dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Categories:

Иногда они возвращаются, или Тема для Halloween (окончание)

Алексей Битов (poziloy)

Итак, о Пряжко как об объекте новодрамской мифологии. Честно скажу, уже «ранний» Пряжко изумлял своей беспомощностью, и не только языковой. Да, многие авторы, как это ни прискорбно, не в силах создать хоть сколько-нибудь полноценного персонажа, но один персонаж есть почти у всех, и его зовут «Вот он, я». Пряжко никогда не умел даже этого, у него всегда была каша во рту. И с языком он боролся, как утопающий борется с волнами: макушка то появлялась на поверхности, то исчезала. Не знаю, «Трусы», вполне вероятно, кто-то отредактировал, но и сам Пряжко старался выпрыгнуть, как можно выше; увы, прыжки выше головы удаются нечасто. И вот именно этого автора Политбюро «новой драмы» вдруг решило объявить «драматургом № 1». Почему?
Единственное объяснение – стремление «повязать» рядовых сектантов: пусть они не просто принесут присягу, но непременно поцелуют Бафомета в зад – кончик хвоста или копыто не обладают таким «цементирующим» эффектом. Если остальных авторов можно было хотя бы слегка критиковать (нет, Ваше величество, Вы вовсе не величайший из королей! А всего лишь выдающийся, да и только!), то сомнение в пряжковском величии приравнивалось к измене и каралось высшей мерой наказания – изгнанием из списка кандидатов в лонги и шорты на новодрамских конкурсах (а других практически не было). При определении, кто свой, кто чужой, вопрос об отношении к Пряжко стал контрольным, как выстрел в голову: поцелуешь – и ты приобщён, а нет – так вали отсюда, не солоно хлебавши. Если «оперативная разработка» данного автора признавалась перспективной, ему давали время одуматься, отказаться от пагубной ереси. Отречься надо было публично – поцелуй оформлялся в письменном виде и выкладывался в ЖЖ. Некоторые неофиты (что без труда читалось в «покаянных» текстах) выполняли ритуал, скрепя сердце, а иногда и спустя рукава, но это никого не волновало – требовалось лишь произнести нужную формулу, остальное – мелочи.
Как это у Лосева в «Диалетике мифа»? «Чтобы создать миф, меньше всего надо употреблять интеллектуальные усилия. И опять-таки мы говорим не о теории мифа, а о самом мифе как таковом. С точки зрения той или иной теории можно говорить о мыслительной работе субъекта, создающего миф, об отношении ее к другим психическим факторам мифообразования, даже о превалировании ее над другими факторами и т.д. Но, рассуждая имманентно, мифическое сознание есть меньше всего интеллектуальное и мыслительно-идеальное сознание». «Интеллектуальные усилия» партийных бонз привели к реанимации давно известной формулы: чем гаже ритуал, тем крепче он связывает однопартийцев (или сектантов).
Сейчас, похоже, времена меняются: старое Политбюро «новой драмы» явно сдаёт позиции, им уже не до Пряжко, да и не до ритуалов, если по большому счёту. Честное слово, отрадно видеть, как некоторые бывшие и нынешние новодрамцы (как бы я к кому из них ни относился) начинают потихоньку вылезать из этого морока (пока чаще всего лишь на уровне «Вы вовсе не величайший из королей! А всего лишь выдающийся», но лиха беда – начало). Казалось бы, ещё немного, и фея Розабельверде сдаст своего разлюбезного Крошку ближайшему Просперу Альпанусу или любому другому любителю чудесного мокко.
Увы, не всё так просто, ибо за время, пока наш Крошка щеголял в парадном мундире с орденом Зелёно-пятнистого тигра, часть окрестной публики и впрямь уверовала в его таланты. И хотя я ни в коей мере не претендую на роль скрупулёзного классификатора, позволю себе поделить эту почтенную публику на три категории.
Итак, категория № 1. В субботу в одном из «мемориальных» постов мы очень вовремя процитировали Г.Гурджиева, отметившего интересное свойство ряда представителей рода человеческого: «..они верят всему, что говорят другие, а не только тому, что они могли бы сами познать собственным здравым рассуждением... Вообще всякое новое понимание в этих странных существах окристаллизовывается только, если о ком-нибудь или о чем-нибудь говорит так-то Иван Иванович; а если об этом же самом, то же самое скажет еще и Петр Петрович, – то они уже окончательно убеждаются, что это именно так, и никак не может быть иначе». Надо бы уточнить: вскоре после того, как они уверовали в слова Ивана Ивановича с Петром Петровичем, некоторые новообращённые сектанты приходят к выводу, будто они сами, без всяких подсказок, дошли до столь чудесной мысли; Иван Иванович с Петром Петровичем и рады бы их разубедить, но в одночасье это не получится. Полагаю, если бы Крошка Цахес выбрался бы из злополучного сосуда целым и невредимым, немалая часть жителей княжества всё равно не смогла бы сразу отказаться от мысли, что перед ними писаный красавец и выдающийся мыслитель. Что делать с такими ценителями, не знает, увы, ни один маг и волшебник; со временем, конечно, всё приходит в норму (а чаще – переходит в новую форму патологии, но отставным Крошкам от этого не легче). Ограничимся констатацией: такая публика существует и ещё какое-то время будет существовать, независимо от наличия/отсутствия волшебных волосков на возлюбленной ими голове.
Категория № 2. Они не поддаются внушениям чуждых Иван Ивановичей и Петр Петровичей, но не готовы противостоять крикам восторга, гремящим и ошую, и одесную от них. Недавно был у меня разговор с одним человеком, чья позиция по Пряжко практически не отличается от моей, и собеседник мой напомнил замечательный афоризм С.Е.Леца: «В дерьме определённо что-то есть. Миллионы мух не могут ошибаться». Вполне допускаю, что примерно по такой схеме начала ценить Пряжко и небезызвестная нам всем М.Дмитревская: Иван Ивановичу с Петром Петровичем она бы не поверила, но «Миллионы мух не могут ошибаться». Впрочем, лично с Дмитревской я не знаком и судить уверенно не могу, но типаж такой, безусловно, есть. Как и в первом случае, утечёт немалое количество всякой жидкости прежде, чем эти ценители заметят: мухи давно поменяли траекторию и снова не ошиблись. И опять-таки никакая фея не способна изменить мнение подобных граждан одним мановением волшебной палочки.
А вот категория № 3 – чисто театральная. Солируют тут молодые режиссёры, как правило, освоившие техническую сторону ремесла, но к взаимодействию с серьёзным текстом не способные (во всяком случае, пока не способные). Они не хотят и не умеют интерпретировать текст и уподобляться дирижёру, интерпретирующему, допустим, симфонию. Им гораздо ближе театральный перформанс; хрестоматийное «Поставить можно даже телефонную книгу» они восприняли как руководство к действию. Ну, телефонную книгу – всё-таки стрёмно, так что желательно найти нулевой текст (лучше заявленный в качестве «драматургии») и нагромоздить вокруг него всякие мыслимые и немыслимые конструкции. Дирижёру подобного типа очень подошли бы пресловутые «4′33″» Дж.М.Кейджа; публика будет смотреть, как некто с палочкой виртуозно размахивает руками, и никакие звуки не отвлекут её от этого замечательного зрелища. А если всё-таки приходится мириться со звуками, лучше всего взять бессмысленный набор аккордов; публику они вряд ли заинтересуют, стало быть, всё внимание опять-таки привлечёт к себе дирижёр (правда, оркестранты могут помешать, значит, надо дирижировать попричудливее, чтобы на музыкантов не обращали особого внимания). Есть такая категория, не правда ли?
Нет, разумеется, можно найти ещё какие-нибудь дополнительные категории, Бога ради; я, как уже говорил, на лавры дотошного классификатора никак не претендую. Но в существовании этих трёх «типажей», извините, уверен.
Ну, вот, опять меня, наверное, упрекнут в чрезмерной самоуверенности; своё суждение полагаю, дескать, единственно верным и не допускаю мысли, типа, что тоже могу ошибаться. Отчего же, могу, и непогрешимым себя не считаю. Но есть вещи спорные, а есть, хотите вы этого или нет, истины абсолютно бесспорные. У треугольника три стороны; Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот; стихотворение Пушкина «Я вас любил...» не является романом; писанина Пряжко не имеет ни малейшего отношения ни к драматургии, ни к любой иной литературе.
И всё это – утверждения одного порядка. Хотите – спорьте, хотите – нет, но ничего от этого не изменится.
Даже если лично Вы с этим глубоко не согласны. Можно верить в мифы или в сказки для самых маленьких. Но только до определённого возраста, а потом это уже не смотрится как-то. Разве что, за исключением своей компашки (или секты). Но за пределами этой секты (или компашки) существует большой мир, где у треугольника – ровно три стороны. И так далее. Пусть в локальной точке пространства/времени большинство считает, что этих сторон три с половиной... или даже четыре. Но это лишь означает, что считать в данной точке пространства и времени не умеют вовсе.
Вот и всё.
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…