dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Categories:

Проклятый вопрос: часть 2, стартовый разгон

Алексей Битов (poziloy)

Вчера остановился на подступах к «Современной драматургии» (№4 за 2010 год). На newdrama (http://community.livejournal.com/newdrama/2287262.html) выложена статья Т.Хакимова «Исчезновение горизонта». Название, конечно, интригующее, но это, уверяю вас, отнюдь не детектив – напротив, всё скучно и серьёзно. Серьёзнее, чем безобидная компиляция igar_palasueu, о которой шла речь на вчерашней разминке. Кстати, два «пряжковеда» иногда слишком противоречат друг другу.
Самый очевидный пример. Хакимов пишет: «Условность происходящего, как я уже писал выше, маскируется им [Пряжко] реалистичностью диалогов (так как в пьесах нет и не может быть ничего, кроме речи героев ».
А вчера я приводил цитату из igar_palasueu: «Он [Пряжко] считает, что чувства выражаются жестами, поступками, а не словами». Кстати, дальше я цитировать не стал, а зря, наверное. Продолжение там такое: «а потому для него Чехов – плохой драматург». На самом деле, у Пряжко, если кто позабыл, формулировка покруче: "Чехов – плохой драматург. У него один п****ж, это литература. Но Шекспир ещё хуже" (http://www.kino-teatr.ru/teatr/press/y2010/5-24/1326/). А теперь выясняется, что в пряжковских текстах «нет и не может быть ничего, кроме речи героев», то есть это опять же «один п****ж». Хорошо у «пряжковедов» дуэтом получается, правда?
Солируют они похуже, хотя в чём-то Хакимов бесспорно прав. Например: «Указанные пьесы Пряжко [речь идёт о «Поле», «Урожае» и «Чукчах»], как кажется, являют собой не драматические произведения в традиционном смысле. В классическом понимании движущим мотивом драмы является конфликт, разворачивающийся в плоскости жизненных устремлений героев, препятствий и их различного рода преодолений, и изложение событий которого – то есть непосредственно сама фабула – позволяет читателю-зрителю идентифицироваться с ними (с героями) и примерять на себя их жизнь». Разумеется – с симулякрами Пряжко его поклонники решительно не собираются себя идентифицировать, для них это зверинец, не более. Что ж, повторю ещё раз: зверинец – не театр; точно так же это не имеет отношения ни к драматургии, ни к литературе, ни к искусству как таковому. Искусства «про других» не бывает; даже если персонажи задрапированы под зверушек или инопланетян, речь всё равно так или иначе идёт о нас. В ином случае перед нами, как максимум, путевые заметки-зарисовки, да и то – если в них описывается реальность, которая у нас общая, а не виртуальные заморочки, которые у каждого свои.
«Главной – бросающейся в глаза – особенностью этих пьес является невозможность идентификации с происходящим: зритель наблюдает мир, участником которого он себя представить не может, он не способен проникнуть в герметичное пространство рассказываемых историй, как-то сопоставить и соединить со своим ментальным и душевным опытом». «Герметичное пространство», куда невозможно (и не хочется) проникнуть – это и есть своего рода вольер; с одной стороны – публика, а с другой чавкают и размножаются условные звери. Именно условные, то есть не имеющие аналогов в живой природе.
Вот и Хакимов отмечает, что тексты Пряжко с реальностью соотносятся слабо: «Пряжко изображает не мир как таковой, он изображает некую свою идею по поводу мира». Тут я согласен с первой частью, со второй – нет: чтобы предлагать собственные идеи, Пряжко слишком халтурен (печёт свои опусы, как пирожки) и слишком конъюнктурен (об этом, извините, потом). И ещё: не вспоминается ли тут известная фраза об «авторах», рассуждающих не о предмете, а по поводу предмета? Знаю, что фразу эту приписывают, в частности, Достоевскому; спорить не берусь, но встречал её у И.Анненского в статье «Гончаров и его Обломов»; понятно, что Анненский имел в виду не Гончарова вовсе, а критика Н.Добролюбова. В любом случае, о Достоевском – потом, а пока вернёмся к критику, только не к Добролюбову, а к Хакимову.
Добролюбов, как к нему ни относись, гнул свою линию достаточно внятно и последовательно, а вот у Хакимова цельная картина как-то не складывается. То «Пряжко изображает не мир как таковой, он изображает некую свою идею по поводу мира», то «вследствие необыкновенной, невероятной степени языковой точности и проникновения в мир (а в его пьесах убедительность воссоздаваемого мира держится именно на речи, на языке на котором говорят герои) лингвистический натурализм Пряжко выдается за высшую степень реализма, за документ как таковой и одновременно за конечную цель» (кстати, кем «выдаётся», тоже вопрос небезынтересный). И опять о «невсамделишности»: «Для Пряжко существенно не то, чтобы в его пьесах адекватно и правдоподобно отображался мир (как он есть)».
А это как понимать прикажете: «Именно поэтому, на мой взгляд, ставить Пряжко метафорически, значит, упускать суть описываемого им. Как мне представляется, его тексты не столько выражают жизнь, взятую саму по себе, во всех ее проявлениях, не столько погружают зрителя в пространство обыденной жизни, сколько остраняют ее, создает дистанцию между одним (реальность как мы ее знаем) и другим (реальность как ее нам показывает Пряжко). Пряжко вовсе не нацелен на реализм, на документальный способ фиксации и представления мира»? То есть «документальную фиксацию» метафорически ставить можно, а «некую свою идею по поводу мира» – нельзя? Странная логика.
Или вот ещё: «Я бы сравнил то, что делает драматург Павел Пряжко с помощью пьес с тем, что делает художник-концептуалист, а именно: у концептуалистов тоже – так или иначе – присутствует и бумага и краски и какое-то изображение, но главенствующей, основополагающей и концептуальной составляющей произведения является именно идея, идея как таковая. Можно сказать, что они воплощают не какую-то видимую и наблюдаемую реальность (которая, тем не менее, может присутствовать на холсте), а воплощают они идею, выражающую их отношение к тому, что они наблюдают [здесь не удержусь, соглашусь, с той лишь оговоркой, что основная идея Пряжко вовсе не оригинальна: все козлы, а я д'Артаньян], какую-то свою критическую дистанцию, заложенную в произведении-инсталляции. Но в отличие от концептуалистов, считающих, что в их произведениях главное – это, то как всё спланировано и решено, а исполнение дело десятое, для Пряжко мастерство и технические навыки являются неотъемлемой, обязательной частью. В связи с чем новаторство Павла Пряжко видится вот в этом совмещении, соединении предельно материалистической, вещественной и узнаваемой всеми стороны изображаемого им мира, языка и речи героев и одновременно той условностью, некой абстрактностью всего происходящего в нем, когда необходима операция соотнесения с чем-то внешним, смыслопорождающим, без чего ощущается неполнота, зияние смысла. Пьеса Пряжко не абсурдна (в смысле театра абсурда), но отсылает к чему-то еще, что является ее идеей, при которой только и получает полное и окончательное разрешение фабульная история». Обратите внимание, Хакимов опять противоречит сам себе: «Пряжко вовсе не нацелен на реализм, на документальный способ фиксации и представления мира», он «создает дистанцию между одним (реальность как мы ее знаем) и другим (реальность как ее нам показывает Пряжко)», но можно говорить и о «предельно материалистической, вещественной и узнаваемой всеми стороне изображаемого им мира».
Впрочем, не меньшего внимания заслуживает и такой пассаж: «для Пряжко мастерство и технические навыки являются неотъемлемой, обязательной частью». Технические навыки какого рода, извините? Вы про драматургию или про что-то ещё? Но как это сочетается с фразой, начало которой я уже цитировал – «Для Пряжко существенно не то, чтобы в его пьесах адекватно и правдоподобно отображался мир (как он есть), а сама пьеса отвечала каким-то театральным законам, существенно лишь то, чтобы адекватно отображалась та идея, та исходная внефабульная точка, которая как фокусная линза собирает расходящиеся и по виду неупорядоченные линии действия и превращает пьесу в актуальное и полноценное художественное высказывание». То есть получается, Пряжко по барабану, пьесу он пишет или нет? О каких же тогда технических навыках можно говорить, если главное – просто «художественное высказывание», то есть нечто произвольной формы? Нет, опять не сходится: по Хакимову, «Пряжко с помощью пьес решает теоретическую задачу, он попросту теоретизирует о жизни в своеобразном жанре комикса, нелепого сюжета и невсамделишного нарратива». То есть жанр в данном случае – всё-таки комикс, а не пьеса?
Кстати, насчёт комикса я тоже не уверен. «Жизнь героев внутри пьес функциональна и сама по себе не важна, она не имеет какого-либо собственного содержания и целеполагания.
Особенно показательна в этом отношении пьеса «Урожай». Удивительная, конечно, пьеса
[не знаю, не читал]. Из списка действующих лиц еще до начала чтения нам известны имена и гендерная принадлежность героев – это парни Валерий и Егор, девушки Люба и Ира. Самое поразительное, что и после ее прочтения, так оно и останется, это всё, что мы будем знать о них. Понимание того, кем они приходятся друг другу, что их связывает, чем они занимаются по жизни, чего хотят от нее и т. д., вынесено за рамки, за границы пьесы... Вместе с тем Пряжко, отказываясь от изображения внутреннего мира героев, делает предметом пристального внимания жизнь их тела. У Егора агорафобия, депрессия, аллергия. Ира задыхается и не может долго дышать, самостоятельно, без пиносола. У Любы при долгом нахождении на воздухе поднимается давление, а еще у нее пародонтоз. Лишь с Валерием вроде как все в порядке (не считая того, что он дважды бьет себя по пальцу, не попадая по гвоздю). По мнению Пряжко, душевные расстройства, ощущение душевного разлада, свойственные классическим героям остались в далеком прошлом, расстройство тела, сбой телесного единственное, что как-то характеризует нынешних. У кого какая болезнь – это всё, что мы можем сказать о них». Не понял, нам что, предлагают под видом комикса реестр заболеваний? Кстати, это даже историей болезни не назовёшь: в историю болезни полагается вписывать не только историю заболевания (anamnesis morbi), но и историю жизни (anamnesis vitae). То есть конфликта нет, персонажей нет, фабулы нет, с языком, как мы помним, тоже напряг. Что же это у вас, господа пряжковеды, чего ни хватишься, ничего нет!
Противоречий и несостыковок в статье Хакимова куда больше, чем я пока что назвал, но не хочу более злоупотреблять терпением читателя. Пора бы задать главный вопрос: нет, правда, а что же тогда есть в вашем Пряжко? Спасибо igar_palasueu и особенно Т.Хакимову – я призадумался не на шутку.
И я увидел. Но это уже совсем другая история. О ней – завтра.
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…