dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Ещё раз о неактуальном

Алексей Битов (poziloy)

Нынче у нас, чуть что, поднимается спор, можно ли, допустим, ругаться на сцене матом или бегать по этой самой сцене голышом. Вопрос: а кому выгодны такие споры?
Ответ очевиден: во-первых, конечно, кураторам, рьяно защищающим «свободу творчества» и кандидатам в грядущие кураторы, столь же рьяно отстаивающим «нравственные ценности». А во-вторых, скажем так, не самым удачливым авторам.
В самом деле, если вы криво нарисуете какой-нибудь пейзажик, от него, вероятнее всего, просто отмахнутся, кривой – он и есть кривой. А если вы столь же криво нарисуете что-нибудь эдакое, «с перчинкой», внимание хвалителей и хулителей переключится на сам объект, который вы попытались изобразить – допустимо это изображать или не допустимо, to be or not to be?
В качестве примера давайте рассмотрим очередную, типа, «пьесу», попавшую в число лауреатов очередного конкурса. Нет, речь не о «Времени драмы», хотя летом текст побывал и там; я поставил единицу, за коллег не скажу, но, во всяком случае, в лонг этот текст не попал. Вполне возможно, кого-то покоробил сюжет; меня он, скорее, насмешил. Ключевые моменты: персонажи должны делать непроницаемое лицо, а для тестирования применяется игра, о которой довелось услышать лет 30 назад (вокруг стола сидят мужики со спущенными штанами, кому-то из них помещённая под стол ассистентка делает минет, а кому именно – должны угадать остальные участники; можно играть на щелбаны или даже на деньги, но самое изысканное – если проигравший в наказание сам лезет под стол: «Если ты по жизни не умеешь делать покер фэйс [непроницаемое лицо], ты будешь отсасывать. Это закон». Отсюда и название – «покерфэйсеры».
Но в тексте, кроме этого, хватает и других наворотов: и кровосмешение (по ошибке), и убийство (надевание на голову целофанового пакета – впрочем, это уже было), и поедание человечинки (тоже, надо сказать, не слишком оригинально). В общем, причин для возмущения хватает... как хватает и причин для восхищения «авторской смелостью» с другой стороны.
А если по существу «пьесы»?
Итак, Ю.Поспелова, «Покерфэйсеры». Идёт игра; ремарка: «Их лица ничего не выражают» (привыкайте: лица у актёров очень крупные, отовсюду видны). Впрочем, не только лица: «Коля долго стоит вот так. Его худое старое тело покрывается мурашками». Но лица, разумеется, прежде всего: «делает покер фэйс»; «На его лице покер фэйс»; «Яна делает покер фэйс. У неё получается. Она делает ещё и ещё, закрепляет результат.... Ещё раз делает покер фэйс. У неё получается вполне уверенно»; «Садится, с ходу делает покер фэйс. Ещё раз. Ещё раз»; «Открывает глаза, сидит с покер фэйсом несколько секунд»; «Бондаренко сидит на стуле возле зеркала, смотрит на своё лицо. На его лице покер фэйс». И даже так: «Бахметьев присаживается на стул перед ней, смотрит на себя в зеркало. Делает покер фэйс. Проходит несколько минут. Бахметьев делает внутренний покер фэйс».
Ещё: «Яна продолжает рассматривать фотографии, берёт ручку, рисует на лице матери, лежащей в гробу, покер фэйс... Затем подрисовывает покер фэйс дяде Славе. Дорисовывает человечка с покер фэйсом возле гроба матери». Кроме всего прочего, на дяде Славе должно быть написано, что он – дядя Слава, иначе как мы поймём, что это – не дядя Ваня и даже не дядя Сэм?
«Сигаретный дым смещается в сторону двери». «Наблюдается легкое подергивание в её левом глазу» (мы уже договорились, лица у актёров очень крупные).
А перемещения – песня отдельная. Вот сцена 3 (целых 14 строк), вводная ремарка: «Психиатрическая больница. Палата. На койках лежат больные в пижамах. На одной из коек сидит одетый в треники, куртку и шапку-петушок Коля, он смотрит в открытый целлофановый пакет. Открывается дверь, в палату входит Яна». И всё это переходит в сцену 4: «Ванная в коммуналке. В ванне в пенной воде сидит Коля, на один его глаз наплыла пена. Яна сидит на низком стуле возле ванны и трет Коле спину. По воде плавает желтый резиновый утенок». Скорость перемещения Коли по сцене потрясает – тем более, он по ходу успел ещё и раздеться (или он так и сидит в ванной – в трениках, куртке и шапке-петушке?)
Или, допустим, сцена 7, она завершается ремаркой: «Яна целует Колю. Сначала в щеки, затем в губы, она расстегивает ему рубашку, целует ему грудь, резко останавливается, застегивает рубашку». А сцена 8 начинается так: «Яна заходит в квартиру с улицы, у неё в руках пакеты с едой». Кстати, продолжение ремарки: «она идет по длинному коридору на кухню». Сцена Театра Армии, пожалуй, тесновата для такой сцены. Но шла Яна не зря: она «видит сидящего за столом Сергея. Он в потертой куртке, слегка небрит, чертит что-то на столе ключами от машины» (похоже, только что материализовался ниоткуда на наших глазах).
Сцена 20 (7 строк): «Кабинет врача. Коля лежит на кушетке, врач сидит на стуле позади Коли». Тут же мы попадаем в сцену 21: «Комната. Стол по середине. Прямоугольный. С одной стороны стола сидит молодой Коля в майке-алкоголичке. Рядом с ним нарядная женщина – красотка с ярко-накрашенными губами. Напротив них, с другой стороны стола, сидит жена Коли. С одной стороны от неё в детском стульчике сидит маленькая девочка Яна. С другой стороны – мальчик Серёжа, лет четырёх, с недавно подстриженной челкой. Все сидят молча. Смотрят друг на друга. Мальчик встаёт, забирается на табуретку, на которой только что сидел». Кроме всего прочего, на молодом Коле, на девочке Яне и мальчике Серёже придётся написать, кто это такие, крупными буквами (как и на фотографическом дяде Славе).
А для этой сцены придётся приглашать фокусника: «Под салфетками обнаруживается накрытый стол» (алле-оп!).
Одна из кульминационных сцен – матч-турнир по уже известной нам игре между двумя претендентами на место зам.босса, Бахметьевым и Бондаренко. «БАХМЕТЬЕВ (молча). Мне ВСЁ всё равно.
БОНДАРЕНКО (молча). Мне ВСЁ всё равно
». Ритм оценили? Так и тянет подпеть: «Нам всё всё равно, нам всё всё равно, пусть боимся мы волка и сову». Проще говоря, «Косят зайцы траву, трын-траву на поляне». А вот текст под пьесу даже и не косит особенно...
Вполне допускаю, что автор (в данном случае) действовал без «заранее обдуманного намерения», но фактически он (она) «провокативностью» тематики пытается замаскировать, мягко говоря, несовершенство текста (который, по большому счёту, вообще не следовало бы допускать к драматургическому конкурсу). По сути – дымовая завеса; нынче ей пользуются многие, и авторы, и «крутые режики».
Право, лучше бы на эту завесу не обращать внимания. Ни с какой стороны. Но и это, боюсь, из разряда несбыточных пожеланий.
А жаль...
Subscribe

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Год назад: 2020, 1 – 7 сентября

    dik_dikij и poziloy Воспоминания вслед. В первый день прошлой осени ушли Крапивин, Клюев и Печерникова. А закончилась та первая неделя смертью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments