dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Categories:

Внеклассное чтение (часть 4)

Алексей Битов (poziloy)

На очереди – ещё 2 финалиста «Кульминации». Оба они представляют семинар «Авторская сцена», но это – не единственное, что их объединяет. Что ещё? Во-первых, как водится, несоответствие заявленному жанру (на условной папке написано «пьеса», а лежит там очередной сценарий). А во-вторых, оба текста построены на использовании неоригинальных типажей в неоригинальных сюжетах.
Что удивительно, результаты при этом разительно отличаются друг от друга. Есть многое на свете, друг Горацио? Нет, напротив, всё объяснимо. Но давайте по порядку.

Да, в качестве преамбулы. В прошлом году «Авторскую сцену» явно обделили при раздаче кульминационных «пряников»: «Кофейный блюз» А.Зайцева при всей своей, мягко говоря, небезупречности был явным фаворитом «итогового конкурса года», но в итоге пролетел, как фанера над Парижем, уступив, в частности, неуклюжим поделкам детсадовского уровня. Кто старое помянет, и далее по тексту? Возможно, но общий склероз тем более не улучшает зрение.

Ладно, давайте ближе к делу. Что у нас на сей раз, пьесы или сценарии? Что, опять, спросите? Не опять, а снова; на расхожее возражение – дескать, в современном театре можно поставить всё, отвечу столь же банально: можно поставить и телефонную книгу, но от этого она не превратится в пьесу, какой бы феей не была её крёстная мать, мать, мать.

А.Житковский, «Дятел». Финал сцены 4: «Степан жестоко избивает Сашу.
САША. Милая, милая… зачем ты..?
» Тут же начинается сцена 5: «Саша лежит в больничной палате. Весь в бинтах. Нога подвешена к гире, рука подвешена к гире. Саша словно на дыбе». Надо полагать, «на дыбе» он остаётся до конца сцены 5 (финальная фраза: «Саша мычит. Медсестра вытесняет Варвару, закрывает дверь»), а дальше, естественно, начинается сцена 6: «Комната, в которой стоял диван, на котором спали Варвара, Кирилл и Саша. Дивана нет. Варвары и Кирилла нет. Обои сорваны со стен.
Саша с перевязанной головой, в помятом пальто сидит в углу у окна. За окном – снег. На окне большие буквы: «ПРОДАЕТСЯ»». Вот такие метаморфозы
.

Или сцена 10, в финале которой Саше снова перепало: «Бомжи бьют Сашу. Саша падает без сознания». Но фея-специалистка по нуль-транспортировке и тут не преминула вмешаться, и сцена 11 начинается так: «Весенний день. Та же скамейка. От скамейки отъезжает автомобиль Скорой помощи [с избитым Сашей на борту]. Невдалеке столпились зеваки. Посреди толпы двое парней в белых рубашках, с рюкзачками. На асфальте – запекшаяся кровь». И так далее.

А.Иванов(При участии Стаса Жиркова)»), «С училища». Действие скачет с места на место: «Задний фасад грязной рыбной палатки. Заплеванный асфальт, помойная урна, из которой торчит оборванная театральная афиша»; «Барбершоп. В кресле перед зеркалом сидит Славик – напомаженный бородатый красавец в парикмахерской пелерине. Над его прической колдует Барбер Ренат. Рядом, в соседнем кресле сидит Сережа – парень подчеркнуто интеллигентного вида. Рядом – сережин стакан с виски»; «Маленькая квартира СЕРЕЖИ. Немного грязно, много книг, на столе – старенький компьютер... Полуодетый СЕРЕЖА просыпается с похмелья» (когда он успел полураздеться, не ясно); «Маленькая захламленная квартира ТАНЬКИ. Грязный пол, очень старая мебель. Комната разделена на две части – в одной все более менее аккуратно – там спит ТАНЬКА. На другой стороне царит запустение – там лежит на продавленном диване – ЕГОР»... и так далее, и так далее, и так далее... Вот, к примеру, такой переход: «ЛАРИСА уходит. ТАНЬКА смотрит на дверь. СЕРЕЖА стоит в ванной и смотрит в зеркало с тоской» (финал сцены 13) и «Квартира ЛАРИСЫ. Маленькая комната. В постели лежит ТАНЬКА. СЕРЕЖА сидит у старого шкафа с раскрытыми дверцами. Внутри шкафа работает старый телевизор. На экране прыгает Супер-Марио». Кино, кино на радость нам дано!

Отдельная песня – ремарки для крупного плана: «Выбирает номер, жмет «Вызов», пугается, долбит пальцем по кнопке «Отмена», закашливается. Вскакивает, ходит туда-сюда. Останавливается. Отдыхает. Снова садится на корточки. С видом, полным решимости, все же набирает номер. С ужасом на лице, прижимает к уху мобильник»; «на одной из стен видны следы чьих-то когтей на обоях»; «ТАНЬКА темнеет лицом»; «КОСТЯ жутко смотрит на ЕГОРА»; «СЕРЕЖА стоит в ванной и смотрит в зеркало с тоской»; «КОСТЯ без выражения смотрит на ТАНЬКУ», «КОСТЯ очень спокойно смотрит на ТАНЬКУ».

Что ж, внимание на экран.
Житковский, «Дятел». 33-летний инженер Саша работает у своего старинного приятеля и вполне успешен, но тут его настигает кризис среднего возраста. Со службы его выгоняют, жена уходит, квартиры лишают, психиатр не помог и прочие 33 штатных несчастья. В конце концов бедолагу избивают бомжи (типа, не сошлись во мнениях по ходу дискуссии о смысле жизни), и он умирает в машине «Скорой помощи». Зато ему было дано услышать пение дятла, и если это глюк, то заразный, поскольку напоследок ту же песню слышит ещё и врач «Скорой»: «Он и сам удивлен неожиданным звукам. Он замирает с шокером в руках, оглядывается, не верит своим ушам. Санитарка причитает, водитель машет руками. Андрей Петрович смотрит наверх и вслушивается в пение птицы». Вы слыхали, как поют дятлы? Впрочем, дело не в этом, а совсем даже в другом: за последние годы я перечитал уйму подобных «современных пьес»; на месте условного дятла мог оказаться, кто угодно (или что угодно), зато Саши среднего возраста с такими же начальниками и жёнами кочуют всей бригадой (вместе с врачами и непременными бомжами) из одного текста в другой. Допускаю, кто-то, столкнувшийся с подобной бригадой впервые, может и повестись на пение дятла, но именно поэтому к «жюрированию» следует допускать только матёрых читателей. Упаси Господи, намекаю не на себя, но и не на штатных читчиков, которые успешно обнуляются после каждого конкурса. В общем, требуются те, кто знает общие места и в силах их распознать, а иначе... иначе «День Сурка» под флагом очередного «обновления». И ничего более.

Иванов, «С училища». Список персонажей: рефлексирующий преподаватель-неудачник (с мамочкой, которая за него, естественно, переживает); его приятель, мажор; роковая красавица-подросток (из «быдла»: Софокла называет Сопоклом и т.д.); её папаша, инвалид-алкаш; её воздыхатель (только что с зоны)... такой, стало быть, набор. Неоригинальный? А то! Тогда, может быть, в сюжете есть что-то необычное? Не надейтесь, основная коллизия – осовремененная версия «Кармен».

Но классический (даже оперный) сюжет в исполнении надоевших до оскомины персонажей даёт странный эффект: обе «составляющие» заиграли какими-то новыми гранями. Получился, кстати, не сценарий, а вполне любопытная проза; конечно, тут не обойтись без оговорок (не слишком-то я искушён в тенденциях сегодняшней прозы, могу и банальность принять за нечто оригинальное, с меня станется), но всё же полагаю, что не ошибся. Даже несмотря на пару странных моментов (к примеру, с мальтийской визой, или с Таниным отцом, заявленным как лежачий, а потом трансформировавшимся в колясочника, или с разными именами у одного и того же «закадрового» персонажа – Толик из сцены 10 превратился в Виталика из сцены 15). И всё же, если бы конкурс был «по модулю» (общелитературный), я без колебаний поставил бы «С училища» на первое место среди финалистов нынешней «Кульминации». Но конкурс, как ни крути, драматургический... так что увы, но в моей итоговой «табели о рангах» этот текст – только второй.

Зато не могу не отметить ещё одно достоинство не-пьесы Иванова, нечастое по нынешним временам: речь персонажей индивидуальна; «кароч» (выражение Таньки) каждый говорит по-своему – так, как принято в его «среде обитания». Иногда эти особенности педалируются слишком нарочито, иногда у читателя (о зрителе не говорю) могут возникнуть сложности с переводом (например, речей Славика-мажора в сцене 2). Но в Акте II нарочитость понемногу рассасывается, а Славик со своим сленгом быстро уходит в глухое закулисье), так что попытка у автора вышла вполне зачётной, хе-хе.

И последнее, что необходимо отметить. Такое впечатление, что автор не всегда понимает своих персонажей, но он, по крайней мере, пытается их понять (за исключением разве что несколько карикатурного мажора). И – на мой взгляд – удачно проскакивает между стёбом и пафосом, как между камнями Гингемы, точно посередине.
А пьесы всё равно не сложилось, но это – отдельная тема. И тут уж ничего ни попишешь...
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…