dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Categories:

Классное чтение, продолжение: о любви и не только.

Алексей Битов (poziloy)

Итак, продолжение банкета: возвращаемся к конкурсу «Свободный театр-2011». Очередные пять текстов, все – из шорт-листа в номинации «Пьеса малого формата, или экспериментальный текст для театра».

К.Соловьенко, «Голодная любовь». Действие начинается «на пароходе, плывущем по Днепру». Он и Она решают пройти над водой по доске, торчащей «из корабля в сторону». Разумеется, «Доска качнулась и оба романтика вверх тормашками полетели в воду». Вспоминается анекдот, как Катерина в «Грозе» вместо Волги прыгала в оркестровую яму, но однажды туда забыли подстелить маты...
Впрочем, в отличие от «Грозы», наша «пьеса» только начинается. Действие второе: «Когда они вынырнули, пароход постепенно отдалялся... Напряженно плывут несколько минут... Еще через несколько минут он ногой нащупывает дно... Он стоит по подбородок в воде и, задрав его, переводит дух». Действие третье и далее – герои уже на острове (необитаемом, понятно). Ремарки: «Он (ощупывая и пригибая траву)»; «В голове у нее мелькнуло : "Пятница – развратница"»; «Пока строили дамбу, часть мальков убежала»; «Они спешно разжигают костер»; «Дым уже валит густой. Он также присоединяется к ней». Концовка – это уже семечки: «Пароход останавливается, из него спускается лодка, которая плывет к ним»; «Лодка приближается». В общем, с необитаемого острова героев, похоже, спасают; что с ними будет дальше, непонятно – открытый финал. Честно говоря, меня как-то мало волнует дальнейшая судьба героев – гораздо интереснее другой вопрос: кто будет играть мальков? Риторического вопроса (как это могло попасть в шорт-лист, типа, драматургического конкурса) задавать не буду – это было бы слишком бестактно.

Н.Чивелорок, «Большая чистая любовь». Автор сам указывает в скобках: «монолог». Хотя у меня, честно сказать, есть сомнения: фразы длинные, не всегда легко выговариваются, интонационно тоже не дотянуто. Скорее, проза – нечто письменное. С элементами «литературной игры». Допускаю, что и вторичность сюжета нарочита, слишком легко угадывается первоисточник: «Кто любит Панкратова?» Д.Карапузова. По жанру должно быть сработано «под Гришковца»? Пожалуйста, вот вам Гришковец: «Хотел выяснить, правда ли это, что китайцы едят котов. Но единственное, что нашел, так это книжку про то, как один наш писатель съел собаку». Не очень понятно, при чём тут Аксёнов, но, видимо, какие-то мотивы у автора были и здесь: «Дед Вася – такой... сильная, в общем, личность. Как это говорится – он полный тезка известного русского писателя Василия Аксенова. Всего его перечитал и как-то вот этим живет». И не просто живёт, но и земляков приобщает: «Ну, и, конечно, книжку какую-то Аксенова начал всучивать. Про Вольтера, что ли». Сильная личность, да. Так, а это в чей огород (в самом начале, между прочим)? «Он немного странный такой всегда был, а как съездил к своему сыну в Пермь, то вообще с катушек съехал. У него сын в Перми в театре работает. Не актером, а так, кем-то вроде... как у нас управляющий на ферме. И даже хорошо у него все там, наверное».
Кстати, отмечу: рассказчик немного странный получается. Искушённый, но местами. Как называются «голубые, только девчонки», он не знает. Зато употребляет литературное слово «пидераст» вместо исконно-русского «пидараса».
Ладно, покапустничать не вредно, а пьеса-то тут при чём?

А.Рымов, «Что с Вашими коленями?». Можно ли это назвать пьесой? На мой взгляд, нет. Организовано всё очень просто: главный герой произносит небольшой вступительный монолог («в невидимую телекамеру»); затем свет меняется, герой и его сотоварищ разыгрывают небольшую сценку; в финале – ещё одна смена освещения, и герой произносит прощальный монолог – всё туда же, в невидимую телекамеру. Сценка в обрамлении – это отнюдь не пьеса, извините. И вот ещё что удивляет – в начале сказано: «начиная от колен и ниже все брюки его [Димы] в крови»; в финале: «Дима уходит», никаких особенностей походки (со стёртыми от колен ногами) не отмечено, хотя, по идее, это не может не броситься в глаза. Ответ нашёлся в тексте: герои (Дима и Николай) по способности к регенерации вполне могут соперничать с морскими или голливудскими звёздами. Вот Дима «Хватает Николая и борцовским приёмом перекидывает его с койки на пол. Николай вскрикивает и, скорчившись, замирает на полу... не двигается... Встаёт, ковыляет к койке... держится за бок». Через несколько минут Николай уже, как огурчик: «наносит резкий удар в корпус – Дима оседает на койку и складывается пополам.... Николай наносит удар в корпус – Дима заваливается на бок... (задыхаясь и плача). Не надо! Не бейте... ты мне рёбра сломал». Потом оклемался и Дима: «Дима наносит ему удар в живот. Николай скрючивается от боли, Дима припадает на колено и берет его голову в замок... Николай хрипит».
И ещё. Про транспортировку наркотиков в плюшевых мишках я уже читал раз двадцать во всяких, типа, детективах. И один весьма загадочный момент: Дима считает, что злополучный медведь лежит у него в сумке – то есть, как подсказывает дедукция, он игрушку из сумки не вынимал. Видимо, она вылезла сама, потому что «игрушка эта аккурат между нашими с тобой сумками лежала», и это потом подтвердила вся группа. Короче, мало того, что всё придумано, так ещё и придумано нескладно. Хотя, конечно, ничего страшного.

Впрочем, пугает сама тенденция «сочинительства». И это очень заметно по двум другим текстам: М.Апраксина пишет о пенсионерке, Е.Вихарев – о бабёнке бальзаковского возраста, слабой на передок. О своих персонажах, что характерно, они имеют достаточно смутное представление, но никого это нынче не смущает.

М.Апраксина, «Без слёз – не взглянешь». Подзаголовок: «монопьеса». Самое смешное, что формально тут именно монопьеса, не подкопаешься: действия до фига, героиня скачет по сцене, как заводная игрушка. Вот только кто скачет-то? Непонятно. Марусе «лет 56», на пенсию её «выперли», стало быть, не так давно; сын и внук имеются, живут отдельно, но отношения, вроде бы, нормальные; тема невестки не поднимается – так с чего же это Маруся так одичала? Почему она, вместо того, чтобы позвонить сыну с внуком («мой любимый, мальчик мой») или хотя бы объяснить, почему она этого не делает, целенаправленно достаёт соседей? Потому, что поддала в честь «Дня пожилых людей»? Нет, похоже, она их достаёт регулярно, с ней уже, типа, не разговаривает никто. Может, она алкашка? Тоже ни из чего не следует, да и «квартирка чистенька». Так почему Маруся временами резко перестаёт соответствовать возрасту и выглядит 70-летней спятившей бабкой? Не сходятся концы с концами. Ну, устала за день, поддала, опять же, так приляг, отдохни – нет, бессмысленные действия не прекращаются ни на секунду, носится Маруся, никакая усталость её не берёт, и спать не хочется (даже глубокой ночью), и о внуке Ромке не вспоминается. Как это?
В общем, наигранная скука непонятного существа. Представляете рогатую гавкающую зверюгу с хоботом и плавниками? Говорят, это кошка такая. Не верите? Вот и я не верю в эту марсианскую «Марусю», не надо заливать, уважаемые.

Е.Вихарев, «Разлюбила». Судить, что ощущает свежеоттраханная женщина, мне, понятное дело, трудновато. Но вот ведёт себя эта Эмма как-то странно: то ли она фригидна (хотя и слаба на передок), то ли уж не знаю, что и подумать. Эмоций она, во всяком случае, никаких не испытывает, ведёт себя ровно и вдумчиво – странно как-то, честное слово. А в целом получается – ни Богу свечка, ни чёрту кочерга; написано достаточно грамотно (ну, стыки, возможно, жестковаты немного), а впечатления никакого, разве что финал с Юношей раздражает предсказуемостью. На водевиль не похоже (ни лёгкости, ни юмора), на серьёзную пьесу не тянет.
К тому же учтём: половину пьесы Эмма должна провести в костюме Евы. Ещё раз повторю то, что написал как-то о «Коммуникантах» Д.Ретрова: голая баба на сцене есть явление самодостаточное, отвлечь от её созерцания, хороша она или нет, почти невозможно (это ж каким Шекспиром надо быть, чтобы справиться!). Вот когда читаешь, забываешь, что она голая, а когда визуально – не так всё просто, уверяю вас.
А прочитал – пожал плечами и забыл; ничто не зацепило и не зацепилось. И это лучший из всех 5 представленных текстов, такие дела.

В общем, из 15 текстов-финалистов в номинации «Пьеса малого формата, или экспериментальный текст для театра» изучил я 14. Вывод печальный: пусто. И не верится, что среди неотобранных не было ничего получше. Печально, но факт.
Впрочем, итоги – это уже на следующей неделе. На то, что я помру от восторга, дочитывая оставшиеся тексты, надеяться не приходится. Смею вас заверить.
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments