dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Category:

И снова – кто о чём...

Френд-лента донесла: во вторник состоялось заседание комитета по культуре Всемирного русского народного собора по теме «Судьба русского реалистического театра». На заседании не был, о чём конкретно там говорилось и к каким выводам пришли (если пришли), не ведаю и вообще не в курсе, что это за Собор (можно, конечно, погуглить, но пока не вижу смысла).

Накануне несколько раз натыкался на возмущённые голоса: дескать, не фига какому-то там Собору раздавать театральные указания. Оно, конечно, так (как известно, в чужой монастырь со своим уставом не лезут), но, во-первых, речь, насколько понял, шла в основном о ситуации во МХАТ и вокруг него. Заметьте, одна из конфликтующих сторон не устаёт твердить о своей верности православию; среди оппонентов тоже хватает людей воцерковленных; учитывая, что у конфликта есть не только эстетическая, но и этическая сторона, почему бы верующим, состоящим в лоне одной церкви, не привлечь эту церковь в качестве третейского судьи? Вот если бы речь шла об атеистах, огнепоклонниках или, по крайней мере, буддистах – тогда да, тогда конечно, не стоило бы, а в данном случае, по-моему, всё логично.

И всё-таки не забудем об эстетической стороне. Если в защиту русского репертуарного театра выступят, например, вышеупомянутые огнепоклонники – что ж, поддержу огнепоклонников, деваться некуда. Прав тот, кто прав, а не тот, кто кому-то мил, иначе получается хрен знает, что, по-другому не бывает. Вот такие дела.

Так вот, о стороне эстетической. Мы тут уверяли, что не будем повторять старые выкладки по случаю их годовщины, но на пост от 15.05.2017 это обязательство не распространяется – тут никакой годовщиной нынче и не пахнет. Зато в тему.

Но для начала – другой пост, от 29.10.2010 года. Мы его перепечатывали, а оригинал – здесь, можете убедиться, http://baby-frances.livejournal.com/116381.html.

Театр-дом, или французы о репертуарном театре

На занятиях преподаватель нет – да скажет что-нибудь о России, русском языке или русском театре. даже не говорю об упоминаниях Чехова и Станиславского.

Был и Пушкин, и Островский, и Додин, и Васильев, конечно, Мейерхольд (но его к Чехову и Станиславскому можно)...

Но отдельного освещения удостаивается система репертуарного театра.
Тем это острее воспринимается мной в свете недавно вышедших статей и вообще полемике о кризисе репертуарной школы.

Так вот. Французам, конечно, важно, прежде всего, дать понять своим студентам, что есть две основные системы орагнизации театрального дела: а-ля-фестивальная, как во Франции, Италии, Испании и т.д., и – другая, репертуарная, развитая в России, Восточной Европе, Германии. Только тогда можно говорить о понятии труппы, которое во Франции исчезает из театрального лексикона.

Но – еще. В их рассказах о репертуарном театре чувствуется восхищение... И главная фраза была: "Это были не просто люди, пришедшие случайно в какой-либо театр, это была публика этого театра. У нас созданием своей публики вокруг себя занимается, разве что, Théâtre du Soleil Арианы Мнушкиной".
А сегодня, из разговора о труппе, прочувствуйте: "Представьте, у этих актеров на 3, 5, 12 лет – есть дом".

И я не готова к потере театра-дома. Ибо в театр хочется приходить как в дом, обжитой, где тебя встретят любимые хозяева и где ты встретишься со своими единомышленниками и друзьями. Где постоянная составляющая – не только администрация, но и актеры, и режиссеры. И – зрители.

Театр-дом может формировать сообщество. И – дальше – общество. Собор, а не сборище.

Конечно, не все у нас идеально, и не во всех театрах есть свой зритель. Но в ведущих – есть. И что важно: в наших театрах говорят о настоящем, о будущем, о смысле жизни, пути ее развития, о проблемах страны... Ты выходишь из театра – и начинается рефлексия, оцениваешь свою жизнь и свое окружение по-другому, что-то переворачивается в сознании... Ты идешь в театр, чтобы с тобой поговорили о том, что тебе важно в этот момент. Выбираешь режиссера и театр, которые тебе именно сейчас необходимы. А после спектакля обсуждаешь со знакомыми увиденное и пережитое. А спустя какое-то время можешь пойти на затронувший тебя спектакль снова.

В Париже (и других городах этой другой системы) снова пойти на тот же спектакль – маловозможное событие. Такая система ориентирована на экстенсивный просмотр спектаклей, ты постоянно ходишь в разные театры, которые есть площадки. Есть, конечно, абонементы, и ты можешь прийти в тот же театр несколько раз за год. Но это будут несколько разных спектаклей. И разные режиссеры. Если в одном театре в одном сезоне стоят несколько спектаклей одного режиссера – скорее всего, это какой-нибудь фестиваль, а режиссер приезжий...

Репертуарная система напрямую связана с гос.финансированием. Французы об этом говорят спокойно и по-научному.

Вот тут и становится ужасно очевидным, что отрезать театры от бюджета – хороший способ не просто лишить театра поддержки и начать гонку выживания, а еще и средство от какого-либо общественного мнения, от рефлексии, от интеллигенции
...

Наш пост помоложе будет, всего 2,5 годочка.

Кто о чём (с небольшими сокращениями).

Алексей Битов (poziloy)

Предложили выступить с мини-докладом на экспертном совещании Рабочей группы Центрального штаба ОНФ. Тему сформулировали так: «Эффективный менеджер и традиционный русский театр». Во избежание недоразумений: под словом «традиционный» имелся в виду репертуарный театр – точнее было бы именно так и записать, но этот вопрос не ко мне.
Как бы то ни было, выступил.

Сразу же, для ясности: я не считаю, что на репертуарный театр ополчились так называемые «либералы», а условные «государственники» его защищают – всё сложнее; во всяком случае, «государственников» (в том числе по должности) среди атакующих хватает. И отстаивать свою позицию я готов перед любой аудиторией, вне зависимости от отношения собравшихся к тем или иным внетеатральным вопросам...

Всё, к делу. Пересказывать своё выступление не буду, ограничусь изложением основных моментов. Прежде всего, повторю: понятие «русский репертуарный театр» известно всему миру, что не может не быть предметом национальной гордости. При этом под словами «репертуарный театр» подразумевается не театр с постоянной пропиской (тогда бы говорили – «стационарный») и не театр с постоянной труппой (тогда бы, извините, говорили – «труппный»), но прежде всего театр со спектаклями, показываемыми регулярно и (как правило) в течение длительного времени. Если спектакль живой, он должен встать на ноги, окрепнуть, возмужать, войти в пору зрелости. Да, понятно, потом будут и старение, и умирание, но тут уж никуда не деться.

Очень кстати пришлась цитата из г.Богомолова: «вы приходите на премьеру, видите, что картошка кипит в воде, выхватываете ее и говорите: «Старик, что-то она у тебя не готова». Вы что, не видите, что она еще варится?!» (http://www.colta.ru/articles/theatre/14699). Но тут я, к сожалению, оплошал: не назвал автора, пообещал озвучить его фамилию в самом конце – и вульгарно забыл... Жаль, потому что образ удачный, и он чётко показывает, что спектакль, идущий «вахтовым методом» (два-три показа – и перерыв на полгода или более того) не относится к репертуарному театру. Ну, представьте себе картошку, которую вы снимаете с огня, когда закипит вода, а через некоторое время снова ставите на включённую конфорку. Картошка доваривается? нет, сначала вода должна закипеть ещё раз. Но в этот момент вы снова снимете кастрюлю с огня. Долго придётся ждать, пока ваша картошка сварится, чего уж там. Скажете, спектакль может «довариваться» на репетициях? Нет, не может, потому что огонь на вашей кухне не разгорится без газа, а «газовая труба» в театре проходит через зрительный зал. Вот такая кухня.

И тут возникает любопытное противоречие: в репертуарном театре спектакль рассчитан на длительное существование, а менеджер живёт с оборота; стало быть, репертуарный театр и корпоративная менеджерская логика – две вещи несовместные. Если вы купили сапоги, которые прослужат вам 10 лет – значит, вы на 10 лет потеряны для сапожного рынка; стало быть, по логике менеджера, лучше продать вам сапоги, которые износятся через год или полтора. Ну, да, то самое: числом поболее, ценою подешевле. Исходя именно из подобной логики, незабвенный г.Капков требовал считать количество премьер одним из главных показателей «эффективности» театра.

Про Капкова я в своём выступлении, разумеется, вспомнил; отметил, кстати, что представления об эффективности у наших менеджеров весьма своеобразны. Например, посещаемость (а она, понятно, тоже входит в число менеджерских приоритетов) следует измерять в процентах, а успех достигается самым незатейливым способом: количество «посадочных мест» в зале уменьшается раза в два, и в отчётах уже можно указывать, что посещаемость повысилась, допустим, с 65 до 80%. В реальности, заметьте, посещаемость снизилась более, чем на треть (новые 80% – это старые 40%), но бумага, как известно, стерпит всё.

И не Капковым единым. Напомню, наш «эффективный менеджер» и любимец тусовки существовал не в чистом поле, его непосредственным начальником был г.Печатников, ныне продолжающий гнуть ту же линию. Мало того – если Капков постоянно заверял, что репертуарные театры останутся репертуарными (врал или и впрямь не понимал, о чём речь), то Печатников заявил открытым текстом: часть репертуарных театров в Москве будет «переформатирована» в прокатные площадки и директорские театры. Любопытно, что грань между директором и худруком у нас нынче достаточно условна...

Честно говоря, об А.Р.Т.О. я упомянул не просто так – если помните, это (был) новаторский, экспериментальный театр; к его фанатам я не относился, но там всё происходило всерьёз, а не в духе тусовочных псевдо-экспериментаторов и псевдо-новаторов с их перформансами и т.п. В то же время А.Р.Т.О. оставался театром репертуарным – это к вопросу о «традиционности». Не худо напомнить (и я напомнил), что театр Мейерхольда был репертуарным, Вахтангов создавал репертуарный театр, да и Станиславский, если на то пошло, был крупнейшим театральным реформатором. Короче, репертуарный театр может быть хорошим или плохим, «музейным» или новаторским – речь идёт совсем о другом.

Пора, однако, переходить к выводам. Единственное пожелание организаторов к будущему «оратору» звучало примерно так: хотелось бы, чтобы выступление не ограничивалось констатацией фактов, а содержало конкретные предложения по исправлению ситуации. И я озвучил целых два предложения. Во-первых, необходимо иметь «кадровый резервуар» будущих худруков. Резерв должны общими усилиями сформировать Министерство культуры и СТД (и к той, и к другой организации есть некоторые, мягко говоря, вопросы, но альтернативы, извините, не вижу). В противном случае мы будем постоянно сталкиваться со странными фигурами, неожиданно всплывшими во главе того или иного театра (что, собственно, и происходит в последние годы – насколько знаю, не только в Москве, хотя у нас в Первопрестольной доходило и доходит до полного маразма).

И второе моё предложение. Нужен отдельный закон о русском репертуарном театре. Основные положения этого закона: репертуарный театр объявляется национальным достоянием России (при этом само понятие формулируется чётко и недвусмысленно в привязке именно к постоянному репертуару). Что касается всяких «переформатирований»... понятно, жизнь есть жизнь, но ликвидация или перепрофилирование государственных и муниципальных репертуарных театров могут происходить только в соответствии со специально установленной процедурой, не слишком простой и требующей определённого времени (а не по щучьему велению, как это зачастую происходит сейчас). В качестве условного примера пришлось сослаться на Закон о банкротстве; пример действительно условный, потому что этого Закона я не читал; впрочем, надеюсь, процедура там заложена не самая простая.

Вот такие предложения. Не панацея, конечно, но...


Напоследок – короткая реплика. Понятно, содержание репертуарных театров невозможно без бюджетных вложений, а государство у нас бедное, денег-нет-но-вы-держитесь, и всё такое. Не смешите мои тапочки, как говорится. На разбухший чиновничий аппарат деньги есть? Есть. Вот вам и ответ на вопрос, где деньги, Зин.

Хватит, между прочим, не только на театры.
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments