dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Category:

Те на эти обменять?

Алексей Битов (poziloy)

В театры нынче попадаю не часто − по разным, скажем так, причинам. И вдруг − нежданное предложение от «Аргументов недели»: сходить на премьеру в Ленком и что-нибудь написать для них по поводу увиденного. Надо полагать, постоянных авторов в нужный момент в досягаемости не оказалось, пришлось искать замену на стороне, но согласился я охотно − тем более, любопытно было взглянуть на Ленком после Захарова.

Давления по поводу того, что и как писать, говорю сразу, не было, текст опубликовали почти слово в слово. Возможно, вздумай я сильно заругаться, проблемы возникли бы, но не вижу смысла в «если бы да кабы». Впрочем, одно «бы» полагаю необходимым: если бы готовил пост для соцсетей − написал бы, по сути, то же самое, хотя, возможно, несколько другими словами.

И всё-таки выложу текст в авторском варианте − не из-за парочки мелких поправок, а для того, чтобы запоздало исправить собственный стилистический ляп − мелкий, и тем не менее.

Итак, Театр времён Ковида и Тартюфа.

Театр нынче − можно сказать, на осадном положении. На входе в Ленком каждому измеряют температуру, вручают одноразовые перчатки и пропускают через своеобразное «чистилище», где чем-то опрыскивают (слава Богу, не «Новичком»).

Ещё один санитарный кордон − на выходе с лестницы в фойе: фэйс-контроль в плане масок и ручной контроль на предмет перчаток. Кстати, фэйс-контроль не ослабевает и в зрительном зале: тем, кто втихаря пытается стянуть маску с лица, молодые смотрительницы очень тихо и вежливо предлагают водрузить её обратно. Именно молодые: привычным смотрительницам-бабушкам и всем, кому 65+, в театрах появляться запрещено. В любом качестве, и Ленком вынужден играть по правилам, спущенным сверху − рисковать слишком опасно.

А на сцене? На сцене − можно, и театр рискнул на неправильного «Тартюфа», он же «Вечный обманщик» в постановке Д.Казлаускаса. «В моей постановке нет ничего, чего нет в мольеровской пьесе. Все, что им написано, вы в спектакле увидите или услышите. Но по-другому» (https://tass.ru/kultura/10206067).

Всё-таки режиссёр несколько лукавит: увидим и услышим мы не всё. Например, отсутствует хэппи-энд: Людовик XIV давно умер, и отдавать ему «закадровую» роль того, кто разобрался в ситуации и раздал всем по заслугам, не имеет практического смысла. Порок в спектакле не наказан, доверчивая добродетель не торжествует, «арест» Тартюфа оказывается злой шуткой. И это − отнюдь не финал, наоборот.

Именно наоборот: «над Францией появились немецкие истребители и снова всех починили, все стало как новенькое... Минералы переправлялись геологам в отдаленные районы. Их делом было снова зарыть в землю и спрятать их как можно хитрее»; фрагмент «Бойни № 5» К.Воннегута вспомнился по ходу спектакля достаточно быстро. А позже появилась и другая литературная параллель, более точная: «Контрамоция − это, по определению, движение по времени в обратную сторону... [Но] Это не контрамоция, это не фильм, пущенный наоборот, но что-то от контрамоции здесь все-таки есть… Словно фильм разрезали на три куска и показывают сначала третий кусок, потом второй, а потом уже первый… Какие-то разрывы непрерывности… Разрывы непрерывности… Точки разрыва…
− Ребята, − сказал я замирающим голосом, − а контрамоция обязательно должна быть непрерывной?
» (Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»).

Спектакль Казлаускаса, обозначенный как «сценическая фантазия по мотивам», следовало бы по жанру обозначить именно так: «сценическая контрамоция». Внутри сцен (как в сутках у Стругацких) сохраняется должная последовательность (от начала к концу), но каждая сцена сменяется не следующей (по Мольеру), а предыдущей; действие движется от конца к началу. Насколько это правомерно? Если в подобном ключе начнут ставить всё подряд − не дай Бог, безусловно, а если ограничиться рамками конкретного (отдельно взятого) случая? Не готов дать однозначный ответ − есть и плюсы, и минусы. Главный плюс − фигура Тартюфа: она на наших глазах разрастается чуть ли не до вселенских размеров (а речь идёт, между прочим, о заглавном персонаже). Минус − извините, не факт, что не знающие сюжета смогут въехать в суть происходящего; впрочем, это у них самих спрашивать надо, мне остаётся только гадать.

Пожалел о другом: чем больше разрасталась фигура Тартюфа, тем больше съёживался другой центральный персонаж, Оргон. В первой сцене (по Мольеру − в последней) он был центром событий и вызывал сочувствие: с одной стороны − растерянный хор домочадцев (чуть ли не в греческом понимании слова «хор»), с другой − торжествующий мерзавец и его подельники, а между ними − человек, угодивший в ловушку и втянувший туда же своих близких. И.Агапов − актёр очень хороший (это даже в злополучном богомоловском «Князе» считывалось легко); Агапов был убедителен, но затем его вытеснили из центра на периферию, и сострадать стало, к сожалению, некому (другие роли ничего такого, похоже, не подразумевали).

А Тартюф? Никакой отсебятины в тексте (или модных вставок из других авторов), насколько могу судить, не было, но появились сцены, где ханжа-лицемер гротескно пародирует Христа. Особо подчёркну: Христа пародирует не актёр Ленкома, а ханжа и лицемер Тартюф. У актёра тут сложная задача − он должен убедительно сыграть персонажа, плохо, с явным пережимом «косящего» под Иисуса, и С.Тикунов с этой задачей, полагаю, справился (в афише указан и другой исполнитель, Д.Гизбрехт, но премьерная роль досталась Тикунову). О «закосе» под Христа пишу, честно говоря, с некоторой опаской, но, боюсь, будет ещё хуже, если заранее не предупредить, что путать актёра с его персонажем не стоит ни в коем случае (а так ведь тоже порой случается). Тартюф как персонаж спектакля свою роль играет плохо, но доверчивый «пипл», Оргон и его матушка, г-жа Пернель (И.Серова), принимает всё за чистую монету (как говорится, хавает). Покупаются, конечно, не все, но определяющим становится мнение тех, кто купился; от «оппозиции» во главе с Дориной (А.Якунина), как обычно, отмахиваются.. А расплачиваться потом приходится всем вместе.

Несколько слов о сценографии. В «Вечном обманщике» активно используют видеопроекцию − на экране то картины старых мастеров (Караваджо), то крупные планы персонажей (Оргон, Тартюф). К сожалению, часть видеоряда для меня пропала − одновременно держать в поле зрения и задник, и обе кулисы (куда смещается действие) удавалось, увы, не всегда. Надеюсь, с дальних рядов проще ухватить всю картинку. Но это уже, пожалуй, частности.

А в целом... Очень хорошо, что нынешний Ленком пытается нащупать для себя что-то новое, а не копирует спектакли Марка Захарова. Копирование − занятие, по сути, не менее нелепое, чем разрушение всего и вся под лозунгом «до основанья, а затем...» , и одна крайность ничем не лучше другой. А рука Захарова естественно ощущается в выучке актёров, прошедших его школу, в их готовности к новому поиску. Дай Бог, чтобы это продолжилось.

И сам спектакль, полагаю, стоит посмотреть. Тем более, во времена Тартюфов и доверчивых Оргонов...



Ссылка на публикацию − https://yandex.ru/turbo/argumenti.ru/s/culture/2020/12/701993.
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments