dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Читальный зал-35

Из нашего вчерашнего поста: «расписывают «заслуги» Капкова – парки, велодорожки, кафешки... На это, пожалуй, на завтра – попалась хорошая статья, и большую её часть мы разместим в рубрике «Читальный зал»».
Ну, так вот оно, это самое «завтра».
А вот и обещанная статья, хотя и не с самого начала.


Арсений Штейнер
7 марта

Капков и москвичи
Некультурная столица
http://lenta.ru/columns/2015/03/07/kapkov/

... В последние годы говорить о «культуре Москвы» стало модно. Декоративная перестройка столицы не может не радовать того, кто обращает внимание на «культуру» нечасто. По выходным, например, удобно выехать в центр. Прошвырнуться по пешеходной зоне. Кофе выпить. Заглянуть в открытый допоздна музей, где среди унылого «классического искусства» наверняка найдется что-нибудь глянцевито-современное. Раз в неделю – это круто. Еще лучше раз в месяц. А вот если каждый день в этом жить, поневоле задумаешься, для чего и для кого все эти декорации построены.
К сожалению, не для работников ЖКХ, хотя их руками все это делается. Для повышения культурного уровня остальных категорий населения? Хорошо бы было. Но: центр современного искусства «Винзавод» загибается от недостатка как искусства, так и посетителей. Старейший в Москве ЦСИ М'АРС только что отдан питерской команде, занимающейся питерскими же художниками. В Манеже едва ли не в пятый раз меняется команда, а функционирует он благодаря программам Минкульта и частной галереи «Триумф».
Большинство московских музеев в прошлом году оптимизировали и омолодили кадровый состав. Смена музейных поколений – штука тяжелая, но необходимая. Эффект от нее почувствуется через несколько лет, судить еще рано. Образцово-показательный Музей Москвы пока выступает площадкой-аттракционом, привлекающим граждан на досуговые шоу. Его самостоятельные выставки (те, что силами новой команды) не выше уровня клубной самодеятельности.
Зато все ярко, современно и дизайнерски. Это хорошая декорация, оказывающая воспитательный эффект даже на работников ЖКХ. Она привлекает к себе внимание, но за ней вовсе не культура, даже отдельно взятого города, а – зрелище.
Зрелище отличается от культуры тем, что не требует специальной подготовки и легкодоступно. Зрелище удобно тем, что измеряется количественно: лайками, числом посетителей, перечнем инноваций и логотипов. А культуру лайками не меряют и чекинами не поверяют. Музей не станет лучше, если продлить часы работы и заменить 10 старых сотрудников на 20 новых. Скорее всего, первое время он будет только хуже. Но количественные показатели повысит – по крайней мере, пока не закончится выставочный план старой команды. В Москве таких примеров достаточно.
Зато между музеями все хорошо. Прогулочные маршруты оборудованы сетью кофейно-бутербродного общепита, от музея к музею ведут чистые тротуары, но ярмарки по народным праздникам выстраиваются вдоль них с теми же сувенирами, что и десять лет назад. Московская культура зрелища рассчитана на фланера, который выбирается из дома не целенаправленно в музей, а погулять в выходной, и перед музеем заглянет в кафе, а после – в торговый центр.
Культура не ограничивается сферой досуга. Но московская культурная политика, заботясь больше об обертке, чем о содержании, уравнивает выставочный или концертный зал с очередной кофейней в стиле «хайтек по-купечески» с медлительной хамоватой обслугой. Похоже, что они занимают равноправное место на туристическом маршруте «по центру столицы» и у них равная задача: убить время. Культура Москвы десятых годов – это культура гостей столицы.
Ее большое достижение – коворкинги и антикафе. Граждане, кому неуютно в съемной квартире, несут ноутбук или монопольку в общий цех, «потому что так в Москве принято». Ау, ребята! Это вы сами из головы выдумали. Пока они, как примерные дети, двигают фишки — рубль минута, дешевле солярия – москвич ищет пивную на углу, куда ходил еще его дедушка, и не может найти, потому что легендарные заведения, пережившие нулевые, закрылись в десятые. На их месте — коворкинги, кофейни и прочие паразиты времени. Такая внезапная «культура».
Москва – самый западный азиатский город. Здесь перемешались колхозный рынок, многоэтажная пролетарская слобода и администрация страны размером с два Китая. Город всегда прирастал приезжими, которые через поколение становились москвичами. Но не бывало еще никогда, чтобы город перекраивали под взгляд гостя столицы. А теперь – есть. В «культурной политике Москвы» прямо написано: «За исключением центра, почти все районы Москвы сегодня похожи один на другой». Скажи такую чушь коренному жителю Тушина, Шелепихи, Чертанова – тот посмотрит мимо транзитного пассажира и дальше пойдет по своим делам. Пока есть куда идти.
Транзитному пассажиру в шумном непонятном городе неуютно. Для него расчищаются парки, потому что в дикие заросли тайными тропами он не пойдет, и приводятся в унифицированный «цивилизованный» вид старинные рекреационные зоны (евроремонт Нескучного сада граничит, на мой взгляд, с преступлением). Для него в классические музеи инсталлируются дизайнерские аттракционы, потому что восприятие «модного» не требует усилий и воспитания. Для него же выдумываются «культурные лица» районов, мало общего имеющие с окружающей действительностью.
У каждого города есть тайна, на которой он стоит и стоять будет до последнего жителя. Вокруг тайн двух столиц веками кормятся литераторы. И если тайна Петербурга – чахотка и умопомешательство от болотных миазмов, то тайна Москвы – неистребимая, ароматная азиатчина. И здесь единственная, но тотальная ошибка Капкова: он не понял Москвы. Москва – цветущая сложность, а не бюргерское умиление. Ею движет бесконечное кружение вокруг Кремля, суета, а не покой. Главный город государства вобрал в себя все 16 союзных республик и все 49 имперских губерний с Сибирью и Финляндией с Польшей в придачу. Здесь живы до сих пор Ордынский порядок и новгородская вольница, киевские идолы и царьградская ученость, Дума Родзянко и Белый Дом Ельцина. Все смешалось в дикой каше, и этот 850-летний базар, прирастающий годовыми кольцами стен и автодорог вокруг Боровицкого холма, никогда и никому не привести к общему знаменателю чистеньких фасадов и прогулочных зон с аккуратными скамейками. Климат не позволит и жители не хотят. Даже большевики не смогли переломить Москву – а были у них не Асс с Фостером, а Иофан и Ле Корбюзье.
Как-то раз в Москву приезжал Никсон. К его визиту в порядке благоустройства повязали диссидентов и городских сумасшедших и снесли Лопухинские палаты XVIII века. На их месте, на развилке Метростроевской и Кропоткинской, разбили сквер. Диссидентов потом выпустили, а на месте палат так и осталась площадь. Сейчас здесь, между Остоженкой и Пречистенкой, высится памятник Энгельсу, под которым все теплое время года назначают встречи горожане. Энгельса только чудом не своротили буйные толпы в 1991-м. Но что ни делается, то к лучшему.
Москва – город древний, переживет все. Татарские пожары, фашистские бомбежки, византийские храмы, итальянский Кремль, церетелевские истуканы, капковские коворкинги. И москвичи, воспитанные лучшим городом на Земле, все стерпят. Им не привыкать: знания москвич получает в курилке Ленинской библиотеки, читает не черным по белому, а между строк, ходит проходными дворами (проспекты – приезжим), порталом госуслуг не пользуется, покуда можно без этого обойтись. В присутствиях-то, где живые люди справки выдают, стало поприличней, нанятый свежеприехавший молодняк от души улыбается, хотя дела не знает и только запутает горожанина. Но москвич недоверчив. Смесь европейского с нижегородским, поверху облепившая Москву в десятые годы, – блестящий фантик. Сладко пахнет, а конфету положить забыли.
Ничего страшного. Это только в смешной сказке пионеры с ноутбуками ищут культурные ценности в коворкинге на кофейной гуще. Сказка обязательно заканчивается, потому что настоящая жизнь гораздо интереснее. Например, буквально на днях Эрмитаж подпишет протокол о намерениях создать в Москве свой музейный центр. Например, «Крокин-галерея» готовит в Планетарии шикарные выставки к Дню космонавтики. Например, только что открылся отличный выставочный зал в музее Островского над Елисеевским гастрономом. И все это совершенно независимо от Департамента культуры города Москвы.
Просто это немножко другая культура. Не индустрия зрелищ для жителя спального района. Не для туриста, которому радость раз в год пошататься по ивентам Музейной ночи и раз в месяц сходить на каток или в парке на газоне поваляться. Настоящая культура Москвы – не только дома быта на районе и чистые тротуары. Это точка отсчета культуры России, а не дорогостоящий популизм. От которого, как известно, Первый Рим рухнул
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments