dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Об одной внутрипартийной дискуссии

Алексей Битов (poziloy)

Как и было обещано, сегодня мы возвращаемся в 2014 год. Пусть с некоторым опозданием, но – поехали! Занавес поднимается... Крекс, пекс, фекс!
«На прошлой неделе фестиваль "Любимовка" сделал круглый стол в театре "Открытая сцена". Ридеры главного драматургического конкурса страны собрались вместе, чтобы в полунаучном-полусветском поле поговорить о том, чем живет новейшая пьеса, как меняется и куда движется современная пьеса 2010-х годов. Круглый стол продолжался три часа и был разделен на три раздела: темы, приемы и театральное предложение. Предмет дискуссии – пьесы, участвовавшие в Любимовках 2013 и 2014 годов» (http://pavelrudnev.livejournal.com/1789166.html). Из чего «любимовцы» (во главе с Рудневым) сделали круглый стол? Из дерева, надо полагать – не всем же столярам Буратин делать. Почему главным конкурсом страны на сей раз названа «Любимовка» (раньше на это воинское звание претендовал, вроде бы, «Конкурс конкурсов»)? А Руднев его знает. Впрочем... комментатор alter_ego_man бестактно поинтересовался: «А вот интересно, кто это вдруг взял и присвоил "Любимовке" звание главного драматургического конкурса страны? Чем он лучше той же "Евразии" или "Действующих лиц", например?» Ответ не заставил себя ждать: «Павел Руднев. "Действующие лица" – конкурс бессмысленный. "Евразия" – прекрасна, но слишком локальна». Конечно, конкурс при ШСП – бессмысленный, ведь среди действующих лиц нет самого главного ценителя, а Руднев, кто бы сомневался, это наше всё...
Впрочем, вернёмся к дискуссии.
Конкурсов/фестивалей нынче столько, что по одному-двум-трём с тенденциями не разобраться никак, а уж по одному «полусветскому» (тусовочному) – тем более. Примерно так же, как судить о блондинках мира по жителям города Зажопинска: вполне вероятно, блондинки в Зажопинске тоже попадаются, но в итоге выясняется, что часть «блондинок» составляют лысые мужики, ещё часть – жгучие брюнеты, и т.д. Понятно, ни о какой «научной» (полунаучной) части подобных обсуждений говорить не приходится, но сами по себе они могут быть весьма любопытны – по крайней мере, фрагментарно. Что ж, судите сами, могу предложить несколько любопытных цитат (если ораторы цитируются неточно, вопросы к «летописцу»-первоисточнику, не ко мне).
Два афоризма на одну тему: «Современная пьеса фиксирует освобождение героя от ролевых гендерных моделей, которые навязывает общество» (К.Матвиенко) и «Отключение стереотипных половых моделей – насущная проблема современного героя» (М.Курочкин). Судя по всему, у нас появился ещё один пол – куратор «нового искусства» (на всякий случай уточняю: размножаются они, насколько известно, зомбированием).
Матвиенко вообще солировала, вот ещё два её афоризма: «Слава Островскому, который – единственный из великих русских классиков – говорил о том, что деньги важны для человека» (а что, «Вишнёвый сад» уже не входит в школьную программу? обо всём прочем не говорю даже) и «Главный итог 20-летнего существования движения современной пьесы – зритель размят, у нас есть свой зритель. Он появился, и он будет требовать нового театра» (понятно, 20 лет ушли на то, чтобы «разогреть» своей пастве малую мозговую и большую чувствительную мышцы).
Ещё одна сентенция от М.Курочкина: «Нужны пьесы как путешествие Робинзона Крузо: пьеса, которая заставит нас заснуть и не проснуться. Снова нужно опрокидывать баланс. В 010-е снова наметился опасный баланс пьесы и театра: нужна драматургия, которая будет опрокидывать театральный кодекс. Вновь театр и пьесы "подружились" и самоудовлетворяются». Можно, я не буду это комментировать?
Между тем, задачу перед участниками дискуссии ведущий поставил весьма серьёзную: «Павел Руднев: Анализируя современную пьесу сегодня, мы определяем интонацию эпохи, очертания будущего». Вот тут я охотно прокомментировал бы, если бы понял, что оратор имел в виду – в самом деле, не хотел же он сказать, что «полунаучная-полусветская дискуссия» на «Открытой сцене» определяет, на минуточку, «очертания будущего»? Представляете будущее с подобными «очертаниями»? Ладно, не будем злословить.
А пока будущее не наступило, ограничимся настоящим. Представления некоторых участников о современности умиляют. Скажем, тот же Руднев: «Прерывается род, дом перестает накапливать энергию поколений, полное обнуление родовой энергии, крушение традиционности. Съемные квартиры, ипотека – социальное зло. Людей срывает с земли, и социальный капитал не накапливается». Рудневу вторит Е.Казачков: «Проект под названием "деревня" кончился. Общество живет в бесконечном городе. Это тоже влияет на отсутствии памяти вещей, накопительства». Для справки: процесс «срывания» людей с земли и массового переселения из деревень в города вообще-то называется урбанизацией; пик этого процесса пришёлся на минувший век, так что наши «новаторы», как обычно, отстали от жизни, как минимум, на десятки лет.
Как и М.Дурненков, заявивший: «Из драматургии уходит обобщение. Невозможность обобщения как эстетический прием и эстетическая задача. Мы не можем высказаться точно ни на один предмет. Кризис объективности. Не можем ни о чем договориться. Все слова для каждого означают разное. Единственная правда – правда частного человека». Вообще-то, о множестве «частных правд» драматургия говорит уже больше 100 лет, но количество желающих изобрести велосипед и выдать его за эпохальное открытие, как это ни смешно, не убывает.
Ладно, хрен с ними, с глобальными проблемами и обобщениями; не менее интересны высказывания участников дискуссии по частным драматургическим вопросам. Тут опять же начнём с К.Матвиенко, заявившей: «Оказывается важной драматургия, основанная на частных свидетельствах. Частное переживание реальности... Театр таким образом становится формой коммуникации в обществе». Кстати, Руднев в одном из следующих постов эту забавную идею изящно развил: «Художник рассказывает конкретную историю конкретных людей» (http://pavelrudnev.livejournal.com/1795872.html). На всякий случай: искусство – это разговор со зрителем (читателем) о нём самом, а не демонстрация автором себя, ненаглядного, в разных позах и под разными углами; чтобы взглянуть на себя со стороны, ходят, в частности, в театр, а для наблюдения за всеми прочими существуют иные увеселения – в частности, зоопарк. Эрудитам (типа Руднева и Матвиенко) никакие подсказки, боюсь, не помогут, но таких «продвинутых» у нас, по счастью, не так много.
Справедливости ради, даже на «Открытой сцене» нашлись участники, позволившие себе озвучить крамольные (в смысле, здравые) мысли. Вот несколько таких высказываний: «Законы драматургии разрушают документальное повествование, а документ сковывает драматизм, литературу» (Р.Белецкий); «Может ли вообще документальное свидетельство стать нежанровым в театре, не обрастать театральностью?» (Е.Казачков); «Время пришло для аналитической драматургии. Хватит фиксировать реальность, необходимы аналитические метафоры, разбор ситуации» (А.Хитров); «Нужно упаковывать пьесы. Какой бы не была рваной, хаотической идея, необходима упаковка. Эффект сработает лучше: если будет упаковка, хорошо запакованная "бомба" лучше взорвется. Чем дальше от реальности – тем больше смысла. Иносказание» (Л.Стрижак). Любопытную вещь отметил и Ф.Лось: «Социальное пространство неоднородно. Пространство России не освоено. Оно нам не принадлежит. Нет ощущения общего пространства. Большинство новых пьес – про замкнутые авторитарные сообщества, племена, субкультуры. И ни одной почти – про целое пространство России». Похоже, это не вполне стыкуется с тезисами Руднева-Матвиенко-Дурненкова; что ж, хорошо, коли так.
Одну из реальных проблем обозначил Р.Белецкий. Правда, выступил он, скорее всего, в роли Колумба – плыл в Индию, а ненароком открыл Америку: «... Ждать в женской пещере свою судьбу, всю жизнь ждать мужчину, который всё решит, – это онтологический ужас героини женской пьесы». В сущности, это – едва ли не главная тема «женских» телесериалов, а одна из основных проблем нынешней, так сказать, драматургии – именно в том, что многие авторы старательно копируют «телемыло». Хотя получается это у них, надо полагать, невольно – почти как открытие Америки у Колумба.
И последняя цитата – для разрядки. Автор (М.Курочкин) то ли и впрямь считает «Синюю блузу» вершиной театра (тоже, знаете ли, не ново), то ли зарапортовался вконец: «Нужна технология мгновенных постановок, быстрый театр. Пьесы существуют здесь и сейчас, нужны здесь и сейчас, они реагируют на быстро меняющуюся реальность. Текст должен произноситься, а не читаться. В быстром театре режиссура не успевает разобраться в тексте раньше зрителя, и это хорошо. Созревание пьесы на зрителе. Фотографическая пьеса».
На этой эротической ноте поставим точку. Дабы не углубляться...
Subscribe

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments