dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Несколько слов

Алексей Битов (poziloy)

Умер Валерий Белякович. Дата смерти − 6.12.2016; две шестёрки, в начале и конце, соответствуют возрасту: 66 лет. Почти 40 из 66 связаны с Театром на Юго-Западе, долгое время считавшимся не профессиональным, а т.н. «народным».
Парадокс: четверть века, как театр стал профессиональным, но в театральной среде помнили о его происхождении и смотрели... ну, наверное, так, как когда-то смотрели на выкрестов или маранов: вроде бы, единоверец, но всё-таки чужак.
Этот шлейф тянулся и за худруком: и диплом режиссёрский он получил как бы задним числом, уже возглавляя театр, и актёры, сделавшие театру имя, были любителями... и вообще.
Где бы потом ни ставил Белякович, отношение к нему, по сути, не менялось: "да, конечно, но..."
Даже теперь, в некрологах, Театр на Юго-западе называют подвальным и окраинным. Странно, что о «подвальности» пишут, в частности, те, кто в других случаях превозносит очевидных подвальных рахитиков как «новое слово» и чуть ли не будущее нашего театра. А «окраинность» − она ведь не на карте, она в сознании, где же ей ещё быть. Не говоря уже о том, что в 1970-е и 1980-е в Москве возникло несколько театров такого типа, некоторые из них базировались не на городских окраинах − и что от этого менялось?
«Народные» (условно) театры, как правило, возникали из студий, имевших ярко выраженного лидера. Валерий Белякович, безусловно, был таким лидером, но своё «здание» он строил вокруг сцены, а не вокруг себя. Не случайно, что своих непрофессиональных актёров Белякович чуть ли не строем гонял на спектакли других театров − не уверен, что он был единственным, кто так делал, но, во всяком случае, одним из немногих; его формальные «коллеги» чаще всего оберегали свою «паству» от контактов с представителями других «цивилизаций», ибо все прочие, кроме них, считались по определению неправоверными. В итоге образовывались герметичные секты, а Театр на Юго-Западе к герметичности не стремился никогда.
Кстати, Белякович говорил, что не делит театр на любителей и профессионалов; такое деление во многих случаях действительно условно, и всё же... «Родимым пятном» театров, возникших «снизу» (а не отпочковавшихся от официального «древа»), точнее было бы считать не «любительское прошлое», а встроенность исключительно в малые (маленькие) сцены; как детская нога принимает иногда форму обуви, так и «низовые» театры принимали форму своих тесных сцен и в большом пространстве ощущали себя как в башмаке сотого размера. Белякович, вроде бы, это признавал («всё, что выработалось, выработалось там»), но количество «комбинаций» в небольшом пространстве ограничено (известно же, что стоклеточные шашки таят в себе больше возможностей, чем 64-клеточные), и всегда хочется освоить что-то большее («Камерность и ограниченность нынешними нашими условиями меня, как художника, уже убивают», 2008 год). Увы, менять навыки очень сложно, и у Беляковича это получалось, скажем так, не всегда; неудивительно, что его камерные Юго-западные спектакли вспоминают куда чаще.
Кроме всего прочего, надо помнить, что «народные театры» возникли не просто так − в значительной степени они являлись ответом на омертвение тогдашнего официозного театра, как прививка «дичка» омолаживает старую яблоню. Таким «дичком» был площадной театр; иногда он прорастал изнутри (любимовская Таганка, хотя бы), но сколько было таких «прорастаний» в те заорганизованные времена? Требовался ещё и внешний импульс... Между прочим, сам Белякович тоже говорил о традициях площадного театра (и при этом, случалось, добавлял: «Я не такой уж экспериментатор...»)
Реплика в сторону. За последние десятилетия в театре изменилось многое, от былой повальной рутины остались лишь отдельные заповедники, и нынешние «спасители от застоя» напоминают генералов, до сих пор призывающих к отражению наполеоновского нашествия. Но к Беляковичу это, понятно, не имеет никакого отношения; независимо от регалий, он, по сути, так и не стал генералом регулярной армии, но остался командиром партизанского отряда. И свои «операции» проводил, не слишком следуя каноническим правилам. Да ещё и вспоминал (не без удовольствия) слова Б.Львова-Анохина, сказанные тогда, когда Театр на Юго-западе только начинался: «Играть так нельзя, и ставить нельзя, но смотреть интересно».
Надо бы, конечно, напомнить, что Белякович и сам был не последним актёром своего театра. Но − «Я редко играю, и как артиста себя похоронил, к сожалению. Нет такого режиссера, которому бы я отдался. Мне нужен человек, который был сильнее меня энергетически, который бы давал мне что-то» (http://www.teatral-online.ru/news/2168/).

Некоторые цитаты позаимствованы из передачи «Линия жизни. Валерий Белякович» − https://www.youtube.com/watch?v=RsdNj-XAxjA.

Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment