dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Categories:

«Азиопа», как и было обещано (часть 9). Но не только она

Алексей Битов (poziloy)

Попробую объединить два в одном.
«Азиопа»-то «Азиопа», сиречь «Евразия», но зайду на сей раз несколько сбоку.
«"Каждый отдельный момент пьесы обращается в отдельный самодовлеющий номер. Конструкция вещи или не задаётся совсем, или же, если она случайно существует, убивается, причём преступление не замечается публикой. Это преступление над негодным объектом, убивается мертвец".
Виктор Шкловский. Третья фабрика.
Написано в 1926 году. Полностью применимо к современной пьесе.
Ворчание по поводу быстрой смены действия, переходов с объекта на объект, кинематографической стремительности сцен – из разряда "раньше-то корюшка была во какая, а сейчас во-о-от такая"...
». Это – А.Зензинов, пост недельной давности (http://zenzinich.livejournal.com/953468.html).
Хочется, конечно, съехидничать: определение Шкловского «убивается мертвец», по мнению Зензинова, «полностью применимо к современной пьесе». Кто бы спорил – если, конечно, понимать под пьесой то, что именуют таковой апологеты «новой драмы».
Ладно, прошу прощения, не удержался. Речь совсем не об этом, а о ворчании по поводу былой корюшки. Здесь – лирическое отступление на тему «кстати, о корюшке».
«Как известно, все меняется. Помню, работал я в молодости учеником камнереза (Комбинат ДПИ). И старые работяги мне говорили:
– Сбегай за водкой. Купи бутылок шесть. Останется мелочь – возьми чего-то на закуску. Может, копченой трески. Или еще какого-нибудь говна.
Проходит лет десять. Иду я по улице. Вижу – очередь. Причем от угла Невского и Рубинштейна до самой Фонтанки. Спрашиваю – что, мол, дают?
В ответ раздается:
– Как что? Треску горячего копчения!
» (С.Довлатов, «Записные книжки»).
Треска – не корюшка, конечно, но тоже ведь рыба. Тем более, треску всегда на моей памяти за рыбу держали (так себе, не деликатес, но...), а к корюшке, были времена, всерьёз никто не относился. Так что не в том, дело, крупнее она была или мельче. Увы. Тем более, в любые времена не надо бы выдавать корюшку за треску, а, тем паче, треску – за сёмгу.
И это совсем не вопрос монтажа плавников с хвостом, дело в самом рыбьем мясе. Монтаж упомянут не просто так, Зензинов далее пишет: «Структура пьесы проверяется на прочность не объёмом (пространством текста), а временем игры и монтажностью эпизодов»). Ну, если речь зашла о монтаже, как же не упомянуть С.Эйзенштейна – и вот он, лёгок на помин, в первом же комментарии: «основы клиповости заложил Эйзенштейн».
Что ж, пусть будет Эйзенштейн: «не полагая монтаж ни "ничем", ни "всем", мы считаем нужным сейчас помнить, что монтаж является такой же необходимой составной частью кинопроизведения, как и все остальные элементы кинематографического воздействия» («Монтаж», http://lib.ru/CINEMA/kinolit/EJZENSHTEJN/s_montazh_1938.txt).
В любой литературе, и драматургия тут – не исключение, монтаж есть одна из составляющих (вернее, две – монтаж эпизодов и сам монтаж «букофф»). Но не более того: два лёгких само по себе не делает человека человеком, хотя, надо полагать, влияют на тип дыхания: если лёгких нет, а есть жабры... Возможность совместить жабры с лёгкими – это уже вопрос к А.Беляеву, Г.Казанскому с В.Чеботарёвым, а, главное, к В.Кореневу... но достаточно, незачем сыпать соль на раны ребятам из клуба друзей А.Галибина...
Так вот, невозможно «смонтировать» органы дыхания так, чтобы с гарантией получился человек, зато можно так их смонтировать, чтобы исключить саму возможность появления человека из этой «заготовки».
Опять Эйзенштейн: «Следовало больше заняться вопросом самой природы этого объединяющего начала. Того именно начала, которое для каждой вещи в равной мере родит как содержание кадра, так и то содержание, которое раскрывается через то или иное сопоставление этих кадров».
Чтобы закрыть тему Шкловского, надо бы вернуться к «Записным книжкам» Довлатова: «Как-то мне довелось беседовать со Шкловским. В ответ на мои идейные претензии Шкловский заметил:
– Да, я не говорю читателям всей правды. И не потому, что боюсь. Я старый человек. У меня было три инфаркта. Мне нечего бояться. Однако я действительно не говорю всей правды. Потому что это бессмысленно...
И затем он произнес дословно следующее:
– Бессмысленно внушать представление об аромате дыни человеку, который годами жевал сапожные шнурки...
».
Боюсь, некоторые (не все, нет) участники дискуссии у zenzinich слишком долго жевали эти самые «сапожные шнурки» от новой драмы. Теперь они уверены, что таков и есть вкус современной дыни (или корюшки, неважно). Вот что тут поделаешь?
Я бесконечно далёк от мысли, будто все авторы, попавшие в лонг-лист «Евразии» (или выше) по определению относятся к новой драме. В конце концов, вопрос об отношении к ПНД – вопрос партпринадлежности, не более того. А посему в качестве примера «по монтажу» беру автора, об отношении которого к новой драме мне ничего не известно. Как бы то ни было, его текст на «Евразии-2011» включён в шорт-лист в номинации «Пьеса для большой сцены».
В.Ляпин, «Инакомыслящий (Герой Мятлев)». В этом тексте, безусловно, есть «состав пьесы»: речь идёт о метаморфозе героя, чья фамилия вынесена в заголовок. Кстати, умышленно ли автор наделил героя фамилией князя из «Путешествия дилетантов» Б.Окуджавы или тут просто совпадение, судить не возьмусь. Во всяком случае, герой есть, факт. Возможно, этот Мятлев чем-то напоминает Игоря из «Сухих завтраков» В.Дурненкова, но существенную разницу нельзя не отметить: жизнь Игоря изменили внешние обстоятельства, а Глеб Мятлев – может быть, не отдавая себе в этом отчёта – сам попытался «сменить маршрут»: на работе занялся откровенной отсебятиной, из семьи попытался сходить налево. Вот тут-то и оказалось, что он давно уже никому не нужен – ни в семье, ни на работе; другое дело, пока он сохранял некую видимость, окружающие сохраняли её тоже, а как только перестал, сразу же всё и посыпалось. Дальше началась фантасмагория; некоторые повороты, конечно, отдают телесериалом, но это не самое страшное.
Хуже как раз с монтажом. Судите сами. Из вводной: «Сцена разделена на несколько фрагментов. Нечто вроде мозаики». Попробую перечислить фрагменты: квартира Мятлевых (две комнаты); гостиница (холл, номер, ванная, соседний номер); «Дешёвая пивнушка-«рыгаловка»»; «Освещается центр сцены. Двор института»; «институтский класс», не маленький, судя по дальнейшим событиям, плюс ещё и часть коридора; сцена в автомобиле; сцена у реки («МЯТЛЕВ... вытаскивает из машины труп... Бросает его в реку... МЯТЛЕВ садится на землю»); квартира мятлевского приятеля (как минимум, комната и ванная); «Подъезд чужого дома». Это только Действие первое, во втором лучше не будет. Конечно, киносценарий, как ни монтируй: слишком много разнородных «фрагментов», вместо сцены нужен аэродром. О ремарках «Номера гостиницы превращаются в квартиру МЯТЛЕВЫХ» или «ДОМ КИРИЛЛА незаметно превращается в КОМНАТУ ДЛЯ ДОПРОСОВ» даже и говорить не буду.
Размещение всего «комплекта» на сцене – отнюдь не единственная задача, которую придётся решать постановщику. Нужно разобраться ещё с двумя сексуальными сценами (в театре, в отличие от кино, невозможно увести камеру вбок или показать «побочную» часть «процесса» на крупном плане, а имитация требует специального решения, чтобы публика со смеху не умерла). Нужно решить эпизод с «выносом тела»: «МЯТЛЕВ накидывает свой плащ на ТИМОФЕЕВА и, закинув безжизненную руку трупа себе за шею, волочет его, как пьяного» через двор, да по дороге ещё и с дворником беседует; про «безжизненную руку трупа» забудем (хотя круто, конечно), но пьяный в такой ситуации будет хотя бы ногами кое-как перебирать, а труп – вряд ли, не дождётесь, так что лучше бы на этом не акцентироваться, но сцена – плохое место для маскировки. И так далее, и так далее, и так далее. Короче, всё придётся перемонтировать, а в «евразийском» монтажном «формате» говорить о пьесе (даже для очень «большой сцены») как-то, знаете ли, преждевременно. Кстати, о трупе: не так ли «убивается мертвец»?
Опускаю ремарку «ГРЫЖА наливает себе из мятлевской бутылки. Медленно выпивает. Секунду ждет. Организм не принимает водку. ГРЫЖА тихо изливает ее из своей утробы обратно в стакан такой же прозрачной, какой и принял. МЯТЛЕВ следит за тем, как он повторяет попытку. ГРЫЖА еще медленнее и тщательнее заглатывает в себя водку. Снова ждет. На этот раз продукт организмом принят. ГРЫЖА облегченно вздыхает». С этим-то как раз понятно, что делать, – вырезать и подарить В.Сигареву как автору первоисточника. Но всё остальное вырезать мало, надо ещё и перемонтировать потом. Хотя таким же способом в принципе можно перемонтировать для сцены всё, что угодно, включая пресловутую телефонную книгу. А на данном этапе всё это не имеет ни малейшего отношения к драматургии – именно потому, что монтаж не тот (в частности, «нарезка» разноместных эпизодов слишком мелкая, а со сменой мест автор слишком частит).
Повторю, я специально в качестве примера взял «Инакомыслящего»; там есть герой, для пьесы вполне подходящий. Только этого мало, как пела некогда одна известная певица, и текст, чтобы он превратился в пьесу, надо доделывать, как того будущего ребёнка в «Декамероне». А может, проще нового настрогать?
К сожалению (действительно, к сожалению) вкус «сапожных шнурков» напрочь отбивает вкус к драматургии. Но тут уж ничего не попишешь.
Такие дела. В который уж раз повторять приходится. Или у нас, как в известном анекдоте – А вы повторяйте, милая, повторяйте? Как там повторение соотносится с учением? Мать, мать, мать...
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments