May 20th, 2011

Типа, всё дозволено

Алексей Битов (poziloy)

Честное слово, планировал сегодня закончить с «опросами» в № 3 журнала «Театр». Но г-жа Давыдова, кажется, вошла во вкус: нынче она зажигает со скоростью истинного пиромана, причём с разных сторон.
Вчера «полыхнуло» в «Известиях»: статья «Достоевского сильно омолодили» (http://www.izvestia.ru/culture/article3155371/) как бы посвящена спектаклю С.Женовача «Брат Иван Фёдорович», но в двух последних абзацах изложена личная позиция г-жи Давыдовой по вопросу скорее общефилософскому, чем театроведческому.
Кульминационную часть приведу полностью: «Почему Студией театрального искусства выбран именно роман Достоевского и именно 11-я книга? Мне скажут, она трактует вечные вопросы бытия. Ответ не только общий, но и не совсем верный. Ведь даже беглого взгляда на нашу действительность достаточно, чтобы несколько усомниться в незыблемости главной формулы Достоевского: "Если Бога нет, то все позволено". Жизнь не то чтобы опровергла этот тезис, но заставила несколько иначе взглянуть на него. Лишила нас возможности твердить его, как мантру. Порой поражаешься, насколько нравственно нынешнее европейское секулярное общество, в котором отменили смертную казнь, стали заботиться об инвалидах, сирых и убогих, постановили гуманно относиться к сумасшедшим и заключенным. И наоборот – истовая вера одушевляет ныне воинственно настроенных террористов и протестантских фундаменталистов, устраивающих взрывы абортариев.
Новейшая история, словно испытывая постулаты великого писателя на прочность, доказывает нам, что вера не есть залог нравственности, а отсутствие ее – не непременный путь к моральному разложению. И вот этого добавочного усилия, этой попытки сопрячь классику с современностью в спектакле, увы, нет. Если в чем я и вижу угрозу для очень мною любимого театра, так именно в академическом герметизме. В том, что Студия театрального искусства, не дай бог, превратится в Штудию театрального искусства, где грамотно и прилежно будут выписаны детали – ступни и кисти рук героев и всякая прочая пена, но где так и не сделан будет главный шаг – из пространства великой литературы в пространство текущей за стенами зрительного зала жизни
». Collapse )

Типа, всё дозволено (окончание)

Алексей Битов (poziloy)

Что ж, перекур закончен, продолжим по существу.
Давыдова пишет: «Новейшая история, словно испытывая постулаты великого писателя на прочность, доказывает нам, что вера не есть залог нравственности». Отчего же это соврисковцы так уверены, будто история человеческая вчера началась? Задолго до «новейшей истории» отдельные представители нашего вида верили в Молоха или Кетцалькоатля и приносили им кровавые жертвы; другие именем Христа сжигали «еретиков» на кострах и в срубах; думаете, Достоевский этого не знал? Так при чём тут «новейшая история»? Collapse )