dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Category:

Большая разница

Алексей Битов (poziloy)

Once upon a time… а может, и в самом деле wonce upon a time, хрен его знает… короче, 15 сентября был тут у нас пост, посвящённый Агате Кристи (http://dik-dikij.livejournal.com/115740.html). И в нём упоминалась легендарная «Мышеловка». Не утерпел, перечитал. Ну, понятно, заодно и весь однотомник проштудировал. Включая ещё одну пьесу – «Свидетель обвинения».
Если «Мышеловка» – оригинальная пьеса, то это – инсценировка одноименного рассказа. Отличная возможность сравнить двух «Свидетелей обвинения» – рассказ и пьесу. Что делает Кристи, чтобы превратить прозу в нечто, сценически удобоваримое?
Предварительно оговорим две вещи. Во-первых, никто не подсказал Королеве детектива, что менять ничего не надо, достаточно на титульном листе зачеркнуть «рассказ» и написать «пьеса». Оказывается, даже в Англии не сразу поняли, что жанр определяется волевым решением автора, а пол новорожденного устанавливается родителями по собственному усмотрению.
Во-вторых, Кристи, конечно, не владела литературными нанотехнологиями; сработала она достаточно топорно, чем существенно облегчила мою задачу.
Теперь о метаморфозах самого текста. Самое очевидное – автор присобачивает к тексту кровавую развязку в псевдошекспировском стиле; ничего похожего в рассказе не было. Подозреваю, Кристи хотела большей театрализации; вопрос, обязательна ли в пьесе ударная концовка, остаётся, мягко говоря, достаточно спорным, но концовке рассказа действительно не хватает сценической резкости. Скорее всего, посыл был правильным, а вот решение подкачало – получилось чересчур душепищательно, да и ещё и с явным нарушением принципа Оккама.
Далее. Количество действующих лиц. В рассказе их немного – поверенный Мейхерн, подозреваемый Воул, миссис Воул. Плюс несколько совсем уж эпизодических фигур – служанка Воулов, швейцар кинотеатра, Джанет Маккензи, защитник и обвинитель. Упоминаются эксперты, присяжные и ещё какой-то «народ» в зале суда; угадывается присутствие судьи. Имена собственные имеют 4 с половиной персонажа (защитника зовут сэр Чарлз). Кроме служанки Воулов, остальные безымянные персонажи бесформенны и бессловесны. А в пьесе – 12 именных персонажей, более 20 говорящих. Во-первых, Кристи явно не хочет пустот на сцене; во-вторых, бесплотных персонажей должны играть бесплотные актёры, а таковых в тогдашней Британии найти было трудно.
А теперь – самое главное. Как построен рассказ? Почти половину текста занимает первая сцена; указаний на конкретное место действия я не обнаружил, но могу предположить, что Воул, говоря официальным языком, содержится под стражей, и его диалог с Мейхерном разворачивается в некоем казёном доме. Персонажей тут, как вы поняли, двое.
Следующая сцена, вторая: домик Воулов, три персонажа, считая грузную служанку. Далее – вставка между второй и третьей сценами; упоминаются полицейский участок и суд, а действия никакого нет, только авторский пересказ событий и размышления Мэйхерна. Третья сцена – «трёхэтажная развалюха», два персонажа. Затем – сразу же – крохотный эпизод со швейцаром в кинотеатре. Ещё одна вставка – авторский пересказ дальнейших событий, перемежаемый опять-таки короткими мыслями Мэйхерна. Следующая сцена – суд, задействованы все персонажи (кроме служанки Воулов и швейцара), но большинство из них лишь упоминается; прямой речи почти нет – преобладает пересказ происходящего. Наконец, заключительная сцена, совсем короткая, место действия «большого значения не имеет», персонажей двое – Мейхерн и Ромейн. Подводим итог: пять сцен – пять мест действия, плюс микроэпизоды. Для читки – годится, но Кристи не поняла своего счастья, решила сделать инсценировку и радикально всё поменяла. Получилось три действия (третье – из двух картин), а вот мест действия осталось только два: контора королевского адвоката и суд Олд-Бэйли.
Действие первое, контора. Восемь персонажей, они приходят и уходят, но так, чтобы пауз не возникало.
Действие второе, суд. Более двух десятков персонажей, считая присяжных; скрупулёзно показан ход судебного разбирательства, большинство участников не покидает сцену ни на минуту.
Действие третье, хотя и состоит из двух картин, заметно короче первых двух. В первой картине (контора) – 5 персонажей, во второй (суд) – опять-таки, много. Почти всё время сцена заполнена, на ней происходит какое-то движение, а не только слова, слова, слова. А завершается всё, как уже говорилось, ужасным финалом, придуманным для ещё большей динамики.
И все эти изменения выполнены весомо, грубо, зримо. Слишком грубо, да. Зато очень зримо. Театр – это ведь зрелище прежде всего.
А слово «слушалище» в русском языке отсутствует. Да его и выговорить трудно.
За английский язык не скажу – может, там и есть нечто похожее. Вот только Кристи этого не знала. И правильно делала.
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments