dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

Случай с переводчиком

Алексей Битов (poziloy)

Театральная постановка − в сущности, перевод вербальных формулировок на сценический язык. И всё точно так же, как и у других переводчиков: кто-то следует букве, кто-то передаёт смысл, кто-то катком подминает всё под себя (как Пастернак подминал других авторов), а кто-то лепит отсебятину, чтобы использовать чужое имя для собственного пиара (или, по-нынешнему, для самовыражения). Типа, «искусство − это храм индивидуальности, есть храм религиозный, искусство − это храм индивидуальности, место, где индивидуальность в нашем регламентированном мире может себя абсолютно свободно проявить», − как выразился двукратный номинант «Золотой маски» Константин Несергеевич Богомолов (http://kommersant.ru/doc/2612680).
Честно говоря, самовыраженцы достали. Самовыражаются, вообще-то, те, кого Дарвин считал человеческими предками, а для желающих поглазеть на подобные «ужимки и прыжки» есть специальное учреждение − зоопарк (кстати, что характерно, это тоже проходит по ведомству культуры).
Но Богомолов на сей раз не столько достал, сколько доставил (опять-таки выражаясь по-нынешнему). Интервьюер спрашивает: «А вы себя считаете фигурой, равной тому же Эйзенштейну? Вы же должны к чему-то стремиться, как театральный режиссер?» Богомолов скромно отвечает: «Дай бог, если кто-нибудь скажет, что я равен − слава богу, не буду же я про себя что-нибудь вещать». Но при этом вещает, и ещё как! «конечно же, когда ты делаешь спектакль, который становится событием, ты попадаешь в некоторую его власть, потому что он успешен, потому что тебя по нему узнают, по нему провожают...»
Или выдаёт совсем уж нелепые сентенции, например: «Корень [цивилизации]? Да, бог его знает, потерян уже корень. Что на него смотреть, на корень этот? Это, по-моему, бессмысленно − смотреть на этот корень, последнее дело. Начнешь выкапывать корень − что-нибудь повредишь, пускай он себе живет и развивается по своим законам где-то в земле, а мы здесь на поверхности уже живем». Стоп! Получается, как у спортивного комментатора: «Наш игрок не нарушал правила, а если и нарушил − то за пределами штрафной площадки». Судите сами: если вещь потеряна, вопрос «что на неё смотреть?» теряет смысл; «смотреть» не означает «выкапывать»; чтобы выкапывать, надо знать, где что лежит, а значит, вещь не потеряна, и т.д. И самое главное − проговорился человек по полной программе: он живёт «на поверхности», глубины ему на фиг не нужны. А бедные почитатели этого не знают и ищут «глубины», которых по определению нет.
Или такой пассаж: «в Гоголе все время литературоведы пытались найти положительного героя... И когда нашли смех − сразу успокоились». Беда в том, что о смехе написал сам Гоголь, литературоведы тут ни при чём, да и искать у них не было времени − «Театральный разъезд после представления новой комедии» опубликован в 1842 году, а там чёрным по белому написано: «мне жаль, что никто не заметил честного лица, бывшего в моей пьесе. Да, было одно честное, благородное лицо, действовавшее в нем во все продолжение ее. Это честное, благородное лицо был − смех». Конечно, мы все учились понемногу, но не настолько же...
Или такое признание: «Я вообще люблю такие вещи, иногда даже артистам говорю: "Играйте плохо, намеренно плохо"». Действительно, зачем актёру играть хорошо, если постановщик привык жить на поверхности? А то ещё, чего доброго, погрузится актёр на недоступную режиссёру глубину − и что делать прикажете? Богомоловский зритель не поймёт, он к глубинам не привык.
А этого я вообще не понял, даже язык не опознал (хоть похоже на по-русски, только всё же не по-русски): «Мы как-то с Павлом Семеновичем Лунгиным разговаривали на счет русской религиозной культуры, он замечательный режиссер, замечательный человек, он учил иностранный, мы с ним разговаривали, было сложно все, и он очень аккуратно меня спросил: "Костя, а как ты относишься к вере?". Я сказал: "Павел Семенович, сложносочиненно", я не хотел вступать в какие-то, и он, видимо, тоже не хотел вступать в какие-то, поэтому он задумался и сказал: "Да, но ведь нельзя же делать вид, что этого нет". Замечательная формула». Впрочем, заявление «он замечательный режиссер, замечательный человек, он учил иностранный» заставило вспомнить уже не о футболе, а о хоккее: «Он сегодня запасной, и зубная щётка ему не нужна».
Нет, я понимаю, поклонники Богомолова и в этой бессмыслице найдут своё «какое-то», но всё-таки данный период (не хоккейный) требует перевода. Вот мы и вернулись к началу.
Красивый пример − пусть из драматургии, но ведь некоторые режиссёры (не только Богомолов, увы) именно так переводят тексты на сценический язык. Предыстория: моя хорошая знакомая решила ознакомить своего немецкого родственника с кратким содержанием «Дяди Вани». У Чехова самое начало выглядит так: «Сад. Видна часть дома с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит гитара. Недалеко от стола качели. − Третий час дня. Пасмурно.
Марина (сырая, малоподвижная старушка, сидит у самовара, вяжет чулок) и Астров (ходит возле).
Марина (наливает стакан). Кушай, батюшка.
Астров (нехотя принимает стакан). Что-то не хочется
».
То же, но в кратком изложении (по http://briefly.ru/chehov/dyadya_vanya/): «Пасмурный осенний день. В саду, на аллее под старым тополем, сервирован для чая стол. У самовара − старая нянька Марина. «Кушай, батюшка», − предлагает она чаю доктору Астрову. «Что-то не хочется», − отвечает тот» (кстати, уже хорошо − обратите внимание на «сервирован для чая стол», это же так и просится на музыку).
И, наконец, обратный перевод после перевода на немецкий (в Google): «Ясно осенний день. В саду, на аллее под старым тополем, служил чайный столик. Самовар − старая няня Марина. "Ешь, мой дорогой" − она предлагает чай врач Астров. "То, что вы не хотите," − ответил».
Всего несколько лёгких пассов − и нянька переформатировалась в самовар; режиссёрская концепция почти готова. Осталось пристроить титры «Народ − быдло» и отрепетировать кульминационную сцену, где Нянька-Самовар и Астров, взявшись за руки, прыгают с тополя.
А что касается пряников и конфет (стол сервирован для чая) − их заберёт режиссёр, он же − переводчик на новый лад.
На всех всё равно не хватит.
Как обычно.
Subscribe

  • Вынужденное

    Алексей Битов (poziloy) Очень не хотелось снова писать про всю эту ковидно-вакцинную вакханалию, но деваться, повторю, некуда. Хотя прекрасно…

  • Мастер, Маргарита и немного футбола

    Алексей Битов (poziloy) « Смотреть матч по телевидению все равно, что изучать животное по скелету. Все вроде бы ясно, а теплого и трепетного…

  • 2021: 1 – 15 ноября

    dik_dikij и poziloy Юрий Клепиков, Геннадий Чихачёв, Виктор Коклюшкин и другие. 1 ноября 2021 года умер кинодраматург Юрий Клепиков – сценарист…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments