dik_dikij (dik_dikij) wrote,
dik_dikij
dik_dikij

На диком берегу…

Получилось почти по Вертинскому. Принесла случайная молва Милые, ненужные слова. Михаил Угаров в своём ЖЖ написал: «Давно надо перестать о чем-либо спорить, это я себе говорю. Тем более о современной драме». Тут же пояснил: «Позиция моя такая – я на другом берегу, у меня тут совсем другой вид, не как с того берега». А в комментариях ещё и уточнил, совсем трогательно: «А еще – ты кричишь на другой берег, а ветер сносит твои слова. Тебя не слышно, а выглядишь очень глупо»: http://m-u.livejournal.com/357365.html
Правда, на сей раз Угаров не услышал самого себя и уже на следующий день возобновил полемику. Но об этом – чуть ниже.
Пока ограничимся берегами.
В комментарии Markorol мысль Угарова творчески развивается: «Есть вещи, о которых люди даже спорить не могут, потому что они с разных берегов. Ну, это как с шашлычной «Антисоветская», например. О чем спорить Долгих и Подрабинеку?». На самом деле, Долгих и Подрабинеку очень даже есть о чём поспорить, начиная от роли КПСС и кончая названием упомянутой шашлычной. Только один не должен при этом спускать с поводка своего Миттельшнауцера, а второму, мягко говоря, не стоило в ответ впадать в истерику и нести очевидную ахинею. Альтернативой спору является лишь мордобой с привлечением разномастных Миттельшнауцеров. Так что приходится спорить.
Естественно, ни Подрабинек своих взглядов не изменит, ни Долгих от своей позиции не откажется. Смысл публичной дискуссии – не в том, чтобы перетянуть оппонента в свой лагерь, а в том, чтобы помочь неангажированному слушателю (читателю) сформулировать своё собственное мнение. В идеале, конечно, можно бы поискать точки соприкосновения, но у Подрабинека с Долгих таковых точно не найдётся. Но это всё так, к слову.
А теперь по делу. Угаров, полагаю, целит отнюдь не в меня прежде всего, но отчасти и в меня тоже. Он слышит голоса своих оппонентов; они (по крайней мере, некоторые из них) не менее чётко слышат, что он кричит со своего берега; только дело не в том, что и откуда кричат, а в том, что и откуда делают.
Между двумя берегами, как обычно, протекает река. Мы со своего берега говорим нашим визави: ребята, река общая, прекратите сбрасывать в неё мусор и сливать нечистоты. «Тот берег» отвечает: вы не понимаете, как сладок этот запах, и вообще весь цивилизованный мир давно уже только так и поступает. Мы: ребята, ваши «вложения» всё равно далеко не уплывут, их прибьёт к берегу (не исключено, что к нашему) на первом же повороте, а тем, кто дальше по течению, придётся чистить акваторию. Они: Ну, и что? А нам нравится, мы сами себе течение. Мы: выройте, пожалуйста, пруд на своей стороне и сбрасывайте в него всё, что вашим душам угодно. Они: а нам и так хорошо, и вообще, не хера воротить носы от естественных запахов. Мы: для подобного запаха существует предельно допустимая концентрация, её небезопасно превышать, от сгущения задохнутся все, река ведь не ваша, она общая. Они: кто был ничем, тот станет всем, была не наша – будет наша. Мы: не будет она вашей, не дождётесь. Они: что? нас плохо слышно, так что не будем спорить. Мы: вид с вашего берега, может, и другой, зато запах-то тот же самый. Они: нас плохо слышно, ветер всё сносит. Вот такой диалог.
Там, на том берегу, вообще ребята интересные. Когда Чехов им не нужен, они его охотно сбрасывают с корабля современности. Когда нужен – легко перетолковывают на свой лад. Что и сделал Угаров уже на следующий день (вот ведь хозяин своего слова – держал его больше 30 часов!). В защиту своей эстетики духовный лидер «новой драмы» разместил в своём журнале отрывок из письма Чехова М.В.Киселёвой. Нет, весь фрагмент я приводить не буду (см.: http://m-u.livejournal.com/357868.html), ограничусь только двумя ключевыми фразами: «Художественная литература потому и называется художественной, что рисует жизнь такою, какова она есть на самом деле». И дальше: «…ведь литератор не кондитер, не косметик, не увеселитель; он человек обязанный, законтрактованный сознанием своего долга и совестью; взявшись за гуж, он не должен говорить, что не дюж, и, как ему ни жутко, он обязан бороть свою брезгливость, марать своё воображение грязью жизни». Тут не поспоришь, марать обязан, а вот купаться в этой грязи, смаковать её, собирать в кучи и раскладывать по баночкам – это вряд ли. Литератор – не кондитер, но это не означает, что он жук навозный; не надо из одной крайности впадать в другую (Чехов, кстати, весьма не любил всякие крайности). Да, нелепо заставлять Левитана «рисовать дерево, приказав ему не трогать грязной коры и пожелтевшей листвы», но не менее нелепо, скверно намалевав подобие грязной коры и пожелтевшей листвы, уверять, будто это и есть сущность дерева.
Цитированием Чехова Угаров, впрочем, не ограничился – добавил несколько слов от себя лично: http://m-u.livejournal.com/358049.html. Фрагмент: «Очень полезно читать критиков-современников того же Чехова или Островского… Километрами написаны глупости и пошлости… Бездарность у критиков – это не то что Бог недодал таланта, а бесконечный повтор ошибок, которые можно было учесть и исправить. Еще провинциальность. Она бывает территориальная (типа в деревне Сидоровке гениев быть не может), а бывает провинциальность во времени – она в отношении к современнику». Опять-таки полагаю, что тут не только в мой огород булыжник, но и в мой тоже. Ну, пригвоздил! Правда, я не всё понял. Вот, допустим, «провинциальность во времени» – это что? Похоже на колхоз имени Рабиндраната Тагора – такое же красивое и бессмысленное словосочетание. Гений может родиться и в селе Константиново, и в деревне Сидоровка, но когда мне впаривают, будто в населённом пункте Имярек гении ходят строем, могу предположить два варианта, третьего не дано: или по указанному адресу нужно срочно выслать счётчики Гейгера, или перед нами «опять-таки случай так называемого вранья». Надеюсь, радиационный фон во владениях «новой драмы» остаётся в пределах нормы. А критиков читать вообще полезно. Вот только хвалители по части «глупости и пошлости» всегда превосходят хулителей; кто не верит, перечитайте «Луч света в тёмном царстве», небось со школы в руки не брали, а зря – обхохочетесь. Почитайте, что писали «критики-современники» о «Детях Ванюшина» и «Цене жизни», потом о «Любови Яровой» и «Разломе», потом о «Стряпухе» и «Платоне Кречете». Планка упала уже ниже уровня плинтуса, а одописцам от критики всё неймётся. Почитайте и Вы, Михаил Юрьевич, самому смешно станет.
С одной песни начинал, другой завершу. Есть такая: «С дальнего берега песня слышна». Вы спели, я проходил мимо, услышал. Слова разобрал, а вот мелодию Вы какую-то левую воспроизвели. Сфальшивили, короче.

Благодарю Алексея Битова за участие в подготовке поста.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 2021: 23 – 31 августа

    dik_dikij и poziloy Прощаемся с летом. 23 августа 2021 года умер Гоча Ломия. « Ломия... знаком советскому зрителю по своему экранному дебюту – в…

  • 2021: 12 – 22 августа

    dik_dikij и poziloy Продолжаем свою припозднившуюся «летопись». 12 августа 2021 года умерла Уна Стаббс. « Стаббс в Британии была известна как…

  • Год назад: 2020, 8 – 19 сентября

    dik_dikij и poziloy Ещё 12 дней прошлой осени. 8 сентября 2020 года умерла Нафисет Айтекова-Жанэ. « В 1961 году пришла на работу в Краснодарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments