dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Эпоха перемен

Алексей Битов (poziloy)

Заставить меня полюбить Лужкова и пожалеть о его уходе так же невозможно, как вскипятить воду поцелуями. Но и кричать "Ура!", слушая, как Павловский обличает коррупцию, а Гельман защищает московскую старину, тоже не хочется. Вопрос: а что дальше? – явно стоит на повестке дня.
Одной из первых откликнулась известная радетельница "нового искусства" Е.Ю.Дёготь: "Искусство, которое лично поддерживал мэр Москвы, теперь будет заклеймено как дурной вкус, это ясно. (Крайне интересно, кстати, какова будет финансовая и вообще судьба тех художественных институций, которые финансировались городом Москвой и которые, справедливо или нет, есть тут связь или нет, как раз таки иногда обвинялись в периодическом сползании в китч.) Сейчас к нам придет «хороший вкус», и он, как мы видим, будет существовать на совершенно другой социальной и политической платформе". (http://www.openspace.ru/art/projects/121/details/18163/page3/).
"Художники и критики к этому уже готовы, – объявляет далее г-жа Дёготь. – Они говорят о пластических ценностях, пестуют визуальную составляющую произведения, ратуют за возвращение к эстетике. Под это подводится художественная теория, которая призвана восполнить недостаток «культуры». Начал этот процесс, как известно, Анатолий Осмоловский; сейчас он выпустил первый номер нового теоретического журнала под названием «База»". Очччень интересно, кто там у нас нынче ушёл на базу?
Если кто забыл, напоминаю: "имя Осмоловского ассоциируется с ультрарадикальной художественной стратегией (знаменитой его акцией был перформанс 1991 года – самое популярное в народе слово из трех букв, выложенное людскими телами, Осмоловским со товарищи, напротив мавзолея на Красной площади)" (http://www.vremya.ru/2004/234/10/115174.html). Кстати, там же Осмоловский говорит и о собственной работе – и даёт ей вот какую характеристику: "применительно к моим объектам речь идет скорее об имитации. Они имитируют абстрактное искусство".
У слова "имитация" есть несколько синонимов, их нетрудно найти практически в любом словаре. Среди них – подделка, фикция, липа, фальсификация, обезьянничание (обезьянничество), фальшивка и даже подлог. Получается, если человек говорит: "я занимаюсь имитацией", – он признаёт, что занимается фальсификацией и подлогом. Нет, при этом он чтит Уголовный кодекс, он же не деньги подделывает и не документы. Но цель у имитатора всё та же – обман.
Вот и получается: на смену кичу вполне может прийти обман. Тем более, производство уже поставлено на поток, "бизнес" вполне налажен, а крышует его, насколько известно, администрация Президента. Достаточно отмашки, и Москва превратится во вторую Пермь с эпицентром, допустим, на Винзаводе. Думаете, там недостаточно паров, чтобы накрыть Первопрестольную? Не обольщайтесь – если вдруг и не хватит, легко поддадут ещё пару.
Вот недавно тут ссылку сбросили (http://www.ng.ru/ideas/2010-06-02/5_shashlov.html). Директор департамента господдержки искусства Министерства культуры РФ Алексей Шалашов вещает: "Нужно определить, какие составляющие в искусстве уникальны, а какие общие, и определить их взаимовлияние. В подходе к вопросу финансирования важно разделить деятельность учреждений культуры на функции, связанные с созданием или сохранением «художественного продукта», и услуги, связанные с распространением «продукта». При этом первая придает уникальность процессу и сложно поддается обсчету, вторая – утверждает системность и измеряется в конкретных показателях. Если объединить их в единую услугу, с едиными критериями-показателями, то либо «творение», создание «художественного продукта» попадет в зависимость от потребления, либо не будет создана эффективная система привлечения зрителя". Классные специалисты собрались у Авдеева в прачечной: директор департамента не в курсе, что искусство не может не быть уникальным (или это – не искусство). Интересно, где он таких познаний нахватался, уж не на Винзаводе ли? По логике представителя прачечной, "Понятно, что продать билеты проще на классику, чем на современную музыку. Поэтому вы должны получить дотацию, такую, которая компенсировала бы сложности, на которые идет продюсер, выбирающий современную музыку. То же самое с современной драматургией. Такой подход может стать системной мерой против вытеснения «сложного» искусства «популярным». В мире давно уже известен принцип встречного финансирования. Это соотношение не может быть большим, потому что начнутся хитрости. На практике оно может быть усредненным для большого количества слушателей и сопровождаться заданием учреждению по структуре репертуара". Кстати, обратите внимание на последнюю фразу: как и предполагалось, идея Дондурея-Серебренникова живёт и здравствует, ждите госзаказа на постановку постмодернистского дерьма. Тем более, "В некоторых театрах существует очень современный, думающий менеджмент, который мог бы это реализовать", а "целью развития исполнительского искусства [похоже, театр, по Шалашову, относится как раз к "исполнительскому" искусству] является не только поддержка [поддержка – это, оказывается, цель? интересно, чья?] самого искусства, но и развитие общественной потребности в нем".
Так что лучше – кич или всевозможное "дерьмо художника" под видом искусства? Почти тот же вопрос недавно задавал у себя в ЖЖ С.Кудрявцев и дал категорический ответ: "Плохой вкус всё-таки лучше безнравственности" (http://kinanet.livejournal.com/2054792.html). Единственное, что меня смущает в этой формуле – некоторая расплывчатость понятия "безнравственность" в искусстве (да и в жизни, честно говоря, тоже). Спасибо Осмоловскому, могу с его помощью уточнить "формулу Кудрявцева": безвкусица всё-таки лучше имитации. Дешёвый портвейн – редкостная гадость, он к тому же прилично бьёт по печени, но от палёной водки беды куда больше.
При чём тут Лужков и его снятие? Я уже во первых строках признавался в нелюбви к Юрию Михайловичу, готов это повторить во второй, в третий и даже в сотый раз. Но беда в том, что при любой смене власти образуются пустоты, и в нашем случае, безусловно, их постараются заполнить ядовитые пары с Винзавода (между прочим, Осмоловский с этой "фабрикой грёз" очень даже связан). Посмотрите, как активничает Гельман – альтруист, между нами, ещё тот. Ох, не к добру...
Вернёмся ненадолго к нашим Мельпоменам и Талиям. Обратите внимание, где опубликованы "размышлизмы" Дёготь – на сайте openspace. Том самом, где упорно поднимался вопрос о существовании "маргинальных театров" (с прозрачными намёками, что неплохо бы у них помещения взять и поделить). Считается, что именно Лужков покровительствовал репертуарным театрам, а теперь... Давайте честно: особо отпокровительствованные театры едва ли не все превратились в коммерческие комплексы, где процветает бизнес, ни с каким искусством никак не связанный. При этом сохраняется некая видимость театров – где-то для реноме, где-то для отмазки, а где-то (кто знает?) может быть и для души. Но! У этих худруков никто ничего не отберёт, они слишком вхожи в разные высокие кабинеты. Те, кто рангом пониже, могут остаться на бобах, и в некоторых случаях, насколько я могу судить, театр от этого ничего не потеряет. Вопрос: а что возникнет на их месте? Новые театры, куда пригласят профессионалов, прежде не имевших своего угла? Если они не "вхожи", боюсь, ничего они и у новой мэрии не получат, а если вхожи – и так получили бы. Спецпомещения будут предоставляться для антрепризы? Оно куда бы ни шло, есть тут тема для разговора, но и это маловероятно. Скорее всего, освободившиеся места будут использованы для отбивания бабок с помощью гастролёров, лучше всего – импортных. И нормальные постановки мы там вряд ли увидим – известен круг, из которого будут выбираться организаторы, а художественные (или коммерческие) пристрастия этих организаторов тоже хорошо известны. Примерно такая схема прорисовывается. Во всяком случае, есть у меня подобные опасения, и они, согласитесь, отнюдь не выглядят беспочвенными.
Что грозит в новых условиях изобразительному искусству или театру – понятно. Но это ещё цветочки по сравнению с тем, чем нас может порадовать новая архитектура или новая скульптура. Уж лучше истуканы Церетели, честное слово.
Снять Петра – не проблема. Можно даже увезти его в Питер и водрузить на крышу газпромовского монстра на Охте. Только снятие Петра, как и снятие Лужкова, ничего не решает. И меньше всего мне хочется, чтобы на месте церетелиевского изделия водрузили гигантский фаллос или что-нибудь наподобие. Фаллос как предмет религиозного культа Москве, как и всей России, решительно не нужен. И голая задница – тоже (взгляните на картинку).

Всё, что меняется, меняется к худшему. Закон подлости.
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments