dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Не надо ля-ля

Алексей Битов (poziloy)

Нет, этот пост – не о К.Богомолове, но начну всё-таки именно с него. Ценители нашего «новатора» любят называть его провокатором. Вообще-то (в который раз повторять приходится) провокация не имеет к искусству никакого отношения, иначе вместо Пушкина или Станиславского классиками считались бы Гапон и Азеф. Но в этом «жанре» у Богомолова иногда, надо признать, получается – вот и меня он спровоцировал своими кольтовыми рассуждениями, причём не о Достоевском (тут его подростковые фантазии слишком смешны), а о театральной, извините за выражение, критике. Напомню, как он высказался: «у нас критика ничего не понимает в технологии актерского существования. Ни-хре-на!» (http://www.colta.ru/articles/theatre/14699).

На самом деле всё не так плохо, как утверждает Богомолов – всё гораздо хуже. Если те, кто называет себя критиками, не видят даже того, что постановки их любимца отличаются одна от другой только именем жертвы (притянутого за уши автора) и, естественно, названием – о чём после этого говорить? Вы видели один «шедевр»? Значит, можете считать, что Вы видели всех близнецов.

Всё, хватит о нашем «светоче»; достаточно того, что он меня спровоцировал на то, чтобы продублировать прошлогодний майский пост, посвящённый нынешней театральной критике. Той самой, извините за выражение.

Стало быть, «Критики и гитики», дубль два.

Сразу же уточню: сегодняшний пост – о театральной критике как таковой. Не об «Антикритике», подчёркиваю.
Так вышло, что недавно я дважды за короткий промежуток времени посмотрел один и тот же спектакль, детский: сначала – из любопытства и в порядке, так сказать, рекогносцировки, затем – в качестве Сусанина при разнокалиберной группе мелких зрителей. Что за спектакль – в данном случае не суть важно, речь не об этом; существенно другое: спектакли заметно отличались друг от дружки. Нет, не по уровню (хотя и так тоже бывает), а по адресату, и объяснение тут – на поверхности: в первом случае в зале преобладали взрослые зрители, а во втором – квалифицированное большинство аудитории составили дети. Понятно, энергетика зала достигала сцены и непосредственно влияла на актёров, как сила тяготения влияет на походку и прочие телодвижения космонавтов-астронавтов, вне зависимости от того, запущены они с мыса Канаверал, с Байконура или откуда-нибудь ещё. Надо ли доказывать, что т.н. «четвёртая стена» (даже если в ней не предусмотрены внутренние проёмы) по определению полупроницаема: плох тот театр, в котором зрительскую душу ни разу не вытаскивают на сцену, а уж энергия тем более «дырочку найдёт».

Но если эта самая энергия проникает на сцену, её концентрация в зрительном зале, надо полагать, ещё выше, и такой заряд очевидно действует на зрителя, склоняя его туда или сюда. А «оценщик», который поддаётся внешнему давлению... нет, извините, он уже оценивает не то, что должен, а какие-то привходящие факторы. Отсюда первая задача театрального критика – отрешиться от внешнего давления, как в зале, так и за его пределами; кто не умеет, тот не критик.

И ещё три обязательных «гитики»:
– владение «измерительным инструментарием» и навык практической работы с ним («насмотренность»);
– умение анализировать всё увиденное (и оцененное), чтобы подвести общий итог;
– умение связно и аргументированно изложить свои выводы.

В сущности, решение первой задачи – это квалификационный норматив, и тот, кто его не выполнил, в основных баталиях не участвует: критик, существенно зависящий от чужих реакций – то же самое, что проповедник нравственности, регулярно устраивающий оргии.

С предпоследним пунктом тоже, вроде бы, понятно: можно долго переливать из пустого в порожнее, а в ответ Кое-кто удивится: «Ты говорил тут целый час, А рассказал ни То, ни Сё». И это ещё, можно сказать, лучший вариант, случается и так, что Кое-кто заснёт или утонет в словесном болоте.

С умением излагать и вовсе проще пареной репы: тут не канают ни голословное «это хорошо, ибо полный восторг», ни ассортимент якобы-мудрёных словечек и бессвязных междометий (аля-улю, трансцендентальное воспаление клавикулы клавикордиала, экзистенциальный конвергентный психоанализ, бля-бля-бля), сдобренных (для сулидности) именами Энгельса с Каутским и иных актуальных классиков.

По инструментарию высказываться не рискну, сам им не владею (потому и под театрального критика не кошу), но это – не такая мелочь, чтобы удалось спрятать её в потайном кармане, так что либо инструментарий есть, либо нет (а отмазка «дома забыл, в следующий раз непременно захвачу» всерьёз как-то не воспринимается даже в тинейджерском исполнении). Кстати, тем, кто верит в хилеров, лучше искать их на Филиппинах, а не в наших широтах, где голыми руками никого не возьмёшь. А если голые руки отчётливо видны – простите, у этого кандидата в критики никакого инструментария в наличии нет (был, говорите? стало быть, утерян или выброшен за ненадобностью).

К сожалению, большинство «критиков», чьи «рецензии» доводилось читать, не соответствует «занимаемой должности» по двум-трём-четырём параметрам. Для того, чтобы это понять, зачастую не надо даже смотреть, условно говоря, спектакль: когда пишущему нечего сказать или он «слабоговорящий», читателю достаточно знать буквы, чтобы всё встало на свои места. А когда грамотный «оценщик» халтурит или преследует свои цели – оно тоже неизбежно вылезет наружу, сколько бы этот оценщик не фильтровал базар (шила в мешке не утаишь).

Соблазн свалить всё на петриков, конечно, велик, но поддаваться искушению, уверен, не следует: петрики со своей Гильдией – не причина, а следствие. А если конкретно – следствие ненормальной ситуации с театральной критикой в России (в других странах, может быть, не лучше, но тут я совсем не в теме). Вопрос на засыпку: а кому нужны профессиональные театральные критики? Этот вопрос затрагивает О.Галахова в статье на сайте, который сегодня я обещал не упоминать, так что попробую своими словами, с возможным добавлением скольких-то копеек. Что ж, попробую; повторяю вопрос: кому нынче нужна театральная критика?

Театрам? Им нужны «хвалики», помогающие продвигать продукцию; тех, кто их не хвалит, в гости, мягко говоря, не зовут (о тех, кто ругает, вообще молчу).

Продюсерам и кураторам? О, эти тем более не заинтересованы ни в чём, кроме продвижения своего товара.

СМИ? Их тиражи и рекламные доходы никак не зависят от театральных дел, и если где-то соответствующие рубрики сохраняются, то, скорее, как дань некоей традиции (смотрите, и у нас всё, как в лучших домах); что в этих рубриках или колонках пишут, местному руководству глубоко по барабану.

Властям? Ну, у этих – свои интересы, и театр туда не входит, его и на хлеб-то не намажешь.

Т.н. «театральной общественности»? Где она, эта театральная общественность? Забилась под корягу и позволяет что-то делать от её имени? Точно так же, как от имени народных масс гнобят образование и «минимизируют» здравоохранение. Народ – он ведь у нас что делает? Правильно, безмолвствует; разве что иногда за вилы берётся, но лучше бы без этого – Не приведи бог видеть русский бунт, как справедливо заметил классик. (Кстати, у него же: «Не дай мне Бог сойти с ума»... в общем, что в лоб, что по лбу.)

Ещё какие варианты? Ах, да, театральный зритель – типа, человек с улицы. А как он, будучи не в теме, отделит собственно-критику от записного пиара? пиар, заметьте, не маркируется; ни в СМИ, ни, тем паче, в соцсетях значка «джинса» не ставят.

Кто остаётся? Никто?
Похоже на то.

А кому нужно то, что не нужно никому?
Подскажите, кто знает...
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments