dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Category:

Зажаты в узел... Бесполезный?

Алексей Битов (poziloy)

Может, и не время сейчас. А может быть, наоборот, самое время.

Высказываться о «деле Навального» и о том, что творится вокруг этого дела, не вижу смысла. Да, у меня есть своя позиция (без особого успеха пытался комментировать чужие посты), но своя позиция нынче чуть ли не у каждого, и никто не хочет прислушаться к аргументам, которые не укладываются в угодную ему схему. Диалога нет и не предвидится, а подливать керосин в огонь, во-первых, нелепо (и без того пахнет керосином), а во-вторых, стоит ли помогать власти, которая успешно разделяет людей на непримиримые лагеря (даже не на два, на самом деле)?

По-прежнему убеждён, что «революция», какими бы благими целями она ни вдохновлялась, может привести в лучшем случае к замене шила на мыло; допустим, сменится верхний слой, но мы-то останемся такими же, как были, и не изменимся вдруг, «безо всякой выделки, только бы эти правила наступили» (а 40 лет ходить по пустыне мы явно не готовы).

Но для взрыва, как ни крути, необходима плотно закрученная крышка. Слишком плотно, без пазов и щелей для выхода пара. То, что двум крупнейшим российским катаклизмам XX века предшествовали длительные периоды застоя, вряд ли разумно считать совпадением. Стоит ли наступать на грабли, вот в чём вопрос.

И дело вовсе не в конкретных персонах. Возможно, заблуждаюсь, но не вижу сейчас фигуры, сколько-нибудь напоминающей К.Победоносцева. А вот сами ситуации рифмуются, к сожалению, достаточно точно.

Пост о Победоносцеве мы выкладывали в ЖЖ довольно давно, летом 2012 года. Вступительные абзацы опускаю, воспроизвожу главную, можно сказать, часть.

... Бердяев утверждает, что Победоносцев/Ленин – своего рода двуликий Янус нашей истории; применительно к персоналиям тут, наверное, кто-то и поспорит, но, если говорить «вообще», оценка Бердяева весьма похожа на правду; более того, кто знает, произошёл бы переворот 25 октября или нет, если бы 1917 году не предшествовала победоносцевская «четверть столетия блестящей великодержавности» (известное выражение А.Керсновского из книги «История Русской армии», глава XII).

Работа Керсновского, во многом незаурядная, в данном случае грешит явной логической несостыковкой: глава XII, в которой говорится о «блестящей великодержавности» (любимое слово Керсновского) называется «Застой». Согласитесь, что-нибудь одно: либо блеск, либо застой; во втором случае, надо полагать, правильнее говорить не о блеске, а о зацветании (не путать с процветанием), хотя и самую гниющую поверхность порой «подсвечивают» отблески былого величия.

Впрочем, нет нужды опровергать Керсновского – он сделал это сам, когда, почти сразу после слов о «блестящей великодержавности», написал о том же времени горькие слова: «Никогда она <Россия> не казалась внешне столь могущественной, как в те дни уже начинавшегося заката. Никто не слышал зловещего потрескивания внутри величественного здания, а кто и слышал – не придавал тому особенного значения. Могущество России казалось безграничным» (http://lib.rus.ec/b/172674/read). И при всей благожелательности в оценке Победоносцева военный историк Керсновский возлагает на него значительную часть вины за последующие события: «Обширному и холодному государственному уму Победоносцева не хватало динамизма, действенности. Он правильно поставил диагноз болезни, формулировал даже троичное лекарство против нее, составить же правильно эти лекарства и правильно применить их не сумел. Быть может, потому, что больной ему уже казался неизлечимым. Этому ледяному скептику не хватало пламенной веры в свою страну, ее гений, ее великую судьбу. Россия – ледяная пустыня, – говорил он, и по ней бродит лихой человек. Люби он Родину-мать любовью горячей и действенной – он этих слов, конечно, никогда не сказал бы.

В 80-х годах можно было бы совершить многое, не спеша перестроить государственную машину, влив старое вино в новые прочные мехи. Но ничего не было сделано – и двадцать лет спустя вступивший в полосу бурь русский государственный корабль взял курс на оказавшийся тогда единственно возможным, но фатально гибельный путь – на путь смертоносных реформ влево
». Честно говоря, не прийти к подобному выводу добросовестный (хотя и тенденциозный во многом) историк просто не мог. Да, Керсновский начал главу о застое, как говорится, во здравие («Царствование Императора Александра III именуется эпохой реакции. Реакцией называется активное противодействие разрушительным возбудителям человеческого организма (а перенеся этот термин в плоскость политики – организма государственного). Противодействие это вращается в выработке организмом противоядий этим разрушительным началам (в государственной жизни эти противоядия именуются национальной доктриной твердой народной политикой)», но такая здравица противоречила эмигрантской реальности; слишком отчётливо было видно, что никакого «противоядия разрушительному началу» так и не выработалось в России за «четверть века» пребывания Победоносцева у власти – скорее, наоборот. [Пар скопился, его масса достигла критического значения.]

Кстати, Керсновский внешне немного напоминает А.Блока, но поэт в оценке Победоносцева был и однозначнее, и категоричнее: «В те годы дальние, глухие, / В сердцах царили сон и мгла: / Победоносцев над Россией / Простер совиные крыла , / И не было ни дня, ни ночи / А только – тень огромных крыл; / Он дивным кругом очертил / Россию, заглянув ей в очи / Стеклянным взором колдуна; / Под умный говор сказки чудной / Уснуть красавице не трудно, – / И затуманилась она, / … / Колдун одной рукой кадил, / И струйкой синей и кудрявой / Курился росный ладан... Но – / Он клал другой рукой костлявой / Живые души под сукно» («Возмездие»).

Если уж говорить о портретном сходстве, в облике Победоносцева и впрямь было что-то совиное, особенно заметное в поздних изображениях; молодой Победоносцев выглядел поживее, но он и был тогда не обер-прокурором, а самым настоящим демократом (даже в «Колоколе», хоть и под псевдонимом, публиковался).

А о «совином времени» писали не только Блок с Бердяевым, но и, например, Великий Князь Александр Михайлович: «К. П. Победоносцев – обер-прокурор Святейшего Синода – обыкновенно председательствовал на этих совещаниях. Его циничный ум влиял на молодого Императора в том направлении, чтобы приучить его бояться всех нововведений.
– Кого, Константин Петрович, вы бы рекомендовали на пост министра Внутренних Дел? – спрашивал Николай II, когда в начале девятисотых годов революционеры начали проявлять новую деятельность: – Я должен найти сильного человека. Я устал от пешек.
– Хорошо, – говорил «Мефистофель»: – дайте мне подумать. Есть два человека, которые принадлежат к школе вашего августейшего отца. Это Плеве и Сипягин. Никого другого я не знаю.
– На ком же из двух остановиться?
– Это безразлично. Оба одинаковы, Ваше Величество. Плеве – мерзавец, Сипягин – дурак.
Николай II нахмурился.
– Не понимаю вас, Константин Петрович. Я не шучу.
– Я тоже, Ваше Величество. Я сознаю, что продление существующего строя зависит от возможности поддерживать страну в замороженном состоянии. Малейшее теплое дуновение весны, и все рухнет. Задача эта может быть выполнена только людьми такого калибра, как Плеве и Сипягин
» («Воспоминания», глава XI, цитируется по http://tzarskiy-khram.narod.ru/velk3.html).
Впрочем, судя по тем же мемуарам, прагматик Победоносцев способствовал и возвышению С.Витте, когда счёл это необходимым.

А вот ещё любопытный факт: в неженский день 8 марта 1901 года статистик Николай Лаговский несколько раз выстрелил в окно домашнего кабинета обер-прокурора. Победоносцев остался невредим – пули попали в потолок. Террориста схватили, судили и приговорили к 6 годам каторги. Вот такой мрачный деспотический режим был установлен в России под присмотром Победоносцева.
И тем не менее...

https://dik-dikij.livejournal.com/545616.html

Парадоксальная картина: те, кто ратует за «стабильность», помогают удерживать крышку котла в наглухо закрытом положении – по сути, способствуют следующему катаклизму. А те, кто норовит эту крышку «приоткрыть» (даже без особой надежды на успех), пытаются вольно или невольно уменьшить разрушительную силу предстоящего взрыва.

Парадокс?
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments