dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Профили

Алексей Битов (poziloy)

Совсем недавно, 22 января, в день рождения С.Эйзенштейна, был у нас был пост, ему посвящённый – «Высшая математика» (http://dik-dikij.livejournal.com/200286.html). Анонимный комментатор «подбросил» к нему очень любопытную цитату: «Из статьи Эйзенштейна о Мейерхольде:
"Истинный Театр – это актер.
Когда-то думали – режиссер. Тогда еще не было кино.
Затем поняли, что режиссер – это не театр, а кино.
Режиссер в театре – это почти всегда актер за всех.
Мейерхольд – идеальный актер"
».
Нет, я не согласился, обещал даже ответить отдельным постом (и через пару дней ответил). Но статью Эйзенштейна прочитал, она показалась мне весьма любопытной. А сегодня есть повод об этом вспомнить – Мейерхольд погиб 2 февраля 1940 года.
Надо сказать, статья Эйзенштейна, написанная в 1931-м, окрашена именно в траурные тона – до Мексики, где в ту пору находился кинорежиссёр, долетел слух о смерти Мейерхольда; слух действительности, как вы понимаете, не соответствовал, но это выяснилось не сразу. Впрочем, статья Эйзенштейна ничуть не похожа на благостный некролог; напротив, если использовать наш воляпюк, её вполне можно назвать концептуальной.
Тут пора бы уточнить, что Эйзенштейн считал театр вымирающим видом; он утверждал это в 1926 году в статье «Два черепа Александра Македонского»: «кино – это сегодняшний этап театра. Очередная последовательная фаза».
Видимо, была у Эйзенштейна странная привычка – хоронить всех досрочно. Напротив, Мейерхольд мог бы коллекционировать свои преждевременные похороны – вот хотя бы Булгаков в «Роковых яйцах»: «Театр покойного Всеволода Мейерхольда, погибшего, как известно, в 1927 году при постановке пушкинского "Бориса Годунова", когда обрушились трапеции с голыми боярами, выбросил движущуюся разных цветов электрическую вывеску, возвещавшую пьесу писателя Эрендорга "Курий дох" в постановке ученика Мейерхольда, заслуженного режиссера республики Кухтермана».
На самом деле, в 1936 году наши герои, включая Булгакова, были ещё живы, и слава Богу. Вернёмся к теме «Эйзенштейн и Мейерхольд»; она отнюдь не исчерпывается расхождением театра и кино, куда интереснее совсем другое. Эйзенштейн – математик, логик, сторонник жёстких последовательностей; Мейерхольд – интуитивист, не склонный, как принято считать, сколько-нибудь долго следовать в одном и том же русле.
«Математик» сетует: «Я слушал его систематически зиму (1921/1922) [в ту пору Эйзенштейн был слушателем Государственных высших режиссерских мастерских под руководством Мейерхольда, а потом там же стажировался как режиссёр]. Это не было теорией – это были... мемуары, то есть рассказ об опыте, но не систематизация. Ни одного «положения» в записках моих того времени не записано... три часа репетиции стоили больше, чем шесть месяцев разговоров. Мейерхольд не имел метода анализа собственного инстинктивного творчества... Он мог «показать» что угодно, но ничего не мог «объяснить». Полнокровность делания всегда уносила его от созерцания и анализа сделанного... Он же сам остался в таком же неведении, как аксолотль и амбистома никогда не будут знать, как велика роль перехода одной из этих стадий в другую в вопросах диалектической биологии... Отсутствие верного метода познания лишило его возможности свести опыт в методику».
Чем-то напоминает монолог Сальери, правда? Только всё не так однозначно, разумеется. «Методологическая сокровищница – театр – еще будет нужен, и в тех пределах опыт Мейер[хольд]а – действительно сокровище». Особое восхищение Эйзенштейна вызывает мейерхольдовское умение организовать пространство. Тут, кстати, логик Эйзенштейн несколько противоречит сам себе: с одной стороны, «режиссер – это не театр, а кино», а театральный режиссёр – всего лишь «актер за всех», а с другой стороны – организация пространства.
Кстати, Эйзенштейн восхищается актёрским даром Мейерхольда и называет его «величайшим из актеров этих дней». Между прочим, тут любопытное пересечение: одной из первых ролей молодого Мейерхольда в МХТ стала роль Ивана Грозного («Смерть Иоанна Грозного» по А.К.Толстому), а какую роль сыграл этот самодержец в судьбе Эйзенштейна, напоминать, думаю, не надо.
И, конечно, не было тут ни Моцарта, ни Сальери. Насколько известно, архив Мейерхольда уцелел потому, что падчерица Татьяна Есенина передала его Эйзенштейну, а тот спрятал бумаги «врага народа» у себя на даче – дело по тем временам, мягко говоря, небезопасное.
Да и можно ли назвать Мейерхольда Моцартом? Вот что пишет Л.Кафанова: «В 1918 году он вступил в РСДРП /б/ и возглавил ТЕО – Театральный отдел Наркопросса. Ощутив себя этаким театральным диктатором от большевизма, Мейерхольд объявил “Театральный Октябрь”, надел кожаную тужурку и такую же кепку набекрень, прицепил парабеллум и потребовал от всех театральных деятелей следовать по его пути. Тем, кто не захочет или не сможет, он угрожал, не более и не менее, как расстрелом» (http://www.tonnel.ru/?l=gzl&uid=475). Представьте себе Моцарта с маузером, если у вас фантазии хватит (не имею в виду фантазию ре-минор).
Так что тут у нас – совсем иной спор, спор анализа и интуиции, двух половин одного целого, если угодно. Единство и борьба противоположностей, давайте вспомним краткий курс диалектики, которую студенты былой эпохи зубрили в любом ВУЗе.
Эйзенштейн, между прочим, постоянно употреблял слово «диалектика»; не думаю, что тут была лишь дань времени и власти, скорее ему нравилось само слово. Да вот, например, из той же статьи: «Мейер[хольд] – революционер. Этого было достаточно до тысяча девятьсот двадцатых годов. Это осталось, как говорят в м[атемати]ке, необходимым, но перестало быть достаточным... Революционера мало. Надо быть диалектиком».
Коль уж скоро промелькнуло слово «революционер», напомню такой факт: в 1902 году Мейерхольд ушёл из МХТ и создал свою труппу, которая, как это ни смешно сейчас звучит, называлась «Товарищество новой драмы». Боюсь, маэстро вкладывал в это словосочетание несколько иное содержание, чем... не будем лишний вспоминать кое-кого, отдохнём. Кстати, о драматургии: уже упомянутая Л.Кафанова приводит рассказ актёра Е.Самойлова, который должен был играть Павку Корчагина в так и не выпущенном спектакле: «Фактически никакой пьесы, в обычном смысле слова, не было. Драматургический материал являл собой разрозненные сцены, лишь косвенно связанные с романом Островского. Но Мейерхольд, увы, в последний раз показал, как великий режиссер умеет из ничего, на пустом месте, творить Театр...». Нетрудно сделать два вывода: «разрозненные сцены» не могут называться пьесой, а сделать спектакль можно в принципе по любому тексту, был бы режиссёр подходящий.
Мейерхольд, насколько мы можем судить, таким режиссёром был. А уж если от Бога дано, оно как-то само собой получается, без всяких «объяснений». У Мейерхольда, надо полагать, был Дар. А это большая редкость, уверяю вас...

Статья «[О Мейерхольде]» цитируется по изданию: С.М.Эйзенштейн, Мемуары, т.2. Профили. – М., 1997.
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments