dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Categories:

Околотеатральное

Алексей Битов (poziloy)

Забавный материал появился на openspace.ru:.
«Нужен ли в России политический театр? На вечно актуальный вопрос отвечают на круглом столе Константин Богомолов, Михаил Дурненков, Олег Зинцов, Георг Жено, Михаил Калужский, Ксения Ларина, Захар Прилепин и Марина Давыдова» (http://www.openspace.ru/theatre/events/details/23605/?expand=yes&view_comments=all).
За недостатком времени и места – несколько ключевых цитат с комментариями по мере возникновения.
Марина Давыдова: «Но как только рухнул прежний уклад жизни; как только парламент стал у нас наконец парламентом (хорошим или плохим, другой вопрос), пресса – прессой, а искусство – искусством, театр вместе с мессианством утратил и присущую ему некогда социальность…
Вместе с исчезнувшими условиями для игры с властью в кошки-мышки как-то сам собой иссяк его общественно-политический пафос. Помню, как в 1997 году…
» Слава Богу, – подумал я, это она о 90-х говорит, а то было бы непонятно, в какой стране живёт г-жа Давыдова («парламент стал у нас наконец парламентом», а «пресса – прессой»). Ан нет, тут же последовало опровержение: «театр в отличие от телевидения и СМИ сейчас не регулируется сверху…». Сейчас у нас точно не 90-е, так что вопрос о стране проживания главного редактора журнала «Театр» с повестки дня не снимается.
Тема эта, на самом деле, достаточно серьёзная; надо будет посвятить ей отдельный пост (речь ведь, понятно, далеко не об одной Давыдовой), только не «пост выходного дня»… Ладно, отвлеклись – и будет, поехали дальше.
Впрочем, Давыдова вскоре опровергнет сама себя: «Когда худрук крупного театра понимает, что ему скоро построят филиал, и уже потирает руки в предвкушении нового куска недвижимости, это предвкушение опутывает его в сто раз больше, чем любая госприемка и цензура во времена распроклятого тоталитаризма». Интересно, как это сочетается с «театр … сейчас не регулируется сверху»? А кто у нас выделяет земельные наделы и деньги на строительство? И, как всем известно (Давыдовой в том числе), это отнюдь не единственный способ «регулирования» театральной деятельности.
Следующий кунштюк: «Конечно, в нулевые годы появилось движение «Новая драма», и асоциальность русской сцены была серьезно поколеблена, но мы же с вами понимаем, что если взглянуть на наш театр в целом – «Новая драма» покажется небольшим островком. Или, точнее, архипелагом из небольших островков…» Ну, претензии «новой драмы» на «социальность» давно уже не вызывают ничего, кроме смеха, всерьёз тут говорить не о чем, а не всерьёз – неохота повторяться.
Послушаем лучше некоторых других участников очередного Круглого стола.
Олег Зинцов: «Я бы хотел подойти к вопросу с несколько иной стороны. Насколько вообще театр, как инструмент осмысления реальности, востребован нашим обществом?» Риторический вопрос. К глубочайшему сожалению, нашим обществом сейчас не востребованы вообще никакие «инструменты осмысления реальности». Да и есть ли оно у нас, это «общество», или всё опять ограничивается очередной имитацией (симулякром)?
«Мне кажется, это вопрос о двух театрах, которые сейчас существуют. Один – большой театр – это форма досуга. Другой, маленький, обретающийся в подвалах и на бывших фабриках, соотносимый с разными формами современного искусства, пытается отражать и анализировать действительность. Это два совсем разных театра, почти не соприкасающиеся между собой, хотя исполнители иногда и перебегают из одного театра в другой. Большой, досуговый, развлекательный театр отгородился от реальности, от современной эстетической реальности в том числе, он вообще перестал выполнять какие-либо функции искусства, перешел в разряд заменителя светской жизни. Тот же театр, который, отвечая на запрос небольших интеллектуальных групп, как-то осмысляет реальность, можно назвать социальным театром, но никак не политическим». А вот, интересно, «Практику» куда Зинцов отнесёт? Между прочим, бояковский театр – один из явных претендентов на звание самого «светского» театра столицы; спросите хоть у Ксюши Собчак.
«Политический театр должен отражать позицию государства, идеологические стандарты, как это было в СССР, а сейчас есть в Китае и Северной Корее, например. Или же быть протестным, причем существующим на какой-то политической платформе, вроде политического кино Годара и Пазолини. Так что в нашем пространстве корректнее говорить о социальном театре». Полагаю, политический театр может отражать любые политические взгляды, хоть официальные, хоть оппозиционные. Есть лишь одно непременное условие: создатели «политического спектакля» должны верить в то, что они говорят. Так было во времена «синей блузы», но не во времена съездов КПСС. А сейчас – как можно разделять политические взгляды правящей элиты, если никаких взглядов там нет, кроме «хотим урвать побольше, и пусть нам не мешают»? Понятно, что такая точка зрения вполне популярна, но вслух-то об этом не скажешь, а политический театр не может быть «театром умолчания».
Следующий оратор.
Михаил Калужский: «Политическим является то, что воспринимается как политическое. Это вопрос не сообщения, а восприятия этого сообщения. Когда газеты и журналы не выполняют свою функцию, их место занимает что-то другое». Да, наверное. Кстати, Давыдова в начале застолья заявила, что выполняют, но застольный плюрализм можно только приветствовать.
«Спектакль Театра.doc «Час 18» – это чисто политическое высказывание, например». Ничего подобного, извините – как раз политический аспект «дела Магнитского» оставлен за скобками, а серьёзные фигуры, за всем этим стоящие, заботливо выведены из-под огня. «Зачем большому развлекательному театру или театру-музею прямые политические высказывания? Ведь они существуют в другом мире – мультимедийном и интерактивном. Маленький же театр вроде Театра.doc выполняет функцию блогов, форумов и всего прочего». «Прямые политические высказывания» у нас в данный момент, похоже, вообще никому не нужны, а их имитация – штука модная. И этой моде готовы следовать многие, что большие-развлекательные (не о ГАБТе, понятно, речь), что малые-оригинальные (опять же, речь не о Малом). И, кстати, театр не может подменять собой блоги и форумы – в этом случае лишней становится визуальность, а без неё театра не существует.
Константин Богомолов: «А мне кажется, что настоящий политический театр никогда не сводит высказывание к агитке, официальной или оппозиционной. И наоборот, сложный театр всегда социален и политичен. И очень важный вопрос: готовы ли мы сегодня к действительно сложному политическому театральному высказыванию. К высказыванию, не рисующему ясную и понятную картину мира и, соответственно, неоднозначно воспринимаемому». Мне кажется, Богомолов прав только отчасти: «сложный театр» и впрямь очень часто воспринимается и социально, и даже политично (вспомним замечание Калужского), но вот собственно-политический театр есть нечто, сознательно упрощающее – именно чуть замаскированная агитка, если угодно.
Снова Зинцов: «В какой-то момент от театра отвернулась думающая публика, театр перестал быть местом интеллектуальной дискуссии». А театр и не должен быть «местом дискуссии»; давать поводы поводом для дискуссии – сколько угодно (и это не прерогатива театра «политического»), но смешон зритель, по ходу спектакля поднимающийся с места, чтобы поддержать или оспорить «оратора». Тем более, речь не может идти о дискуссии «интеллектуальной» – искусство, апеллирующее к разуму, занимается явно не своим делом.
Опять Богомолов – о возможности переноса на сцену текущих политических вопросов:
«Это настолько пустая реальность, что у большинства людей возникает ощущение бессмысленности говорения о ней. Может, это и плохо, такое интеллектуальное чувство превосходства… Может, надо собраться с силами и потратить их на выявление этой пустоты».
Георг Жено: «Хочу не согласиться с предыдущими ораторами. Я вижу не проблему восприятия публикой сложного высказывания, а сильный страх театральных художников перед неуспехом. Есть ощущение, что люди театра зациклены на хорошей оценке со стороны известных критиков или на приглашениях от фестивалей. Для политических тем надо вначале найти адекватную театральную форму, а поиск формы – это самый сложный и болезненный процесс. Эти формы невозможно просто позаимствовать. Например, на Западе. Их надо найти самому. Это опасное и рискованное, а значит, политическое дело. Не каждый готов к этому риску. Но зритель только такие попытки воспринимает всерьез». Тоже с чем-то можно согласиться, хотя оратор, безусловно, человек экстравагантный. Вот только противопоставление тут не совсем правильное – и публика может быть «не готова», и сам театр – испытывать панический страх (не только перед «неуспехом», конечно).
Давыдова: «Конечно же, политический театр не сводится к тому, чтобы как-то побольнее укусить за ногу представителей власти. Это лишь частный и, на мой взгляд, самый примитивный тип политтеатра. Мне видятся в нем пережитки нашей патерналистской системы, в которой театральные деятели могут хулиганить, озорничать, показывать власти язык, но они, как расшалившиеся детишки, всегда знают, кто в доме старший. Если не изжить патернализм, не осознать, что чиновники, даже самого высокого уровня, – это не «цари-батюшки», а госслужащие, ответственные перед обществом, весь наш политический театр в лучшем случае ограничиться капустником». Да какие там «пережитки нашей патерналистской системы», когда сама система процветает пышным цветом? И лукавит тут Давыдова, на мой взгляд, ой, лукавит. Оппозиционный политический театр как раз и должен «кусать» власть (не обязательно за ногу, есть другие жизненно важные органы); другое дело, оппозиционный политический театр главреду «Театра» на фиг не нужен, вот она наперёд и объявляет его «капустником». И одновременно выступает на фэйсбуке с интересным текстом: «Этим летом в РФ стартовал новый раунд увлекательной игры: кто кого убедительнее обвинит в коллаборационизме с властями. Написал язвительный роман о советских диссидентах – лег под Путина, поучаствовал в кинофоруме – продался преступному режиму, признался, что жалеешь об уходе Матвиенко – эге, батенька, да вы коллаборационист. Я уже не коллаборационистов боюсь, а вот этой «охоты на ведьм». Остановитесь уже, право!» (http://www.facebook.com/#!/profile.php?id=1661707194&sk=wall). Виноват, защищать Матвиенко (или другую властную персону) – это прямое и невынужденное сотрудничество с вполне оккупационной властью, то есть – коллаборационизм. Точно так же, как и угодливый перенос на театральную сцену опусов кремлёвских чиновничков или вступление в т.н. «Народный фронт» (думаю, грешным делом, уж не намылилась ли туда Давыдова – скажем, коллективно, всем журналом вступить, а?). А насчёт «охоты на ведьм» – ну-ну, насмешила, нашему бы теляти да волка съесть.
Ладно, у нас ещё один замечательный участник очереди ждёт: «Как всегда эмоциональна и убедительна Ксения Ларина» (это – из комментария на сайте openspace).
Итак, Ксения Ларина: «Если вспомнить самые знаковые режиссерские свершения прошлого времени – Таганку, Эфроса, Гончарова, это все был политический театр». Браво! Познания Лариной в истории отечественного театра, как обычно, впечатляют. Надо было ещё Р.Виктюка назвать – тоже, надо полагать, политический театр; «Служанки», типа – а что, вполне социальная тема, а «Баттерфляй» – так вообще про разведчиков). Ну, с Эфросом и Гончаровым всё понятно (всем, кроме Лариной и её почитателей), а как быть с Ю.Любимовым? Долго обсуждать, да и незачем – Ларина припечатала Любимова отдельно, пусть случайно, но накрепко: «Чем меньше люди искусства будут стараться угодить и осчастливить зрителя, тем больше останется места для искусства». А что, разве таганские «фиги в кармане» не были попыткой угодить зрителю? Очевидно же, что были (ограничивалось ли дело карманными фигами – другой вопрос, его здесь трогать не будем).
Вот такой «Круглый стол» – почитать да посмеяться. Может, Давыдовой в шоумены переквалифицироваться пора?
Похоже на то.
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…