dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Про чужого дядю

Алексей Битов (poziloy)

Дурные примеры, ежу понятно, заразительны. А наиболее заразительны, как выяснилось, собственные дурные примеры: так и тянет повторить, а лучше всего ещё и усугубить.
Что и делаю.
Вчера оскоромился: посмотрел вахтанговского «Дядю Ваню». По экс-«Культуре», однако.
Ладно, куда ни шло: впечатления от спектакля, который, типа, лично почтил своим присутствием. Но от спектакля, увиденного по телевизору? Всё равно, что слона в микроскоп разглядывать: сколько ни старайтесь, а на предметном стекле объект наблюдения никак не поместится. Ну, не видите вы по ящику сцену целиком, и всё тут. И не только объём теряется, но даже актёры порой выпадают из поля зрения; они, может, и молчат всё это время, но чем-то себя, надо полагать, занимают, а не ворон в зале считают.
Впрочем, ещё важнее, что «вкус» другой: одно дело – свежие фрукты, другое – консервированные. Хотя реклама и талдычит про «неотличимый» вкус, но каким же надо быть доверчивым, чтобы поверить рекламе! На самом деле, и вкус другой, и запах природный улетучился напрочь. Ладно, жрачка, а у спектакля, если это спектакль, есть своя аура, и она контактна, а по сети не передаётся.
Что можно оценить по трансляции? Игру актёров, хотя и не без некоторых оговорок иногда. И режиссёрское прочтение «партитуры» тоже чаще всего можно – если, конечно, пьеса знакомая.
На этом лучше остановлюсь, это и попробую оценить.
Начну с актёров. Мне понравились В.Симонов (Серебряков) и А.Дубровская (Елена Андреевна). Резко не понравилась Е.Крегжде (Соня): в большинстве случаев её монологи по интонации скорее подошли бы Катерине из «Грозы», прочитала – и сразу в Волгу. Кстати, истерика и в движениях заметна; порой актриса двигается вполне прилично, а порой сбивается на мельтешение (и не порой, к сожалению, а сплошь и рядом). Уважаемая мной Л.Максакова играет Марию Васильевну на чистом профессионализме; сама роль, похоже, её мало интересует. В.Вдовиченков (Астров)? Конечно, актёр старается, но всё же он какой-то непластичный, что ли.
А как же сам Дядя Ваня – А.Маковецкий? Вот тут мне, честно скажу, не всё понятно. Сыграно достаточно точно и профессионально, но герой получился внутри какой-то пустоватый – как шарик, из которого вытекла большая часть воздуха. Вопрос в том, насколько это соответствует роли. Скорее всего, да, соответствует, но, чтобы в этом убедиться, надо всё же посмотреть из зала, а не в телеусечённом варианте. Хотя скорее всего, повторю, соответствует, и тогда Маковецкий – молодец, спорить не буду.
Но вот режиссёрское прочтение чеховской «партитуры»... мягко говоря, вызывает большие вопросы. Сразу уточню: дело не в мелочах, хотя чувство меры Р.Туминасу, случается, изменяет. Зачем превращать Астрова в ёлку новогоднюю, увешивая его на прощание чемоданами, саквояжами и чуть ли не диванами? Для полноты картины (с учётом привычного для Вдовиченкова амплуа) не хватило разве что ПТУРСа, засунутого подмышку. Или, скажем, «звезда» на профессорской жилетке, обнажившаяся после, так сказать, покушения – то есть, я понимаю, зачем это, но больно уж тут, извините, дёшево и в лоб. А сцена почти тайского массажа в нянином исполнении – это уж мне, тупому, и вовсе непонятно, зачем.
Кстати, если уж на то пошло. У Туминаса Астров с Еленой Андреевной не целуются, а трахаются. Не в порнографии дело, её там нет, а в том, насколько финальный диалог «любовников» соответствует такому «прочтению». На мой взгляд, извините, никак не соответствует, там из контекста вытекает, что «роман» обрывается на самой ранней стадии, о чём оба слегка сожалеют.
Ладно, это всё – мелочи, детали; пора бы и до общей картины добраться. Что ж, к делу.
Полагаю, Туминаса достали «традиционные» постановки Чехова, похожие одна на другую, как клоны. Согласен, меня они тоже достали: раз за разом мы видим нечто среднее между «Мещанами» и «Женитьбой Бальзаминова», а у Чехова – нечто, совсем иное: не трагедия с элементами комедии и не наоборот, но трагикомедия, в которой одна составляющая от другой просто не отделима. Причём в «канонической» трактовке трагедия преобладает, и по законам жанра нам обязательно предложат «положительного» героя, будь то Астров, Треплев или, на худой конец, Петя Трофимов. В «Дяде Ване», типа, есть два антипода – хороший Астров и плохой Серебряков. В упор не видят, что эти «антиподы» достаточно похожи, с той лишь оговоркой, что один «пробился», а другой нет (или, учитывая возраст Астрова, пока нет). Зато по части демагогии они стоят друг друга. Впрочем, я опять отвлёкся, виноват; вернёмся к конкретному спектаклю.
То, что я увидел у Туминаса, определю как контруклон – никакой трагедии, чистый фарс, где никого, по определению, не жалко, а повод к сопереживанию отсутствует напрочь. Некий гротеск из жизни крупных насекомых, взгляд со стороны. Думаете, это по Чехову? Позволю себе усомниться: Чехову своих героев (почти всех, кстати) мучительно жалко, Туминасу – нет. По существу, режиссёр предлагает нам заглянуть в кунсткамеру. Нет, на уровень «новой драмы» он не скатывается, да это и невозмозможно сделать, не переписав текст целиком и полностью (сильные тексты умеют сопротивляться, можете быть уверены). Но степень драматургической «упругости» – другой вопрос, а Туминас гнёт, как может. Меня как зрителя это не слишком раздражает; в конечном счёте, Чехова столько раз пытались нагнуть в противоположную сторону, что можно и в другую попробовать для разнообразия; заодно, глядишь, и выправится что-то в чьей-нибудь душе и голове, так что плюсы подобного подхода явно перевешивают минусы. И всё-таки это – не Чехов, см. выше.
Поймал себя на внезапной мысли: последним спектаклем по Чехову, который я видел вживую, были «Три сестры» в «Около дома Станиславского». Ясно, что сравнения тут некорректны: живой спектакль и телеверсия, «Три сестры» и «Дядя Ваня». Впрочем, корректности кругом и без меня хватает, так что рискну сказать прямо: спектакль Поляничко явно ближе к Чехову, чем спектакль Туминаса. Тут даже по телевизору разглядеть можно, как бы он ни искажал происходящее.
И это при том, что на «Трёх сёстрах» я тоже, извините, кипятком не писал, я вообще это делаю не слишком часто.
Берегите кипяток, господа: холодно, холодно, холодно.
Хотя это не просто другая, а уже третья пьеса.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Памяти Бельмондо

    dik_dikij и poziloy 6 сентября 2021 года умер Жан-Поль Шарль Бельмондо. Тот редкий случай, когда можно без малейшего преувеличения сказать:…

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments