dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Ваня, Соня, Маша – и никаких Гвоздей!

Алексей Битов (poziloy)

«Ваня и Соня и Маша и Гвоздь» – недавняя премьера «Сатирикона». Но нет, речь вовсе не о ней.

Впрочем, давайте по порядку. Те, кто получал образование в советские времена, наверняка помнят про три источника и три составные части марксизма (этому учили чуть ли не с детского сада). Составные части опущу, дабы не прослыть деконструктором, а вот источники перечислю – благо, их тут, как и у марксизма, тоже три.

Итак, источники:
1. Лекций Ю.Зубкова о пьесах Чехова (прочитаны в Музее Мейерхольда в 2016-2017 г.г.);
2. Статья М.Айзенберга «Наши лица, голоса и сколько нас было» (опубликована в журнале «Дружба Народов», № 4 за 2017 год);
3. Спектакль С.Федотова «Три сестры» (впервые показан на 24.05.2017 в рамках XVIII Международного театрального фестиваля «Мелиховская весна»).

Начну с первого. По мнению Ю.Зубкова, 4 пьесы Чехова образуют своего рода тетралогию – «Чайка», «Дядя Ваня» (+ «Леший»), «Три сестры», «Вишнёвый сад». При всём уважении к Зубкову, согласиться с ним никак не могу: на мой взгляд, «Леший» тут ни при чём (хотя бы потому, что если бы автора эта пьеса устраивала, он не стал бы её «перелицовывать» в «Дядю Ваню»), а главное... Популярное задание во всякого рода тестах – указать, какой из 4-х предметов в данном перечне (например, картофель – морковь – свёкла – бензопила) является лишним... так вот, в квартете из классических чеховских пьес лишней, полагаю, является «Чайка» – в ней не слишком-то просматривается главное действующее лицо последующей, условно говоря, трилогии.

Но об этом – чуть позже, а пока хочу обратить внимание на ещё два момента, не решающих, но на свой лад весьма характерных. Если мы говорим о трилогии, жанры распределяются достаточно логично: «Сцены» («Дядя Ваня»), «Драма» («Три сестры»), «Комедия» («Вишнёвый сад»). Но «Чайка», как известно, тоже обозначена как комедия, а две комедии – это уже, простите, крен, перекос. И второе: в «Чайке» нет ни одного «бывшего» персонажа, доживающего свой век (даже Сорин вполне дееспособен), а в каждой из следующих пьес непременно присутствует, скажем так, артефакт, осколок минувших времён: в «Дяде Ване» – Марина, «старая няня» (кстати, в «Лешем» подобного персонажа нет), в «Трёх сёстрах» – Анфиса, «нянька, старуха 80 лет», в «Вишнёвом саде» – разумеется, Фирс, «лакей, старик 87 лет».

Прежде, чем перейти к главному действующему лицу, обратимся к источнику № 2 – статье М.Айзенберга. Айзенберг цитирует О.Мандельштама: «Никакого действия в его [Чехова] драмах нет, а есть только соседство с вытекающими из него неприятностями». А позже добавляет от себя: «Едва ли не все чеховские персонажи ведут себя так, словно... живут в особом времени, в котором все уже как будто случилось». Всё уже случилось или всё предопределено?

Айзенберг как бы извиняется за Мандельштама: «акмеисты Чехова не любили, и у этого круга была своего рода аллергия на его тональность». Зря извиняется, на мой взгляд – вопрос не в оценке, а в сути высказывания. Ещё раз: «Никакого действия в его драмах нет, а есть только соседство с вытекающими из него неприятностями». Соседство с чем? С действием? Но кто же в таком случае – реально действующее лицо, с которым «соседствуют» чеховские персонажи?

Странно, что Айзенберг не приметил ещё одну раздражённую фразу из того же наброска: «хорош же у нас Чехов: люди у него муравьями оборачиваются» («О Чехове», http://rvb.ru/mandelstam/01text/vol_3/04annex/03prose/3_362.htm). Снова – осуждающий тон, но по сути-то всё точно, Мандельштам прав: муравьи, вроде бы, копошатся, но только до тех пор, пока налетевший ураган или лесной пожар не раскурочит их пристанище к едреней фене. Впрочем, можно и без стихии, достаточно поддатого прохожего, заплутавшего в поисках станции и по такому поводу мимоходом разгневавшегося...

Вот и ответ на вопрос, кто является реальным действующим лицом чеховской трилогии – безжалостный великан по имени Рок. Нельзя сказать, чтобы это был совершенно новый драматургический персонаж, и у Чехова он не больше, чем у Софокла или Шекспира, но пропорции, тем не менее, изменены: предыдущими жертвами Рока были те, кто пытался его побороть и действовать по собственному усмотрению, будь то Эдип или Гамлет с Лиром, а тут на смену, можно сказать, героям пришли фигуры, на фоне великана непропорционально малые – Войницкие, Прозоровы и их собратья по отдельно взятым муравейникам.

Собственно, чеховская трилогия представляет собой, на мой взгляд, некоторую последовательность: «муравьи» трепыхаются изо всех своих скромных сил («Дядя Ваня»); они почти не трепыхаются, но ещё надеются («Три сестры»); они уже, всерьёз говоря, ни на что не надеются, просто плывут по течению времени («Вишнёвый сад»). И тут особенно показательны концовки: в «Дяде Ване» ничего необратимого не произошло, рябь разгладилась, всё вернулось на круги своя; в «Трёх сёстрах» половину персонажей смело, а вторая половина осталась на руинах (открытый финал); в «Вишнёвом саде»; со сцены смело всех, кроме неподвижно застывающего Фирса («Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву»).

И ещё одна деталь, связывающая три последние пьесы Чехова: в каждой из них сценическое пространство к финалу разреживается, от части персонажей остаются пустоты, и «убыль» от раза к разу возрастает: в «Дяде Ване» уезжают трое, причём уезжают, надо полагать, надолго, но, если ничего не произойдёт, все они когда-нибудь вернутся; в «Трёх сёстрах» почти половина персонажей ушла с этой сцены навсегда (от «мужского состава» остались рожки да ножки, а Чебутыкина, задержавшегося на день, можно уже и не считать); про «Вишнёвый сад» напоминать нечего. Что остаётся (не «кто», а именно «что»)? В «Дяде Ване» – можно сказать, «пейзаж после битвы»; сама битва закончилась ничем («Все будет по-старому»), и со временем, вероятно, останутся шрамы, но не более. Финал «Трёх сёстёр»: перед нами – руины того, что восстановлению уже не подлежит, но, может быть, некоторое время ещё как-то продержится. А в «Вишнёвом саде» – всё, finita la comedia (именно, что comedia), тушите свет. Как видите, по нарастающей.

(В скобках: конечно, Шекспир зачастую опустошает сцену ещё в большей степени, но у него уходят чуть ли не греческие герои, и уходят они не просто так, а с боем; а здесь – те самые «муравьи», исчезающие почти безропотно и почти неслышно.)

Финальные реплики вполне соответствуют чеховскому нарастанию: «Мы отдохнем!» (Соня в «Дяде Ване» ещё верит или, по крайней мере, пытается убедить саму себя и других), «Если бы знать, если бы знать!» (Ольга в «Трёх сестрах» почти смирилась, но сохраняет остатки надежды на чудо) и, наконец, «Я полежу... Силушки-то у тебя нету, ничего не осталось, ничего... Эх ты... недотёпа!..» («Вишнёвый сад» – Фирс, «осколок прошлого», а настоящего ничего не осталось). Здесь же попутно отмечу, что из всех «осколков» (в трёх пьесах) только Фирсу отведена некая самостоятельная «партия»; Марина (и Мария Васильевна тоже) вообще практически не при делах, а роль Анфисы достаточно пассивна. Но при этом все «старики» вполне символичны: они олицетворяют неумолимый ход часов, смену времён и поколений; приходят новые? вряд ли, скорее – просто другие, следующие... Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем...)

Остался главный (и очевидно не бесспорный) тезис; он сформулирован, но пока не развёрнут: персонажи «трепыхаются»; потом почти не трепыхаются, но ещё надеются; и, наконец, просто плывут по течению времени. Наверное, есть смысл перенести эту часть на завтра.

Стало быть, пауза.
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments