dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Дела страстные

Алексей Битов (poziloy)

На сайте журнала «Страстной бульвар, 10» выложены материалы Круглого стола, посвящённого животрепещущей теме: «Нужна ли современному театру современная драма?» (см. http://www.strast10.ru/node/1564).
Вопрос, конечно, интересный, это я без юмора говорю. Хотя, насколько могу судить, повода для Апокалипсиса нет, почти в каждом театре (по крайней мере, в Москве) идёт что-нибудь современное. Иногда, конечно, это даже формально не драматургия, а инсценированная проза, от Алексея Иванова до Инкогнито Дубовицкого. Но, извините, драматургичность «современной пьесы» во многих случаях такова, что эти якобы-пьесы для постановки всё равно приходится инсценировать (примеры приводить, извините, не буду, чтобы не уходить в сторону).
Тем не менее, проблема есть: драматургия (включая якобы-драматургию) – сама по себе, а театр – сам по себе.
Понятно, что ждать от Круглого стола каких-либо решений не стоит, формат не тот – высказались и разошлись. Но высказаться иногда тоже полезно, или, во всяком случае, небезынтересно. Вот и я заинтересовался. Не буду врать, что изучил досконально, но глазами пробежал и кое-что отметил.
На этом «кое-что» и остановлюсь (во всяком случае, сегодня). Речь пойдёт о трёх выступлениях – пожалуй, наиболее характерных.
Начну с Ксении Драгунской. Выступлений у неё было два, но позволю себе их объединить. Но сначала всё-таки – о самой Драгунской. Вот убей меня Бог, но она совсем не бесталанный автор, хотя по природе своей не вполне драматург. Тем не менее, один раз (сужу только о том, что довелось читать) она поставила перед собой драматургическую задачу и очень неплохо с ней справилась («Яблочный вор»). При этом Драгунская мало того, что связана с «новой драмой», так ещё и по по всяким прочим вопросам порой выдаёт такие сентенции что хоть стой, хоть падай. На сей раз, впрочем, обошлось.
Итак, Ксения Драгунская. «Больше всего меня беспокоит, что существуют два полюса. С одной стороны, это наш театр с буфетом, завлитом, колоннами и антрактом, с какими-то пьесами классического репертуара. С другой – наше славное братство Театра.doc, ЦДРа, театра «Практика» и школы Коляды. Это две совершенно полярных системы, которые друг друга презирают, очень не любят, говорят гадости. И это полярное противостояние делает невозможным промоутирование нормальной, умеренной современной пьесы в театр с завлитом, буфетом и всем этим самым». Означает ли это, что для Драгунской не существует разницы между понятиями «современная драматургия» и «новая драма»? Как выяснилось, не совсем, но об этом чуть позже.
Сначала – о страшилке, рассказанной оратором: «когда люди с канала «Культура» увидели мою фамилию, их хватил родимчик, они сказали: «Никто из этих новодрамских драматургов, хулиганов и матершинников, не подойдет сюда на пушечный выстрел»». Кто никогда не смотрит канал «Культура», может, и поверит, что на этом федеральном канале «новая драма» подвергается тотальному геноциду; а вот те, кто смотрит, боюсь, поверят вряд ли: представителей «славного братства» там привечают, как родных, а о Театре.doc вспоминают куда чаще, чем о многих именитых театрах, вместе взятых. Только не подумайте плохого – совсем не для того вспоминают, чтобы ругнуть. А уж в последнее время... Боюсь, Драгунская что-то спутала, желающие легко могут убедиться в этом сами, достаточно включить нужную кнопку и некоторое время понаблюдать за происходящим.
А вот далее Драгунская, сама того явно не желая, так приложила любимый Театр.doc, что мало не покажется: по её словам, молодой автор «может быть, где-то в стол пишет нежные розовские и арбузовские пьесы. Но для того, чтобы быть поставленным, он начинает писать через е-мое, потому что это он может увидеть хотя бы в Театре.doc». Надо же, интересные, оказывается, критерии отбора у Театра.doc. Даже не думал, что всё так запущено, но Драгунской виднее – она там свой человек, все ходы-выходы знает.
Это всё – из первого выступления нашего оратора, а во втором меня удивили три места.
1. «На самом деле сейчас пишется очень много хороших пьес, и пишется быстро. Современная пьеса является концентрированной реакцией языка на изменение состояния духа общества». Превое предложение тут так же соответствует истине, как и второе: главным в любой пьесе остаётся всё-таки характер, а язык – лишь средство раскрытия этого характера; дискутировать на эту тему смешно (представьте себе язык, бегающий по сцене).
2. «написать пьесу, которая пойдет пожаром по стране, и залы на тысячу мест, затаив дыхание, будут прислушиваться, сегодня просто невозможно. Сейчас таких пьес нет, потому что изменилось общество, изменился человек. Общество разорвано. Вы не найдете тысячу единомышленников, которые от одного и того же будут млеть». Конечно, общество разорвано, только вот во времена создания МХТ оно тоже не было единым, единство наступило несколько позже. И «млеть» в театре должны отнюдь не от политической составляющей, хватит с нас этих извращений. А «разрыв» по поводу сиюминутных вопросов не должен волновать театр, задачи которого отнюдь не сводятся к публицистике.
3. «я хочу вас ободрить, товарищи дорогие, не грустите, все будет хорошо. Когда партия и правительство окончательно завернут гайки, начнется очень жесткая цензура в газетах и на телевидении, начнутся слащавость и отвратительная фальшь и лакировка, тогда зритель побежит в театр, даже в подвальчики, в студии, с которых начнется возрождение российского театра. Надо только немножко подождать». Драгунская снова всё перепутала: партия и правительство гайки, конечно, закручивают, но «актуалов» это не касается, с ними власть намерена дружить (примеры приводить не буду, они и так слишком на слуху). Что касается нашего ТВ, то там уже давно введена фактическая цензура, а от слащавости, фальши и лакировки зашкаливает (вопросом, что за драматурги пишут для ТВ, мы сейчас задаваться не будем; тем более, некоторые участники Круглого стола могли бы нам кое-что поведать по этому поводу).
Хватит о Драгунской.
Следующий у нас – Валерий Бегунов, главный редактор журнала «Детский театр». Цитирую: «Современный театр – и это какое-то массовое явление – не хочет принять взгляд современных людей на современную жизнь. Легче опять взять классику и с ее помощью рассказать о том, что происходит сейчас. Театр осваивает новый язык, режиссеры и актеры действительно откликаются на то, как психологически, психически, ритмически идет внешняя жизнь, какие слова говорятся, откликается на то, что есть интернет и все такое прочее. Но это не означает, что он поворачивается при этом к реальному современному сюжету. Не случайно, на мой взгляд, огромное количество театральных драматургов; как только они появляются, их тут же утаскивают на телевидение в группы сценарного ремесла. Но это происходит еще и потому, что те сюжеты, которые они чаще всего предлагают как театральный ход, состоятельны не для пьесы, а для маленького рассказа, либо для телевидения, пьеса же требует много большего, и они оказываются замечательными ремесленниками не в театральной структуре мышления, а в экранной или литературной». Именно: Фонвизин, Грибоедов, Гоголь, Островский, Чехов, Вампилов говорят о том, что происходит здесь и сейчас гораздо точнее, чем те, кто претендует на злободневность. И то, что пытаются объявить пьесами, на самом деле имеет к драматургии очень слабое отношение, проза или сценарии попадаются в этом море разливанном куда чаще. Правда, после этого Бегунов делает странный вывод: «Мне кажется, что есть много замечательных пьес», что как-то не очень стыкуется с первой частью его речи, но то, что сказано, уже сказано.
Гадать о причинах подобных несостыковок бессмысленно, поэтому перейду к третьему заинтересовавшему меня участнику.
Ирина Меркина, драматург (к сожалению, ничего про неё не знаю): «Я бы сказала нечто противоположное всем остальным. Мне кажется, что театры и драматурги должны заниматься каждый своим делом, а не класть свою жизнь на то, чтобы решать проблемы друг друга. Я не думаю, что для хорошего режиссера отсутствие современного, актуального драматургического материала – это такая страшная беда. У нас ставились прозаические произведения, которые близко не лежали к пьесам: «Обмен» Трифонова, «Мастер и Маргарита», «Мертвые души», «Десять дней, которые потрясли мир». С другой стороны, драматург, который сидит и думает, что нужно театру, никогда не напишет ничего по-настоящему хорошего. Мы задаем вопрос, нужна ли театру современная пьеса, а театру нужна хорошая пьеса. Хорошо, если она будет современной и когда-нибудь станет классикой. На самом деле об этом же мечтает режиссер. Драматург должен думать о том, чтобы написать то, что у него в душе, на сердце, чтобы написать хорошую пьесу. Все, что связано с заказом – государственным, коммерческим, зрительским (зритель у нас действительно избалован телевидением) – все это надо отодвинуть в сторону. Если нет сейчас такой пьесы и нет такого театра, то может быть, время еще не пришло? Может, мы сейчас отрабатываем какой-то пустой материал, пустую породу, и в ней когда-нибудь появится золото. Действительно, реальность – она слишком активно меняется, как в «Маленьком Принце»: планета стала крутиться быстрее, а договор остался прежним – мы не поспеваем. И театр, наверное, не поспевает. И современные выразительные средства, и проза, и драматургия. И, наверное, это нормально – если нет у нас хороших пьес, значит, их не может быть. Думаю, что в тот момент, когда замечательная пьеса появится, за нее театры будут драться».
И вот тут я ничего комментировать не буду.
Потому, что согласен.
А вы – нет?
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments