April 13th, 2010

Человек, которому нельзя не отдать должное

Алексей Битов (poziloy)

Филология – понятное дело, не математика. Это в математике, если уж что-то доказано, то доказано, и никакой Лобачевский не отменяет Евклида, но лишь дополняет его.
В филологии сегодняшние открытия завтра могут быть опровергнуты или просто забыты, поэтому назвать кого-нибудь великим или просто крупным учёным можно лет через 100 после завершения активной деятельности, а то и позже.
Не сомневаюсь: сегодня, в день 75-летия со дня рождения М.Л.Гаспарова, недостатка в комплиментах не будет.
А мне хотелось бы написать о другом, бесспорном.
Его книга «Записки и выписки» (можно сказать, почти завещание) – не просто памятник человеческому духу, но неоспоримое доказательство: в самых непростых условиях можно остаться человеком. Потому что с какими-то оценками Михаила Леоновича согласиться не получается, но нельзя, не будучи духовным уродцем, не испытывать уважения к этому человеку.
Хочу сразу уточнить: книгу Гаспарова называют по-разному: то «Записки и выписки», то (чаще) «Записи и выписки». Как она называется на самом деле – не знаю, из двух вариантов выбираю тот, под которым я эту замечательную книгу читал (М., НЛО, 2008, изд. 2-е, испр., доп.).
А вот цитировать не считаю нужным. Дело даже не в том, что это и без меня наверняка сделают, а в том, что книга куда интереснее всех цитат, которые можно из неё выборочно извлечь. Хотя цитировать оттуда можно долго и с удовольствием. Но все замечательные фразы – не суммируются, а как-то потенцируются в единое целое. И ведь писал человек не о себе, а получился удивительный автопортрет удивительного человека.
Одну цитату всё же приведу, знаменитую. Но только одну. ”Личность определяется не тем, что в тебе есть, а тем, чего в тебе нет: ты ее проявляешь, не делая того-то и того-то. Этому и учил Сократа Демоний”.
Возможно, Гаспарову не хватало ауры, который был наделён его друг С.С.Аверинцев. Но разве это не означает, что Гаспарову было ещё труднее сохраниться – аура, что ни говори, даёт дополнительную защиту и в то же время слегка «поддавливает» стоящих рядом.
А Михаил Леонович сохранился. И не дал никому себя «поддавить», даже многолетнему другу. И не просто остался самим собой, но остался человеком. А это было очень сложно.
Сложнее, чем остаться просто учёным (что тоже, впрочем, далеко не просто).
Давайте отдадим должное замечательному Человеку, чьими современниками нам отчасти посчастливилось быть.

О чём шумите вы?

dik-dikij и poziloy.

На прошлой неделе один из комментаторов в этом журнале довольно активно выступил с осуждением киношников, подписавших очередное антимихалковское воззвание.
Наверное, следует и нам сказать несколько слов по поводу очередного витка бесконечной спирали.
Если поглядеть со стороны, заметно, что по обе стороны баррикад собрались очень разные люди: достойные, недостойные, случайные. Есть идеалисты, они с обеих сторон, но нигде не составляют большинства.
Эстетическая разница не слишком заметна. С одной стороны – Дондурей, Манский и ряд других любителей «остренького»; с другой тоже хватает поклонников, например, «Школы», и возглавляет их ряды лично Никита Сергеевич: http://www.openspace.ru/cinema/projects/14467/details/17181. Тут два варианта - или Гай-Германика так талантлива, что это видят все обитатели киномира (хотя простые смертные не усматривают разницы между «Школой» и «Домом»), или у ГГ есть покровители, с которыми никто ссориться не хочет.
Даже по этому примеру видно – проблема совсем не в эстетике. Конфликт прежде всего идёт вокруг бабла и права его распределять.
Всё естественно. Не надо делать страшные глаза и восклицать: чума на оба ваши дома!
Достаточно немного перефразировать известную советскую песню.
Вы делите, а мы ни при чём.