dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Высшая математика

Алексей Битов (poziloy)

10 (22) января 1898 года в Риге родился Сергей Михайлович Эйзенштейн, и это – безусловная веха в истории кино. Именно кино, а не киноподделок.
Нет, разбирать его фильмы, упаси Господи, не буду – не моё это дело. Более того, признаюсь откровенно: я – ни в коей мере не фанат Эйзенштейна, он в моём восприятии колоссален, но холодноват и чрезмерно рассчётлив.
Он сам на этом настаивал: «Моим художественным принципом было и остается не интуитивное творчество, а рациональное, конструктивное построение воздействующих элементов; воздействие должно быть проанализировано и рассчитано заранее, это самое важное... я знаю, что нужно лишь достаточно искусно использовать все эти элементы с тем, чтобы возбудить необходимую реакцию у зрителя и добиться огромнейшего напряжения. Я уверен, что это чисто математическая задача и что "откровению творческого гения" здесь не место. Здесь требуется не больше живости ума, чем при проектировании самого утилитарного железобетонного сооружения» (http://lib.rus.ec/b/14791/read).
Впрочем, «Надо быть достаточно педантичным, чтобы совершенно точно знать природу желаемого "звучания", и не менее свободомыслящим, чтобы не отказаться от, может быть, заранее непредвиденных объектов и средств, которые способны воплотить это звучание» (http://lib.ru/CINEMA/kinolit/EJZENSHTEJN/s_dvenadcatx_apostolov.txt_Ascii.txt).
Забавно, что «математическое» понимание, по Эйзенштейну, было «прямым путём» из театра в кино: «В 1922-1923 годах я поставил в Рабочем театре три драмы; принципом их постановки был математический расчет элементов воздействия, которые я в то время называл "аттракционами". В первом спектакле – "Мудреце" – я попытался расчленить классическую театральную пьесу на отдельные воздействующие "аттракционы". Местом действия был цирк. Во втором – "Москва, слышишь?" – я в большей степени использовал различные технические средства и пытался математически рассчитать успех новых театральных эффектов. Третий спектакль – "Противогазы" – был поставлен на одном газовом заводе в рабочее время. Машины работали, и "актеры" работали; поначалу это представлялось успехом абсолютно реального, конкретного искусства.
Такое понимание театра было прямым путем в кино, так как только неумолимая предметность может быть сферой кино...
» (снова http://lib.rus.ec/b/14791/read).
Обратите внимание: некоторые современные «новаторы» не ведают, что всего лишь повторяют эксперименты почти столетней давности. Вот только об искусстве, истории и математике имеют эти «первооткрыватели» самое отдалённое понятие; впрочем, кого это смущает?
А Эйзенштейн с театром «завязал»: «По моему мнению, художник должен выбрать между театром и кино, "заниматься" и тем и другим одновременно невозможно, если хочешь создать что-нибудь настоящее...»
Но есть у него высказывание, относящееся в равной мере и к кино, и к театру, и ко всему на свете (добавлю из Бродского: «по крайней мере, на этом»): «если фильм рассматривают как простое времяпрепровождение, как средство убаюкать и усыпить, то такое отсутствие направленности кажется мне тенденцией, которая ведет к безмятежности и довольству существующим». Хотя это вовсе не означает, что с экрана или, скажем, со сцены следует писать кипятком или дубасить зрителя палкой по голове.
Но это сходство; вернёмся к различиям – например, между сценарием и пьесой. Приведу довольно большую цитату: «Сценарий не драма. Драма – самостоятельная ценность и вне ее действенного театрального оформления.
Сценарий же – это только стенограмма эмоционального порыва, стремящегося воплотиться в нагромождение зрительных образов.
Сценарий – это колодка, удерживающая форму ботинка на время, пока в него не вступит живая нога.
Сценарий – это бутылка, нужная только для того, чтобы взорваться пробке и пеной хлынуть темпераменту вина в жадные глотки воспринимающих.
Сценарий – это шифр. Шифр, передаваемый одним темпераментом – другому.
Соавтор своими средствами запечатлевает в сценарии ритм своей концепции.
Приходит режиссер и переводит ритм этой концепция на свой язык, на киноязык; находит кинематографический эквивалент литературному высказыванию.
В этом корень дела…
И пусть сценарист и режиссер на своих языках излагают его.
У сценариста: "Мертвая тишина".
У режиссера: Неподвижные крупные планы. Тихое мрачное качание носа броненосца. Вздрагивание Андреевского флага. Может быть, прыжок дельфина. И низкий полет чаек.
А у зрителя та же эмоциональная спазма в горле, то же волнение, подкатывающее к горлу, которые охватывали автора воспоминаний за письменным и автора фильма за монтажным столом или под палящим солнцем на. Съемке
» (http://lib.rus.ec/b/14790/read). Ещё раз, не спеша: «Драма – самостоятельная ценность и вне ее действенного театрального оформления». Вот именно, подтверждается математикой.
Как и требование единства всех составляющих: «Всякий согласится, что объемлющим требованием актерски-режиссерского взаимного творчества будет единство, стиля, единство стилистического предвидения и воплощения вещи. Для вещи большой стилистической (не стилизационной!) отчетливости это требование возрастает сугубо. Внутри этого единства возможна любая кооперативная творческая взаимосвязь...
Вне всяких разговоров о диктатуре и прочем за целостность, за единство, за стилистический комплекс вещи поставлен отвечать режиссер. Режиссер – объединитель в атом смысле. Вырабатываться это стилистическое единство может и желательно всем коллективом. Но здесь театр в лучшем положении. Репетиционный этап протекает на совместном росте и работе внутри постановки. Отдельная индивидуальность врастает в общую концепцию, в единый облик произведения. В кино дело гораздо сложнее...
Не всякий строй музыки, не всякий оттенок трактовки роли, не всякое построение кадра и не всякий строй монтажного письма будут соответствовать друг другу. Каждый из этих творчески соединяющихся элементов, таким образом, уже не свободен. Выпадение из "ключа" ему уже непозволительно. Иначе неизбежный бедлам... иная нота интонации, иной ритм двигательного сочетания – часто вовсе не разница внутри общего плана роли, а элемент из "другой оперы" – элемент другого плана, причем плана, отвечающего плану... иной картины!
» (http://www.gramotey.com/books/1269024106.htm).
Цитата хоть и снова большая, зато последняя. С математикой не поспоришь. А она, напомню, базовая наука.
Пусть многое существует помимо неё, но ничто не противоречит её законам...
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments