dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Categories:

Некоторые «Лица» (часть третья-б, прощание с женской половиной)

Алексей Битов (poziloy)

Ну, наконец-то! Обзор женской половины шорт-листа «Действующих лиц-2015» близится к завершению – благо, осталось всего два текста.
Вместо, так сказать, преамбулы – чтоб потом к этому не возвращаться. Бывают, сколько помню, такие орехи: снаружи – всё, вроде бы, по ГОСТу, а внутри – извините, пусто. Нет, не гниль, просто пустота, но, чтобы удостовериться, надо забраться под скорлупу. И тогда – ба! это же никакой не орех, это имитация... Точно так же, понятно, случается и в драматургии: пустота – она и в Арктике пустота, какой оболочкой её ни прикрывай (что жёстким каркасом, что ложной многозначительностью).
Флагманом эскадры имитаторов в сегодняшней нашей драматургии является, на мой взгляд, распиаренный И.Вырыпаев; к этой же флотилии отношу и первого из авторов, оставленных напоследок. Разумеется, такая оценка выглядит очень субъективно и, как минимум, требует отдельного разговора, без «вали кулём, потом разберём». Но это – не на сейчас; кроме того, в данном конкретном тексте меня заинтересовало (если можно так выразиться) в первую очередь совсем другое.

Ю.Тупикина, «Вдох-выдох». Собственно, это – попытка переложить «Чучело» на новый, якобы современный лад (с привлечением новых – компьютерных – технологий; представьте, что Ленский вызывает Онегина на дуэль эсэмэской, а Порфирий Петрович запрашивает данные камер наружного видеонаблюдения). Но в повести В.Железникова, а затем и в фильме Р.Быкова очень важное место занимает показ «стаи», а здесь мы никакой стаи так и не увидим – нехорошая девочка Лиза злоумышленно подстроила бяку хорошей девочке Маше (она сама всё расскажет зрителям во втором действии), а стая... стая бегает за сценой, и ей уделяется меньше места, чем «православному патриоту» чиновнику Синенко, домашнему тирану, который, как нетрудно догадаться, окажется взяточником и понесёт заслуженное наказание; в первоисточнике таких «окон РОСТА» что-то не припоминается, и вообще подобного рода персонажи, казалось бы, вымерли вместе с произведениями товарища Сурова – ан нет, отблески «Рассвета над Москвой» проникают и в самую современную драматургию (отрицательные персонажи Г.Узрютовой на фоне девочки Лизы и Синенко-папы смотрятся как сложные и объёмные фигуры).
Но вернёмся к «Чучелу». Тупикина, отдаю должное, первоисточник не прячет, даже называет его открытым текстом – Катя (хорошая мама хорошей девочки Маши) говорит Павлу (хорошему классному руководителю двух разных девочек и одного запутавшегося мальчика): «Люди нашего поколения, воспитанные на фильме «Чучело»...». Понятно, все недоразумения в итоге выяснятся, в реабилитации Маши сомневаться не приходится, но хорошая девочка и её мама, не дожидаясь хэппи-энда, намерены покинуть нехороший город (правда, не на пароходе, а на самолёте, что современнее). Вполне допускаю, что на такой повтор Тупикина идёт умышленно, но есть и перекличка, похоже, подсознательная: в одной из финальных сцен (2.5) мама героини и положительный классный руководитель дуэтом вспоминают песню «Нирваны» («Lithium»): начало первого куплета («I'm so happy 'cause today / I've found my friends They're in my head»), дальше в оригинале про Бога («Light my candles in a daze / 'Cause I've found God»), это нашему автору не интересно, так что сразу переходим ко второму куплету, а до кучи – пусть будет ещё и начало третьего («I love you, I’m not gonna crack»). «Я так счастлив, ведь сегодня / Я нашёл своих друзей, они в моей голове» – понятно; «Я люблю это, я не сломаюсь» – понятно тем более, но самое интересное – именно начало второго куплета: «I'm so lonely, but that's okay, / I shaved my head, and I’m not sad». Переводим: «Я так одинок, но всё в порядке: / Я побрил себе голову, и я не печалюсь». Вам бритая голова ничего не напоминает, случайно? Очередная шутка дедушки Фрейда, нет?
А в общем – откровенное рукоделие; простите, не люблю я бумажных цветов и тому подобных имитаций: они пахнут бумагой и клеем. И ещё одна деталь: два действия, в первом – 15,5 страниц (12 эпизодов), во втором – 7 с чем-то страниц (7 эпизодов). «Выдумщикам» (и копировщикам) часто не хватает дыхания на всю, так сказать, дистанцию.
Да, жанр. Тут вопросов почти нет – мест действия хватает, но автор обходится, отдаю должное, минимумом реквизита: там – холодильник, здесь – подоконник, ничего сверхъестественного и никаких вводных ремарок.
А Маша... Маша иногда говорит «по возрасту», иногда (к примеру, рассказывая сон) – явно не по возрасту, но одно её высказывание мне очень приглянулось: «Эти существа царапали микробный мат зубами, так они собирали пищевой комок». Чем не определение некоторых авторов «новой драмы»? объективности ради, на саму Тупикину я бы это определение не распространял, тут – другое.
Да, режиссёрский рейтинг: 1 место.

Осталась В.Бугаева, «Глупости». Этот текст я читал впервые, а вот на читке как-то побывал, и зрительные ощущения, честно говоря, совпали со слуховыми. Ну, в частности, «телесериальность» сюжета и видна, и слышна; проблема не в банальности самого «треугольника» Макс – Рик – Вера, а в некоторых особо впечатляющих эпизодах; тут прежде всего выделю рассказ-воспоминание Рика о большой, но утраченной любви: «этот день [полярный] длился 33 минуты. Я смотрел по календарю. Когда пришли в ЗАГС, еще темно было. Минут за 15 нас поженили. Мы вышли на солнце. Она улыбнулась. Минут за 9 дошли до пристани. Там она сняла варежки. Я взял ее за руку. Почувствовал кольцо у себя на пальце. Мы смотрели на небо. Оно было синее. Потом появились облака . И подул южак. Это ураганный ветер. Налетает как электричка. 60 км в час. Песок, снег…все это несется на тебя. Сшибает с ног. Я схватился за поручень и выпустил ее руку. На одну секунду. Ее сдуло в море. Вода была плюс один. Оставалось еще минуты 4 до темноты. Я не успел». Без комментариев.
И линия большого пальца, конечно! у Макса после автоаварии нижняя половина парализована, но не всё потеряно: «Вера сильнее прижимается к Максу, гладит его спину, Макс запускает руку в верины волосы, Вера переворачивается и оказывается на Максе, поцелуй продолжается, становясь все более страстным. Вдруг Макс отталкивает Веру – она чуть не падает.
МАКС – он шевелится!
Вера смотрит на Макса, не понимая.
МАКС – палец!
Вера оборачивается. Из- под одеяла выглядывает нога Макса. Большой палец на ноге шевелится. Вера скатывается с Макса и подходит к пальцу, смотрит на него как на чудо
». Далее – финальный аккорд: «Палата. Макс один. Из-под одеяла выглядывает большой палец ноги. Макс шевелит пальцем. Кровать вместе с Максом поднимается. И опускается. Поднимается и опускается. Поднимается и опускается». Что ж, поднимаю большой палец (увы, не на ноге).
Стиль. Тут неоднозначно: вроде, и не без юмора написано, и отдельные ударные реплики попадаются, но в то же время... «Рик закрывает рот рукой и начинает рыдать» и даже «Макс лежит неподвижно на больничной кровати, не слышно дыхания и других признаков жизни» (не волнуйтесь, всё будет, как же иначе).
Жанр. А тут как раз всё понятно: сценарий – кино или, скорее, теле. Отмечу и крупные планы («Рик злобно смотрит на Макса», «Рик разлепляет глаза... Смотрит очумело на Макса» и, главное, стыки между эпизодами, особенно – с эпизода 9 (всего их – 21). Итак, эпизод 9: «Темнота. В темноте раздается монотонный звук рингтона. Слышно шевеление... Рик включает свет. Он лежит на полу рядом с постелью, под одеялом. Лицо заспанное. В руке мобильник... Рик открывает ноутбук, монитор загорается». Следующий эпизод: «Макс, Рик и мужеподобная санитарка внутри кареты скорой помощи, которая едет по неровной загородной дороге. Макс лежит на каталке, подключенный к приборам...» Без пауз – «Палата в больнице. Макс лежит на кровати, под капельницей. Лицо непривычно бледное. Рядом с кроватью медицинские приборы»; Вера в концовке эпизода находится тут же, в палате. И сразу – эпизод 12: «Вера и Рик идут по дорожке территории больницы». Очередной взмах волшебной палочки – и вот уже «Квартира Рика. На кровати два нагих переплетенных тела, в которые вплетена простыня» (да-да, это те самые Вера и Рик, которые только что шли по дорожке и, надо полагать, были одеты; шарф на Вере был точно, это прописано). И – новый переход: «Палата Макса. Макс, переодетый в рубашку, но под одеялом, лежит на кровати. Обычно красное и разгоряченное лицо Макса теперь бледное, почти белое.
Рик выгружает на тумбочку яблоки, пакет с соком, шоколад
...» Одна кровать сменить другую спешит... Или это – кровать-трансформер («Макс опускает руку вниз, нажимает на кнопку, верхняя часть кровати медленно поднимается и Макс принимает сидячий вид»)? А куда делась Вера? Трансформировалась в Макса? А Рик – успел одеться или нет? Если успел, то напрасно, тут же следует эпизод 15: «Рик и Вера лежат на кровати, обнявшись, на них минимум одежды». А дальше? Вера успела одеться или нет? Если не успела – откуда она книгу достала? Эпизод 16, начало: «Вера кладет книгу поверх одеяла, под которым лежит Макс. На обложке написано имя автора – Григорий Белецкий». Хорошо, конечно, что не Родион, а Григорий, но «Современной драматургии» хватило и фамилии: «Глупости» там собираются опубликовать.
Ребята, ну, не смешите вы мои тапочки! Какая же это пьеса? Этот текст можно перенести на сцену без адаптации? В частности, ещё и эпизод 19: только что переносной Макс возлежал на своей чудо-койке, и – бац! «Ночь. Рик спит в своей кровати. Рядом спит Вера. Макс, одетый в свой модный прикид, стоит рядом. Тормошит Рика за плечо». Это – начало эпизода, а вот и его финал: «Рик кричит Маааааа... и просыпается. По его лицу течет пот. Рик смотрит по сторонам, не понимая где он. Поворачивает голову туда где была Вера – Веры рядом нет. Резкий порыв ветра распахивает балконную дверь». А Макс, как ни в чём не бывало, уже возлежит в палате, вот такие чудеса.
Впрочем, и здесь не могу не отметить одно немаловажное достоинство: автору вполне хватает дыхания, она не сокращает, не комкает эпизоды до самого конца (последний, 21-й эпизод уместился в 3 строчки, но так было задумано). Достаточно ли этого, чтобы подобный сценарий стад финалистом драматургического (заметьте) конкурса? Как видите, достаточно. Чудеса продолжаются?
Режиссёрский рейтинг? 6 место.

Хочется сказать несколько общих слов о драматургии (не только конкурсной), но это – точно не сегодня.
Скорее всего, в пятницу.
Если не произойдёт ничего экстраординарного.
И никаких чудес.
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments