dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Грех да беда... (часть вторая)

Алексей Битов (poziloy)

С Фэйсбуком я по-прежнему в разлуке; изредка дорываюсь до чужой техники, но, понятно, ненадолго, и на выуживание любопытной информации времени, естественно, нет. Но свет не без добрых людей, и что-то – кружным путём – до меня иногда доходит.

Вот это, например: «Очень трудный был год для экспертизы "Золотой Маски". Мы путались с критериями, плюс постоянно ухудшающий отбор, давление власти, давление институций, самоцензура и цензура, отсутствие договора о статусе и квалификации эксперта, да еще миллион тем! Придумали вместе с Марией Бейлиной и Антоном Флеровым большой разговор, позвали философов, культурологов, арт- и театральных критиков, настоящих экспертов и крупнейших заказчиков их деятельности...» (А.Карась, https://www.facebook.com/karalyona/posts/1661973067151380). А кто у нас приглашённые, «настоящие эксперты и крупнейшие заказчики»? К их списку вернусь позже, а пока – несколько примечаний к процитированному тексту. Если кто не в теме или подзабыл, г-жа Карась была председателем Экспертного совета «Золотой Маски»-2017 – того самого совета, в котором в первый раз за многие годы были представлены не только посланцы партии-тусовки, но и те, кто с этой партией не связан. В результате «ухудшающегося отбора» в списке номинантов, доселе стабильном, как брежневское Политбюро, произошли некоторые перемены – в частности, вспомнили о Театре Моссовета, после нескольких лет игнора обратили внимание на Театр Маяковского, после 20-летнего перерыва в число лучших режиссёров вошёл Г.Козлов, там же впервые появился Н.Рощин... это я назвал только столичных представителей, и то не всех. Да, не обошлось без издержек, номинантов оказалось многовато (28 режиссёров), в списки (под шумок) попали и некоторые сомнительные персонажи, но что-то сдвинулось в правильную сторону, и нужно быть слепцом или зомби, чтобы этого не увидеть.

Почему же это не устраивает г-жу Карась – точнее, ту партию, волю которой она послушно выполняет? Да потому, что вне монополии этот мыльный пузырь долго не протянет – вся «новаторская» аргументация не стоит ломаного гроша, а в условиях конкуренции покупающихся на подобную дешёвку найдётся, прямо скажем, немного. Получается, сохранение рычагов (понятно, включая «Маску») для тёплой компании – по сути, вопрос жизни и смерти, и свою монополию им необходимо сохранить (вернуть) любой ценой. Отсюда – и песня о «настоящих экспертах»; настоящими, если кто не догадывается, считаются не те, кто может отличить «Сомосу» от «не-Сомосы», а те, для кого главное – «наш» это Сомоса или нет.

Перейдём непосредственно к предстоящему «столоверчению» (о котором, если честно, я узнал ещё до того, как насладился постом г-жи Карась). Вот ссылка на первоисточник – http://m.goldenmask.ru/spect.php?id=1495 (как переводится на русский язык слово «goldenmask», надеюсь, объяснять не надо?)
Из первоисточника: «17 и 18 апреля
ГМИИ им. А.С. Пушкина , 2 этаж, зал скульптуры Микеланджело (№29)
Модераторы: Алена Карась, Олег Аронсон
Участники: Марина Лошак, Мария Ревякина, Борис Юхананов, Марина Давыдова, Алена Карась, Филипп Дзядко, Илья Ценципер, Виктор Мизиано, Михаил Ратгауз.
Экспертиза и эксперты оказались в опасности... Может быть, такое напряжение возникает потому, что поле деятельности и критерии эксперта в области искусства не четко определены. Или это публичное переживание того, что в других областях экспертного знания происходит подспудно и незаметно? Или это следствие того, что экспертиза выходит на поле политической борьбы? Причины требуют диагностики.
Но при этом нужно ответить и на вопрос, возможен ли адекватный художественный процесс без экспертизы и фигуры эксперта...
Чем определяется кризис художественной экспертизы? Не является ли он следствием ситуации, когда ставится под сомнение автономия художника, и как следствие, ее агент – эксперт. Если автономия нарушается, то интересы чиновника или рынка выдаются за интересы народа. И тогда соответствующие институции сами делают выбор или обращаются к дилетантскому мнению. Сохраняет ли эксперт свой статус коммуникатора между обществом, государством и искусством и что его обеспечивает?
Возможна ли вообще художественная экспертиза в ситуации войны критериев? Ведь именно в экспертизе формируются критерии. Многочисленные премии и конкурсы, запрос на которые все выше, девальвируют качество экспертизы. Нельзя ли с помощью института экспертов снять раскол общества?
Стала ли художественная экспертиза следом, тенью самой себя или она обещает новое явление. Об этом пойдет речь в специальной программе Института театра
».
Замечательный текст, не правда ли? Впечатляет сам список рыцарей (и рыцарш) Круглого стола (ещё раз перечислю «экспертов» по театральной части: М.Ревякина, Б.Юхананов, М.Давыдова и уже упомянутая А.Карась); при таком составе особенно актуально звучит вопрос «Нельзя ли с помощью института экспертов снять раскол общества?». Вопрос для решения в узком кругу, не правда ли? чужие здесь не ходят.
Самое время задать ещё один вопрос: кто же тут «настоящие эксперты», а кто – «крупнейшие заказчики»? Вряд ли заказчиком является главред-куратор М.Давыдова; ещё менее вероятно, что музыку заказал Б.Юхананов, главный электрик в московской театральной епархии. Неужели в качестве «крупнейшего заказчика» выступает М.Ревякина, гендиректор «Золотой Маски» и (по совместительству) директор Театра Наций? кто бы мог подумать! Что ж, спасибо г-же Карась за очень своевременную подсказку.

Ещё парочка «выбранных мест» из первоисточника. «Экспертиза и эксперты оказались в опасности» – это, извините, плагиат; слово «Отечество» заменять на «экспертиза и эксперты» столь же нелепо, сколь и путать со словами «Ваше Превосходительство». Впрочем, с чувством юмора и, главное, с чувством меры у наших тусовщиков, как известно, плоховато.

И, наконец, заключительный абзац: «Стала ли художественная экспертиза следом, тенью самой себя или она обещает новое явление. Об этом пойдет речь в специальной программе Института театра». Знаете, что такое Институт театра и с чем его едят? Не подумайте плохого, это не какой-нибудь специфический НИИ с портретами основоположников (Дж.Питерса, Э.Таккера и О.Бендера), это у нас вот что: «ИНСТИТУТ ТЕАТРА – образовательный проект Фестиваля «Золотая Маска», направленный на подготовку молодых театральных профессионалов, исследование и критический анализ новых форм театра и новых театральных практик – современного театра как сложного, развивающегося феномена, являющегося частью культуры и общества» (http://www.goldenmask.ru/proj_218.html). Ну, вот и разобрались.

Осталось поговорить об экспертах. В том, что Б.Юхананов – крупнейший театральный эксперт Вселенной и её окрестностей, никто не сомневается, и беспартийная шелупонь нервно хихикает при упоминании этого имени всуе (так ведь беспартийные, что с них взять?) И остаётся у нас – кто? правильно, г-жа Давыдова, собственной персоной. Уж кому как не ей знать все признаки современного театра и вовремя их диагностировать с помощью собственного ноу-хау: «Если современный театр настолько разнообразен, можно ли его как-то определить, какими словами его описать? Это непростой вопрос для меня. Когда его задает человек, не занимающийся театром профессионально, он кажется детским, но на детские вопросы отвечать сложнее всего. У меня есть два ответа на него: иронический и более серьезный.
Первый таков: в науке есть проблема распознавания образов, ведь даже ученым очень сложно зафиксировать, как это происходит в человеческом сознании. Скажем, входит в комнату кошка, и мы сразу видим, что это кошка. Входит собака – и мы видим, что это собака. Но если нас попросят объяснить, чем формально собака отличается от кошки, мы не сможем этого сделать. Что, собака больше кошки? А если это мопс? Распознавание образов – одна из важных научных проблем. Когда я смотрю спектакль, и меня потом спрашивают, современный ли это театр, у меня в голове происходит некое распознавание образов – вот и ответ
» (https://lenta.ru/articles/2016/07/28/modern_theatre/). Проще говоря, «настоящий эксперт» должен театр «сердцем чуять» – и на этом основании выдавать своё экспертное заключение, а иначе несовременно как-то.

Кстати, если мы вспомнили о собаках и кошках... Я не кинолог и не фелинолог, но могу дать г-же Давыдовой полезный совет: собака говорит «гав!», а кошка – «мяу», и различить эти звуки может даже непрофессионал. Так уж повелось, что каждому не-бессловесному дан его собственный язык – в качестве отличия, видового или родового. А как быть, если вам, как на грех (или на беду) попался молчаливый зверь? Что ж, придётся подождать некоторое время и в нужный момент позвать собаку (или кошку) противоположного пола – и всё, вопрос решён.

Теперь представьте: некто размахивает удостоверением дипломированного кинолога и пытается вас убедить, что зверь, говорящий «Му-му» – это собака. Наивный слушатель, конечно, поверит, потому как против диплома нет приёма, а звуки, которые издаёт эта «собака» объясняются её страстной любовью к И.С.Тургеневу. А недостаточно наивный человек засмеётся и поймёт, что повстречавшийся ему «кинолог» – или склеротик, напрочь позабывший, чему его учили, или просто жулик. Впрочем, по нынешним временам возможен ещё один вариант: человека учили не те и не тому.

Вот вам и вся экспертиза.
Увы, не в интересах заказчика.
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments