dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Categories:

Горе горькое...

Алексей Битов (poziloy)

Мы не умеем читать – это факт. Причин тому, как минимум, две: прежде всего, мы ленивы и нелюбопытны (предпочитаем пережёвывать пережёванное), а во-вторых, написано уже столько, что действительно впору «Забрать все книги бы да сжечь»; впрочем, Загорецкий на это с кротостию и не без резона отвечает: «Нет-с, книги книгам рознь...» (кстати, могли бы и за разжигание привлечь, но обошлось...)

Впрочем, если дело дойдёт до избирательного сжигания, придётся вспомнить ещё одну актуальную цитату из «Горя от ума»: «А судьи кто?» И приемлемого ответа тут, к сожалению, ждать не приходится: вероятнее всего, в «комиссию» войдут «издатели, предприниматели, радиовещатели» и тому подобная публика со своими шкурными и клановыми интересами. Либо всё будут решать чьи-то «вкусовые ощущения», а это тоже не айс – в части «что такое хорошо» я, как правило, не слишком доверяю даже самому себе (исключения есть, но их мало).

А если бы нашлись идеальные судьи? das ist fantastisch, конечно, но так, чисто гипотетически? Нет, ребята, как хотите, сжигать ничего нельзя; если кто не в теме, поясню, что при 451° по Фаренгейту испепеляются не только книги, но и люди (больше 200° по Цельсию, однако). Короче, при всём богатстве выбора другой альтернативы нет: только читать, но если уж читать, то внимательно и своими глазами, не полагаясь ни на какие мнения, даже на самые устоявшиеся, хрестоматийные (Всё врут календари, а хрестоматии – тем более).

Один из очевидных примеров – разумеется, Катерина в «Грозе» как «Луч света в тёмном царстве», но её, бедную, я за последние месяцы упоминал столько раз, что повторяться не хочется. Ещё хуже с «будущим декабристом» Онегиным – дотошные исследователи давно доказали, что сцена на балу датируется 1826 годом, а Онегин, заметьте, не под следствием. Но прав старина Честертон – ох, как прав! «Просто удивительно какое множество людей прочитали первый выпуск газеты и не читали второго... И кто бы мог сказать, сколько оставалось на свете людей, слышавших эту историю, но не слышавших ее опровержения?.. Кто-нибудь просвещал наконец этих простых, честных жителей, но тут же обнаруживалось, что старая версия опять возродилась в небольшой группе вполне образованных людей, от которых уж, казалось, никак нельзя было ожидать такого неразумного легковерия».

А вот ещё один кандидат в декабристы – Чацкий. Тут, конечно, всё гадательно (ни Грибоедов, ни его герои не могли заранее знать о будущем выступлении на Сенатской площади), и каждый, понятно, вправе гадать на кофейной гуще, но желательно всё же не забывать о логике. Только ленивый не писал, что Чацкий во многом – русский вариант мольеровского Альцеста; самый простой пример – «Когда б решились вы / Со мною прочь бежать от суетной молвы, / От общества людей и навсегда отныне / Со мной укрылись бы, вдвоем, в глуши, в пустыне» (перевод Т.Щепкиной-Куперник); сходство с финальным монологом Чацкого более, чем очевидно. Так вот, вопрос: а что, Альцест – будущий борец против Кольбера? интересно, существует ли такая гипотеза?

Снова о хронологии. В комедии Грибоедова речь (по понятным причинам) могла идти лишь о различных кружках и союзах, откуда вышли будущие декабристы, и один из персонажей в таком кружке состоит («У нас есть общество, и тайные собранья / По четвергам. Секретнейший союз...»), но это Репетилов, а ни разу не Чацкий, презрительно отмахивающийся от попыток втянуть его в этот самый «Секретнейший союз». И кто же тогда будущий декабрист?

Ладно, хватит о декабристах, но продолжим про «Горе от ума». Добро бы, речь шла только о «хрестоматийных истинах», иногда спорных, а иногда и вовсе не связанных с текстом первоисточника. Но среди нынешних самодеятельных мыслителей нынче в ходу утверждения совсем комического свойства. Вот, к примеру, смелая версия, будто булгаковский Коровьев назван Фаготом в честь грибоедовского персонажа: «одно из его имен – Фагот – содержит намек на Скалозуба („хрипун, удавленник, фагот“ – слова Чацкого о Скалозубе)». А при чём тут Скалозуб, извините? и почему бы в таком случае не предположить, что горьковская Мать получила своё отчество в честь тётушки Хлёстовой, которую, если помните, зовут Амфиса Ниловна? Существует немалое количество работ, авторы которых в попытках разобраться, почему Коровьев – Фагот, закопались так глубоко, что Булгакову и не снилось, но на них ссылаются едва ли не реже, чем на нелепую, зато «звучную» гипотезу о Скалозубе как о человеке из свиты Воланда.

Но и это ещё не край. Вот, например, такая свеженькая цитата: «В комедии Грибоедова не только он сам был прототипом своего героя – автор имел в виду и Петра Яковлевича Чаадаева, – объясняет композитор Александр Маноцков. – И этот анекдот, что человека сочли сумасшедшим, взят из жизни: Чаадаева объявили сумасшедшим, когда он написал свои «Философические письма»» (http://argumenti.ru/culture/n590/535213). Чего-чего? А слабо посмотреть, когда написаны «Философические письма», и сопоставить эту дату с годом гибели Грибоедова? Но зачем утруждать себя подобными несущественными деталями? кто умножает познания, умножает скорбь... время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать... и время неучей – в этом же ряду.

Ладно, пора по домам, но не пешком же! лучше – в карете. Что ж, напоследок – о карете. Из поста недельной давности: «а далее – финал, который, извините, из другой оперы. Тут, правда, в оправдание авторам «Чаадского» отмечу, что аналогичный переход от комедии к «высокой трагедии» характерен для многих постановок «Горя от ума»; почему-то не замечают даже, что кульминационное «Карету мне, карету!» сначала произносит болтун Репетилов («Куда теперь направить путь? / А дело уж идет к рассвету. / Поди, сажай меня в карету, / Вези куда-нибудь» – Действие IV, Явление 9), а потом уже эхом повторяет Чацкий» (http://dik-dikij.livejournal.com/1402432.html). «Каретный ряд» в IV действии у Грибоедова и впрямь любопытен: гости разъезжаются – «Графини Хрюминой карета», «Карета Горича» («В карете барыня-с, и гневаться изволит»)... А у главного героя, как на грех, облом: «Чацкий и Лакей его впереди.
Чацкий Кричи, чтобы скорее подавали...
Лакей Кучера-с нигде, вишь, не найдут.
Чацкий Пошел, ищи, не ночевать же тут.
Лакей опять уходит
».

Характерно: в этот момент Чацкий не ведает, что его объявили сумасшедшим, и ещё не уверен, что Софья предпочла ему Молчалина («Возбудит малость их и малость утишит... / Я признаком почел живых страстей. – Ни крошки: / Она, конечно бы, лишилась так же сил, / Когда бы кто-нибудь ступил / На хвост собачки или кошки»). Но карету уже требует, и, таким образом, все последующие «протестные речи» обусловлены нерадивостью кучера плюс неудачным для героя стечением обстоятельств. Остальные кучера исполняют свой служебный долг на совесть: вовремя подана «Карета Скалозуба»; «Княжеская фамилия уезжает и Загорецкий тоже»; следом за ними – Хлёстова; без задержки отбывает в своё «куда-нибудь» Репетилов... а Чацкий между тем прячется в швейцарской и лишь из прощальных разговоров разъезжающихся гостей узнаёт свежую новость о своём сумасшествии. И как он на это реагирует? Слегка возмущается («И вот та родина... Нет, в нынешний приезд, / Я вижу, что она мне скоро надоест»), но быстро возвращается к тому, что беспокоит его больше всего: «А Софья знает ли?»... и прячется за колонной, резко раздумав уезжать («Лакей его (с крыльца) Каре...
Чацкий Сс!.. (Выталкивает его вон.) Буду здесь, и не смыкаю глазу, / Хоть до утра. Уж коли горе пить, / Так лучше сразу, / Чем медлить, – а беды медленьем не избыть
»).

Дальнейшее понятно: самолюбие Чацкого задето не на шутку, к тому же Фамусов отказал ему от дома, и вот тогда герой разражается гневным монологом: «Теперь не худо б было сряду / На дочь и на отца / И на любовника-глупца, / И на весь мир излить всю желчь и всю досаду. / С кем был! Куда меня закинула судьба! / Все гонят! все клянут! Мучителей толпа, / В любви предателей, в вражде неутомимых». Обратите внимание на последовательность, в которой расставлены адресаты филиппики: Софья, потом Фамусов, потом Молчалин (но исключительно как «любовник-глупец»), а в последнюю очередь – «весь мир», чуть ли не за компанию. А вы говорите, «Философические письма»...

Читайте то, что написано, господа и дамы. Тем более – классику.

P.S. Кстати, о «Чаадском». Одна поклонница тамошнего постановщика, желая оправдать детсадовского уровня гэг с массовым закуриванием перед словами про «дым Отечества», попыталась нащупать в этой «мизансцене» двойное дно: дескать, тут ещё и отсылка к фамилии Чадского (Чаадского, Чаадаева, Чадаева), образованной, типа, от слова «чад». Что ж, в таком случае, будь у постановщика фантазия побогаче, он бы хоть жирафа на сцену вывел, что ли («далёко, далёко, на озере Чад / Изысканный бродит жираф») – так, по крайней мере, было бы прикольнее. И не настолько примитивно.
Subscribe

  • Памяти Бельмондо

    dik_dikij и poziloy 6 сентября 2021 года умер Жан-Поль Шарль Бельмондо. Тот редкий случай, когда можно без малейшего преувеличения сказать:…

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments