площадку, открывает глаза и убирает руку от лица только когда понимает, что кусты больше не режутся – выбралась. Прислушивается – тихо. Оборачивается – никого. Хорошо. Очень хорошо.
Прикасается рукой к локтю, на ладошке остается кровь. Она кладет сумку на пол, срывает подорожник, слюнявит его и прикладывает к ране. Подорожник щекочет локоть. Ее волосы заливает солнце, она щурится, берет пакет и бредет к дому. Вид у нее, признаться, забавный – эдакий растрепыш на ножках. Растрепыш без возраста – то ли подросток, то ли женщина.
Сделав пару шагов, она слышит за спиной хруст, подбегает к будке, прячется за нее. Из кустов, ругаясь, выбирается Мужчина. Вид у него не лучший. Он – из городских, сразу видно. Он очищает себя от веток, стонет, видя, во что превратились его туфли. Смотрит, что и штаны рваные, обрывает штанину до шортины. Видит царапину, срывает траву, хочет приложить ее к ране. Девушка раскрывает глаза от ужаса. Мужчина ругается, выкидывает листик – это крапива. Со всего размаха пинает собачью будку, девушка отскакивает, он пугается ее
».
Заметьте, это не некое «описание для настроения» (a la Коляда), прописано конкретное действие («он порвался... она бежит»). И это называется – «пьеса для большой сцены» («Кусты режутся и бьют по щекам», да). Не буду даже говорить о такой мелочи как пол около кустов («Она кладет сумку на пол»); ничего удивительного, в кустах иногда оказывается рояль.
Нет, извините. Достаточно. Более, чем достаточно. Хватит на сегодня...
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments