dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Комплексный винегрет

Алексей Битов (poziloy)

Интервью Ивана Вырыпаева пермскому изданию «Новый компаньон» (http://community.livejournal.com/newdrama/2204146.html) сенсацией не стало, да и не могло стать. Слишком длинно, если кто и прочитал, то, скорее всего, по диагонали. А зря.
Начну с небольшой справки, из Википедии. ««Новый компаньон» – независимая пермская деловая и политическая газета Пермского края. Ориентируется на деловую и политическую элиту региона [1]. Издатель – ОOO "Издательский дом «Компаньон». Выходит раз в неделю, по вторникам. Тираж – 3 тыс. экземпляров». И вот ещё, оттуда же, для справки: «В апреле 2009 года газете было вынесено предупреждение от Управления по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций по Пермскому краю за репродукция картины с изображением наркоманов, совершающих ввод наркотических веществ. По мнению ведомства, редакция осуществила незаконную рекламу наркотических средств. Сама картина была выставлена в здании Речного вокзала на выставке «Евангельский проект» и информация об этом была опубликована в «Новом Компаньоне»». За достоверность, понятно, поручиться не могу, поэтому вынужден дать длинную ссылку: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9_%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D1%8C%D0%BE%D0%BD.
Во всяком случае, предположу, что «Новый компаньон» не обходит вниманием такую сторону пермской жизни, как освоение заезжими товарищами местного бюджета. Вот и интервью с Вырыпаевым начинается с вопроса: «На ваш взгляд, правильно ли проводить фестивали типа «Текстуры» на бюджетные средства?». От бюджетно-финансовых вопросов Вырыпаев уходит, переадресует всех к Боякову и правильно делает. Зато честно предупреждает: «Пермь – это только начало общего глубоко идущего проекта, цель которого – модернизация всей страны». Тут не всё логично, дальше Вырыпаев скажет: «Я еще молодой человек, мне хочется, чтобы такие люди, как Михалков, как можно скорее ушли. Потому что, на мой взгляд, он и Владимир Путин, они просто играют на такой нашей русской болезни под названием «мы русские особенные, мы духовный народ»». То есть Путин – это плохо, а модернизация всей страны под его чутким руководством – наоборот, хорошо? Или Вырыпаев пытается внести раскол в кремлёвский тандем? Нет, Иван Александрович, спасибо, но мне (как и многим другим) не нужны ни Путин, ни Медведев, ни модернизация под кодовым названием «День сурка».
Всё, политическую тему закрыли. Читаем интервью дальше. Пропускаем даже дежурный реверанс в сторону пермских чиновников («в Перми ситуация иная. Сюда пришел другой губернатор, с другим подходом. Здесь министр культуры Борис Мильграм, это совершенно другой тип руководителя культурного направления»); тут уж ничего не поделаешь, назвался груздем – полезай в кузов. На голубом глазу: «Но мы же не знаем, сколько денег растратили. Мне кажется, пермяки должны собраться и задать этот вопрос своему губернатору. Надо потребовать от него тотальный отчет в том, сколько денег он потратил, куда они пошли, чтобы все было прозрачно. Не надо гадать или разводить этот хаос, надо адресовать свои вопросы тем, кто должен на них ответить. Так делают в Германии. Сравнив затраты на бумаге, можно уже рассуждать, сколько было потрачено на больницу, сколько – на школу, а сколько – на искусство. Дальше уже можно понять, какая есть целесообразность в развитии культурной составляющей Перми». Наивный Вырыпаев – что немцу здорово, то русскому смерть. Кстати, а откуда у лауреата «Текстуры» такая уверенность, что гельмановские насаждения – это искусство, а не производство некондиционных удобрений? Будем считать, тоже от наивности. Поехали дальше.
Лауреат поясняет: «Плохо, когда мы начинаем развивать так называемую «собственную национальную культуру». Заканчивается это деревянными ложками, медовыми бочками и вырезанием медведей, потому что в Сибири мы можем только про это говорить, а еще – петь песни про Байкал». Правда, тут же слегка противоречит сам себе: «Театру «Сцена-Молот» надо еще доказать свою творческую состоятельность, а деревянные боги ее уже доказали». Тут я с Вырыпаевым, разумеется, согласен, но тогда тем более непонятно, почему кто-то должен доказывать свою «творческую состоятельность» за счёт бюджета. Как хотите, Иван Александрович, несуразица какая-то получается. Тем более, как тут выбрать? желающих много, а бюджетов несколько меньше.
Разумеется, участвовать в прожекте должны не только столичные варяги: «Пермяки должны понять, что на «Текстуре» нет московского шовинизма, я здесь, за исключением одного-двух, вижу самых передовых драматургов России». Более того, Вырыпаев подчёркивает: «Я в этом проекте участвую только потому, что надеюсь, что здесь будут работать пермские режиссеры. Если я через два года не увижу здесь на сцене постановку пермского режиссера, я как участник от этого проекта откажусь». Действительно, почему бы не воспитать одну-другую Бабу-Ягу в своём коллективе (то бишь на Речном вокзале)? Ну, и что? К сожалению, при каждом нашествии находятся местные жители, охотно нанимающиеся на службу к новому хозяину – следует ли из этого, что всякое вторжение является благом, а мы его не ценим по причине глубокой закомплексованности?
Ладно, о комплексах – чуть позже. И насчёт «самых передовых драматургов России» – комментировать не стану. Но хотелось бы знать, где вручают соответствующие удостоверения. Уж не там ли, где «авторитетов» коронуют (помните, http://www.rusrep.ru/2010/37/elita_rossii/)? Вроде бы, раньше выдачей подобных титулов занимались идеологи из КПСС, а теперь? Нет-нет, о политике – ни слова больше. Просто любопытно, кто выдаёт "драматургам" свидетельства о передовитости. Может быть, правопреемниками бывшей руководящей и направляющей нынче являются Гельман с Бояковым? Плохо, что Иван Александрович об этом умалчивает.
Дальше – больше: «Мы уверены, что мы духовны, между тем мы глупы и самонадеянны; мы думаем, мы добры, между тем мы бескультурны и злы. И мы не принимаем никакой критики в свой адрес. Нас вообще нужно лечить. А лекарство – это устранение зажима. Русская нация в страшном зажиме, в страшном комплексе» (интервью, кстати, так и озаглавлено: «Иван Вырыпаев: Мы должны выбить из себя провинциальный комплекс»). Нет, я не собираюсь призывать громы и молнии на голову незадачливого интервьюера по поводу его формулировок. Даже готов частично согласиться: с нами действительно что-то не так, и убедиться в этом нетрудно – достаточно оглядеться вокруг. В том числе на примере Речного вокзала. Конечно, хорошо бы с этим справиться, вот только рецепты от заезжего доктора Вырыпаева не впечатляют, уж больно его инструментарий специфичен. Даже в том, что касается собственно искусства. Судите сами. Вопрос: «Ваши фильмы объединяет общая тема?». Ответ: «У них одна общая особенность. И в пьесах, и в фильмах на первый план выходит исполнитель, тот человек, который говорит со зрителем. Не герой, а тот, кто стоит за фильмом. Я, например, или человек, которому я даю слово. Мой спектакль, мое кино – это диалог с залом. Для меня это очень важно. Когда у тебя есть диалог, человек после фильма может сказать: «Я послушал тебя, и мне не понравилось». Я вижу, что всегда люди начинают говорить на обсуждении не о фильме, а о его теме. Это для меня невероятно важно. Мне кажется, современное искусство растеряло этот диалог с залом. Оно больше самовыражается, но меньше разговаривает с людьми». Понятно, что никакого диалога с залом ни в кино, ни в театре быть не может. Куда проще вместо фильма или спектакля предложить свой авторский (или исполнительский) монолог, в который зритель вмешаться не в силах (разве что – уйти из зала). А если по окончании монолога начинается обсуждение, но говорят не о фильме, а о его теме, стоило ли огород городить, время тратить? Обозначьте тему и проведите диспут, предварительно можете тезисно зачитать свои соображения по тому или иному поводу. Не комплексуйте, говорите прямо, не прикидывайтесь, типа, художником.
Это, как вы понимаете, моё мнение, а вот Ю.Клавдиев решил поддержать/развить идею собрата по перу: «Ива Вырыпаев прав – стремительно меняющееся восприятие зрителя требует нового подхода. Уже недостаточно играть Чехова, потому что "проблемы, поднимаемые Антоном Павловичем, вечны и актуальны всегда и во все времена", а нужно, чтобы акер выходил на сцену, и своей игрой как бы говорил зрителям:
– Здравствуйте. Меня зовут Вася Иванов, и я вышел сегодня к вам в роли Лопахина, потом, что...
И ответ на это самое "потому, что..." как раз и будет тем самым решением спектакля
» (http://klavdiew.livejournal.com/66428.html). Например, потому, что Петя Сидоров из первого состав занемог. Такое вот решение спектакля. Или ещё хлеще: хрен ли тут глазеть на какого-то Лопахина, когда вот он я? И незатейливое такое подмигивание.
Недавно я тут перефразировал Наполеона, могу теперь и Клавдиева. Значит, так, выходит учёный на кафедру и говорит: "Здравствуйте. Меня зовут Вася Иванов, и я вышел сегодня к вам в роли наночастицы (или коллайдера, неважно)". Нечто похожее слышал я про одну преподавательницу медицинского института – стоя на кафедре, она раскидывала руки и говорила студентам: "Я – матка, а это – мои яйцеводы". Доходчиво, но бессмысленно, потому что остальную часть лекции студенты уже не запоминали.
Вообще-то, искусства понарошку не бывает. Как и науки понарошку. Но это всего лишь моё личное мнение, Клавдиев и Вырыпаев, разумеется, не согласны. У них игра такая, ролевая, с подмигиванием.
А театр? Тут всё понятно, мы же не случайно вчера анонс давали.
На вопрос Борменталя «А почему, собственно, вам не нравится театр?» – Шариков отвечает: «Да дуракаваляние. Разговаривают, разговаривают… Контрреволюция одна».
Мог ли Иван Александрович не поддержать Полиграфа Полиграфовича? Риторический вопрос – Вырыпаев повторяет предшественника пусть и не дословно, но близко к тексту: «Я убежден, что культурный, прогрессивный, разумный человек сегодня в театр не ходит, он не должен его любить, там все фальшиво, все насквозь прогнило. Что там смотреть? Два часа разговоров». Короче, контрреволюция, с которой борется передовая драматургическая молодёжь.
Как там они пели когда-то? «Для нас все так же солнце станет /Сиять огнем своих лучей»?
Ага. Выйдет и скажет: Здравствуйте. Меня зовут Вася Иванов, и я вышел сегодня к вам в роли Солнца.
Бурные и продолжительные аплодисменты.
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments