dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Дальше некуда

Алексей Битов (poziloy)

«Въ прошломъ году, собирая перлы русской журналистики, я заметилъ, что ошибочно судили некоторыя, находя въ ея среде какія-то несогласія и враждебныя отношенія; я выразилъ въ то время мненіе и постарался доказать его, что если съ виду иногда и покажется, будто не совсемъ ладно, то это только съ виду. На самомъ же деле царствуетъ такой міръ и согласіе, что любо; между журналами установились самыя дружескія отношенія, литераторы стали обращаться другъ къ другу съ приветствіями въ роде техъ, какими встречали другъ друга обитатели того города, где процветалъ Павелъ Ивановичъ Чичиковъ».
Догадываюсь, что бы вы подумали, если бы не подсказка в виде упразднённых букв. А на самом деле это нам шлют привет из далёкого 1864 года; статья «Перлы и адаманты русской журналистики», "Русское слово", No 6, отд. II. Автор – Варфоломей Александрович Зайцев, публицист, критик и т.д. Увы, нигилист и непримиримый борец с эстетикой. Надо полагать, отличался неуживчивым характером; именно его статья привела к весьма резкой полемике между, так сказать, соратниками по либеральному лагерю – «Русским словом» и «Современником». Впрочем, из «Русского слова» Зайцева вскоре выжили, а затем и вовсе перестали печатать; в итоге из России он уехал и после 13 лет эмиграции умер в Швейцарии 20 января 1882 года.
Что греха таить, позиция Зайцева по многим вопросам мне, мягко говоря, не близка, но вот по части тусовки и её нравов...
Вот ещё несколько цитат из статьи, появившейся почти полтора века назад (теперь уже не нужно сохранять архаичную орфографию оригинала).
«Подобному дружественному согласию литературы нельзя не порадоваться... Для выражения нежности прикинется вдруг кто нибудь, что в том или другом вопросе разошелся с своим добрейшим приятелем N N; ну и дает делу такой оборот: "между нами вышло, не скажу разногласие, но недоумение" и т. д... Иногда даже будто укоряют друг друга, но и в упреке слыша нежность и добродушие, a иногда даже пользуются этим случаем, чтобы похвалить тонко... Читаешь и радуешься, приятно быть русским писателем во время подобного единодушия литературы».
«В сущности конечно это обстоятельство маловажное, но для читателя весьма приятное, ибо такая, незначительная сама по себе, черта рисует ему целую картину домашнего счастья. Он видит этих добрых людей, жнущих в мире и согласии; он видит, с каким неподдельным восторгом слушают они, читают и перечитывают друг друга».
«Вследствие столь умилительного намерения жизнь течет y нас, как по маслу; все, видя спокойствие, облеклись в халаты и ведут себя, как дома. "При нас", говорят они каждому из своей братьи, "можете совершать все, что вам угодно". Поэтому не стесняются. Образцы такого неглиже можно встретить повсюду... Иногда он вдруг разжаливается и объявляет публике, что напишет целую главу крайне скандальезную, и, разумеется, всякий знает, что он не такой человекъ, чтоб в этом случае не сдержать слова».
«Но если г. Григорьев пойдет далее по тому же пути, то поразскажет нам много интересного о себе, хоть напр., как он статьи из журнала в журнал перетаскивал и т. п. Хорошо тоже отзывается он "об Якоре", где до сих пор еще ищет пристани и в то же время говорит в "Эпохе" с видом пренебрежения: "закидывал я и хрупкий якорь, но предпочел бросить." Дрянь, дескать, нестоящая. И заметьте, это написано в майской книжке "Эпохи", a есть июльские NoNo Якоря, где красуется подпись: Ап. Григорьев. Нечего сказать, приятно быть читателем Якоря. Читать полтора года, и вдруг в один прекрасный день услышать от самого г. редактора, что все это сущая дрянь. Лестно, нечего сказать!»
«Эти люди действительно умеютъ делать все из ничего и способны вдохновляться даже такими предметами, в которых они решительно не смыслят ни уха, ни рыла».
«При "Взбаламученном море" казалось, что гаже уже нельзя будет выдумать. Вышло "Марево". Но в "Мареве" даже гадость имеетъ хотя какое прикрытие, берутся небывалые личности, которые автор усиливается возвести в типы. A тут вдруг является чудище, которое уж совершенно со всякого толку сбивает; читаешь и не веришь глазам, просто зги даже не видно... за чемъ себя этим утруждать, это сделали уже с достаточным успехом первые, принявшиеся на подобное дело. Теперь разработка по мелочам пошла, в частности переехала».
«почтенный мыслитель "Библиотеки для Чтения" сетует на неблагоприятное отношение к явлениям двух последних лет! Успокойтесь, мыслитель, на вас давно перестали досадовать. Вы все милки, дело известное. Досадовать на вас нельзя, потому что никакой досады не хватит; притомъ ведь вы неповинны в ваших подвигах: вы совершаете их совершенно безсознательно; вам и в ум не приходит спросить наедине самих себя о том, что вы делаете и попросить самих же себя безпристрастно и хладнокровно обсудить этот предмет. Если б вы хоть раз сделали это, в ваших поступках не было бы той безпечной и наивной игривости, как теперь. Если б г. Стебницкий взглянул на себя в зеркало, a если б г. Боборыкин, печатая его роман, имелъ какое-нибудь понятие о нем; то оба вы переконфузились бы друг друга, обоим вам сделалось бы омерзительно».
«Эта невинная радость побуждает автора на целый ряд таких штук, которыми он остается вполне доволен, не заботясь о том, до чего он низводитъ и литературное дело, и журнал, имеющий удовольствие терпеть его. При такой наивности, что с него взять? Можно бы, пожалуй, взяться за редактора, если б и тут не являлась самая голубиная невинность и непонимание дела. Редактор имеет в виду приятную перспективу эффекта, который произведетъ штука. Ему мерещутся голоса, вопрошающие друг друга: "А читали вы новый роман? Знаете ли, кто там описан под именем маркизы?"... С другой стороны быть можетъ и то, что редакторы и авторы правы, разсчитывая нажить к тому времени каменный дом и способность не краснеть. Что же касается до настоящего времени, то при трогательном единодушии их, чего им стыдиться. Иван Петрович может всегда сослаться на пример Павла Ивановича, и наоборот; разумеется, стыдить друг друга они не станут, a напротив того готовы всегда ободрить приятеля
».
«И как это вы так существуете? Ведь нельзя же все только на других взъедаться, да сплетничать; я полагаю, что приличие (если можно еще говорить о приличии в русской журналистике) требует, чтобы вы наконец разродились каким-нибудь принципом, из-за которого хлопочете. Мне конечно все равно, из чего бы вы ни хлопотали, но говорю я это потому, что вас этим в тупикъ ставлю, потому что вам всего труднее выдумать принцип, и вы ни за что его не выдумаете и для всех так-таки сфинксом и останетесь... Поэтому употребите лучше ваши досуги на изобретение какой-нибудь прикрышки».
Ну, и последний абзац, конечно: «Этого краткого, но верного очерка достаточно, чтоб показать читателю наглядно нынешнее состояние роскошного цветка цивилизации, называемого русской литературой. Сказанного довольно, чтобы видеть разницу между литературными явлениями, характером и наклонностями литературы, и деятелями, стоящими в ней на переднем плане с одной стороны, и темъ, чемъ была литература несколько летъ тому назад».
Дело не в конкретных оценках: Зайцев наезжает не только на Боборыкина, Стебницкого, Писемского или Клюшникова, но и на Лескова, к примеру (впрочем, на «Некуда» многие наезжали, и не только нигилисты, но и Достоевский, например, так что, возможно, были для этого основания; не читал, судить не берусь)... в общем, не в конкретных оценках дело (иногда, наверное, спорных), а в оценке всего пейзажа (тут, похоже, не поспоришь).
Вот кто, выходит, нужен сейчас нашей литературной критике – нигилист со скверным характером. Только прошу не рассматривать это заключение как заявку: по части характера спорить не стану, а нигилистов как раз не люблю.
Хотя иногда, как видите, они бывают правы.
Да, для справки. Полный текст статьи Зайцева в Интернете: http://az.lib.ru/z/zajcew_w_a/text_0050oldorfo.shtml. Правда, с "ятями" и "ерами", но это, пожалуй, единственная деталь, которая устарела...
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments